Бойцы «второго сорта»

С военнослужащих требуют документы, которые в годы Гражданской войны в Таджикистане никому не выдавались. Российских граждан – участников вооруженного конфликта, проходивших военную службу в условиях Гражданской войны в Республике Таджикистан, с 1 января 2012 года согласно Федеральному закону ФЗ-307 признали ветеранами. Но когда ветераны стали обращаться за получением заветного удостоверения, столкнулись с непреодолимым препятствием: с них требуют документы, которых в природе не существует.

Волгоградец Сергей Смирнов, который согласился на беседу с журналистом только при условии, что мы изменим в статье его имя, рассказал о своих мытарствах. Он проходил срочную службу по призыву в Коврове Владимирской области. По окончании срока службы подписал контракт и остался на сверхсрочную. За время своей контрактной службы дважды выезжал в, мягко говоря, неспокойный Таджикистан в длительные командировки и по нескольку месяцев согласно приказу военоначальников выполнял боевые задачи в горячей точке.

Бои на южной границе в 90-е годы прошлого века были преданы забвению на долгие годы. А тем, кто в них участвовал, не полагалось статуса ветеранов боевых действий. Несколько лет назад законодатели попытались исправить ошибку, восстановив справедливость. В 2011 году в закон о ветеранах внесли соответствующие поправки. Но в итоге получилось все, как в известном афоризме Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Ветераны-«таджики» на собственном примере убедились, что выбивать бандитов из их логова, брать штурмом высоту, где засели боевики, не сложнее, чем получить ветеранские корочки по действующим правилам.

– Я переписываюсь со своими бывшими сослуживцами. Все они в основном сейчас живут в Коврове, – рассказывает Сергей. – Они сначала каждый в одиночку попробовали получить удостоверение – не получилось. Сейчас пишут коллективные письма во все инстанции, подавали иск в суд. Из нашей части я в Волгограде один и в одиночку пытался добиться статуса. Когда понял, что в этом "поле» один не воин, обратился к правозащитникам.

Как сообщила председатель областной организации «Материнское право» Нина Пономарева, правозащитниками были собраны все документы для подтверждения того, что Смирнов участвовал в боевых действиях на территории Таджикистана в тревожный период (1992 год, 1993-1997 годы). Вместе с заявлением о просьбе выдать удостоверение в качестве приложения в Южный военный округ в Ростов-на-Дону в специальную комиссию по рассмотрению таких обращений были высланы копии документов, подтверждающих местонахождение контрактника Смирнова в зоне боевых действий.

– Приложили мы и заверенный послужной список Сергея Смирнова, в котором период службы в Таджикистане зачтен как один к трем, – разъяснила Нина Пономарева. – Такой привилегии по закону удостаиваются только участники боевых действий. Казалось бы, какие еще нужны доказательства? Через пять месяцев после неоднократных напоминаний о себе получили-таки ответ из комиссии по выдаче ветеранских удостоверений. Шаблонная справка: «… отказать в связи с тем, что не представлено документов, доказывающих участие в боевых действиях». Комиссия требует от претендентов на статус предоставить приказ командира воинской части о количестве суток непосредственного участия в боевых действиях. Казус же в том, что даже Министерство обороны страны открыто признало, что таких приказов в природе не существует, поскольку официально Россия не вела боевые действия в Таджикистане, и даже упоминать о боестолкновениях запрещалось действующими на тот момент нормативно-правовыми актами.

– Я имею непосредственное отношение к службе в Таджикистане, – признался Тимур, просивший не называть его фамилии. – Прибыл туда лейтенантом в 1990 году, убыл в конце 1999-го. Захватил все, что там было. В 92-м году принял пограничную заставу. В 93-м, еще до событий на 12-й заставе, было вооруженное вторжение между моей и 9-й заставой – группа боевиков, которую мы удачно разбили. Действительно, нам не давали возможности делать солдатам отметки в учетно-послужных карточках с формулировкой «боевые действия». «Исполнение задач в зоне вооруженного конфликта», и не более того. Мы же не знали, чем сегодня это обернется.

По словам правозащитников, выбить ветеранские корочки удается лишь единицам, в основном только тем, кто был ранен в Таджикистане или получил боевые награды в тот период. А сотням тех, кто за время службы не стал героем и не покалечился, из-за бюрократических препонов рассчитывать фактически не на что.

К слову, Президент России и Верховный главнокомандующий страны Владимир Путин пытался разрядить ситуацию с ветеранами-«таджиками», распорядившись 5 октября 2012 года: «…достаточно самого факта подтверждения того, что человек в определенный период времени проходил службу здесь, в Таджикистане. Не нужно никаких дополнительных бумаг требовать с них». Но и после этих слов главнокомандующего участники боевых действий получают отказ за отказом в выдаче ветеранских удостоверений.

– В отношении Сергея Смирнова мы сдаваться не собираемся, – заявила Нина Пономарева. – Подготовили обращение в московскую Центральную комиссию по выдаче ветеранских удостоверений. У этой вышестоящей инстанции нет права отменить принятое в округе решение или вынести свое, но она может повлиять на новое рассмотрение и вынесение справедливого решения в пользу участников боевых действий. Такая практика по "чеченским» бойцам уже есть. Не получится – будем обращаться в суд. Сейчас необходимо выработать юридически правильный алгоритм поведения при составлении исков в суд, выстраивании линии защиты интересов военнослужащих. Мы занимаемся этим вопросом, как и все правозащитные организации, которые входят в Союз комитетов солдатских матерей.

Но и участники боевых действий не сидят сложа руки. Так, например, майор запаса Андрей Гусев собирает в Интернете подписи под обращением к президенту, премьер-министру и Федеральному Собранию «от имени всех выполнявших свой воинский долг в Таджикистане в 90-е годы прошлого столетия». Цель обращения – сообщить чиновникам о «законодательном казусе» в долгожданных поправках к закону и не чинить препятствия в получении заслуженных ветеранских корочек.