Борьба с лодырями, или Как исправился товарищ Хренов

  • Тунеядцев в 50–60-е годы активно высмеивали в многочисленных плакатах и карикатурах
  • Борьба с лодырями, или Как исправился товарищ Хренов
60-е были отмечены усилением борьбы с тунеядцами. Причем меры к нежелающим трудиться официально принимались самые суровые. Вот как рассказывают об этом публикации «Волгоградской правды».

«...На скамье подсудимых два великовозрастных бездельника – Нечаев и Меньшиков. Разными путями пришли они сюда, но смысл их жизни одинаков – как можно меньше работать и как можно больше жить за чужой счет...» – так начинается заметка о судьбе двух товарищей.

Сообщается, что одному из них – Меньшикову – 42 года, он вполне здоров, но от труда уклонялся всячески, пьянствовал, систематически менял адреса, скрываясь от платежа алиментов детям.

«... Похождения этого бездельника стали известны в Руднянском районе, когда он прибыл в село Лопуховку и там женился. Недолго длилась его семейная жизнь. Меньшиков переезжает в Рудню и там снова бракосочетание. Через некоторое время «жених» появляется в селе Лемешкине и там обзаводится новой семьей. «Не ужился» он с очередной женой и в селе Большое Судачье, где и наступил конец его разгулу...»

В газете сообщается, что другой тунеядец – Нечаев – не ударил в колхозе палец о палец, калымил (о, ужас!). При этом его часто видели пьяным, и он нередко избивал свою жену.

«...Но сколько веревочке ни виться... Настал конец тунеядским похождениям двух бездельников. Народный суд Руднянского района вынес решение: выселить Меньшикова сроком на пять лет, а Нечаева на два года в специально отведенные места с обязательным привлечением к труду по месту поселения».

Как сообщил нештатный корреспондент газеты Кулькин, это решение суда общественность встретила с большим одобрением. Такой же была реакция зала после вынесения приговора некоему Гришину, получившему еще более суровое наказание. Об этом сообщает в газету прокурор Красноармейского района Боровицкий:

«...Он жил в поселке 6–9 Волго-Донского канала среди трудолюбивых и скромных людей. Но Гришина не устраивала жизнь рабочего человека. Систематически пьянствовал, в автобусах, на остановках, на улицах и в магазинах Гришин протягивал руку и просил подать ему 10–15 копеек...»

Дважды предупреждали Гришина, чтобы он прекратил попрошайничество, но он и слушать не хотел. И вот решением народного суда товарищ Гришин был осужден на два года лишения свободы. Суровые были времена…

Обычно народному суду предшествовал товарищеский. Здесь в роли судей, прокурора и присяжных выступали, как правило, коллеги проштрафившегося. Его распекали, и он по итогам должен был сделать выводы. Ведь следующий суд мог стать уже настоящим со всеми вытекающими последствиями.

И, кстати, нередко «товарищеских нахлобучек» хватало провинившимся, чтобы встать на правильный путь. Вот как рассказывает о таком случае с товарищем Хреновым председатель товарищеского суда станции Банная М. Карпова:

«...Недавно нам пришлось, как говорится, повозиться с некоторыми нарушителями. Рабочий пути Хренов частенько выпивал, нарушал общественный порядок. За него взялся коллектив, строго предупредил его, следил за работой, поведением...»

И это, сообщает судья в газету, дало результаты: Хренов исправился и стал одним из лучших в коллективе.

DNG

Поделиться в соцсетях