Брат на брата

Казаки Второго Донского округа Области Войска Донского первыми на Дону восстали против большевиков, и большинство из них воевали под знаменами Белого дела. В хуторе Морском казаки до сих гордятся тем, что их предки поголовно воевали в рядах белых и не было среди них ни одного красногвардейца.

Воевали достойно, и об одном подвиге мне хотелось поведать читателям «ВП».

Середина 1918 года, разгар гражданской войны на Дону. На территории Области Войска Донского уже дейст­вовали до 14 белогвардейских отря­дов общей численностью 17 188 чело­век, имевших на вооружении 21 пушку и 58 пулеметов. Вскоре на вооружении Донской армии появились бронепоезда, захваченные в бою у красногвардейцев.

В состав 3-го бронепоездного дивизиона и 2-го броневого железнодорожного полка входил легкий бронепоезд «Генерал Бакланов», которым командовал сотник Фетисов. Бронепоезд взаимодействовал совместно с 3-м Донским корпусом.

В один из дней 1919 года командир бронепоезда направляет в станицу Нижне-Чирскую – окружному атаману Эрасту Генералову, письмо, в котором описывает подвиг казака Есауловской станицы М. Илькова:

«Свидетельствуя о смерти урядника Есауловской станицы Меркула Трофимовича Илькова, погибшего в бою с красногвардейцами 5 января 1919 г., сообщаю. Бесстрашный, храбрый воин, горящий любовью к родному делу, с риском для жизни, уже будучи раненым, вовремя затушил огонь загоревшихся снарядов на бронепоезде, чем спас его от взрыва. Честному, храброму казаку Илькову Меркулу, с беззаветной любовью отдавшему свою жизнь за вольность Дона, принадлежит слава героя-мученика. Прошу Вас передать его семье и родным низкий поклон. Память о нем не будет забыта теми, кому дорог Дон и его вольность казацкая. Слава честь казаку-герою, отдавшему для блага ея свою жизнь!»

10 сентября 1919 года окружной атаман полковник Генералов издает приказ за № 84 для прочтения «сообщения начальника поезда «Генерал Бакланов» на станичных и хуторских сборах. От себя атаман добавил:

«Беспримерное мужество и героизм Илькова должны навсегда запечатлеться в сердцах каждого прослышавшего про его подвиг, и пробудет в сознании, что велика мощь казачья, в особенности когда она проявляется в любви к Дону и стремлении к защите его от врагов. Предлагаю есауловцам сейчас же открыть сбор пожертвований на памятник павшему герою».

Начался ли сбор пожертвований или нет – нам неизвестно. Скорее всего, нет, так как большинство казаков находились на фронте, а оставшиеся в тылу испытывали нужду, помогая чем можно казачьему фронту. Неизвестен нам и факт награждения за этот подвиг Меркула Трофимовича. Возможно, близкие родственники и получили Георгиевский крест, но это уже другая история.