Четыре войны Сергея Дядича

В разные годы немало наших земляков проходили воинскую службу в "крылатой гвардии".

В Волгограде ветераны ВДВ из рядового и сержантского составов девять лет назад объединились в городскую общественную организацию "Союз воинов-десантников", входящую в Союз десантников России.

Чему научил «Искатель»

Сергей Дядич - ветеран четырех вооруженных конфликтов на территории бывшего СССР, еще в школьной юности занимался в волгоградском военно-патриотическом клубе десантного профиля «Искатель».

И, наверное, именно поэтому в 1989 году был призван на воинскую службу в 12?ю бригаду специального назначения, дислоцировавшуюся в Грузии – то есть в спецназ Главного разведуправления Генштаба Вооруженных сил РФ.

В его составе принимал участие в карабахском конфликте и был в Южной Осетии, когда в 1990 году, в пору правления Звиада Гамсахурдии, грузинские подразделения организовали блокаду Цхинвала.

– Сквозь кольцо окружения, через окно, существовавшее в Джавском районе, мы проводили в Цхинвал колонны с продуктами и другими гуманитарными грузами – вспоминает Сергей.

Вскоре, вместе с развалом Советского Союза, начался вывод войск из Закавказья. Дядич, вернувшись в Волгоград, стал служить по контракту в разведбате 8?го армейского корпуса, в разведывательно-десантной роте. Так началась его служба в десанте.

Дело было в Чечне...

Хотя формально он был не в ВДВ, но около 50 раз для решения важных боевых задач ему совместно с разведгруппой приходилось десантироваться с парашютом в небе Чечни.

Прыгать надо было с транспортного самолета Ан-12, с вертолетов. В том числе и ночью. Даже форма у разведчиков была такой же, как у десантников – тельняшка, берет, голубые погоны.

– В разведке все просто, – рассказывает Дядич. – Либо ты четко, спокойно сходил на задание и вернулся обратно без выстрелов, либо попал под раздачу – это когда разведчики вступают в боестолкновение с противником.

Тогда, говорит, бывает очень тяжело: разведгруппа, вооруженная только лишь легким оружием, находится на контролируемой противником территории, и неизбежны людские потери. Шансы спастись в такой ситуации стремятся к нулю.

– В Чечне в станице Петропавловской, - вспоминает Сергей, - нам была поставлена задача: взять мост через Сунжу, отсечь боевиков и обеспечить проход для десантной бригады на Аргун. Работы, как мы предполагали, было часа на четыре, но пришлось быть там все двадцать восемь!

За то сражение старшина роты Виктор Пономарев получил звание Героя России.

А в самом Грозном группа Дядича участвовала в боях за консервный завод, за больничный комплекс, за площадь «Минутка».

- Мы там повсюду шли впереди подразделений 8?го корпуса, разведывали обстановку для него, - вспоминает Сергей. - Особого романтизма при этом не было: война – это всегда грязно, страшно и холодно.

Штурм под Новый год

Первый штурм Грозного был новогодней ночью 31 декабря 1994 года.

- Начался этот день с того, что нас построили на базе в Толстом Юрте, - вспоимнает Сергей, - рассадили по машинам и в Грозный направили.

На подступах к нему, возле моста, и случился первый бой. Сражались до самого наступления Нового года - ровно в полночь схватка закончилась.

- И мы отпраздновали Новый год, открыв армейские консервы и попив чаю, а через час стрельба возобновилась, - говорит Дядич.

Пробыли бойцы там до утра, а потом пошли на грозненский больничный комплекс. Там, в хирургическом отделении, располагался штаб батальона.

- К слову, в фильме Александра Невзорова «Чистилище» об этих событиях чушь показана, - считает Сергей. - На самом деле больничный комплекс Грозного не переходил из рук в руки – как наши овладели им, так там и находились. И никто там по своим солдатам на танке не ездил. В том месте, где танк якобы ездил по телам наших солдат, на самом деле находился госпиталь с бомбоубежищем, в нем проводились хирургические операции. То есть все было значительно проще, чем в фильме Невзорова.

Бывших не бывает

– Вошел в Чечню наш разведбат в составе 175 человек, и только 36 человек из его прежнего состава вышли из Грозного 18 февраля 1995 года, - говорит Сергей. - А остальные – кто погиб, кто ранен…

Основные потери были 31 декабря, в боях возле станицы Петропавловской, а также с 1 по 3 января, в боях за центр Грозного. Третьего января Сергея Дядича ранило осколком.

- Случилось это так: вышли мы вчетвером из штаба, встали за БТРом, обсуждая ситуацию, и прямо в БТР осколочный снаряд попал! - говорит Сергей. - Ранены были два ротных командира, начальник связи батальона и я, замкомандира разведвзвода.

После ранения он дважды ездил в командировки в Чечню. Был под Гудермесом, участвовал в разминировании железнодорожной ветки – снимал мины, установленные вдоль железнодорожной насыпи…

Из армии Сергей Дядич уволился в 1997 году, будучи кавалером ордена Мужества и награжденным двумя медалями «За отличие в воинской службе» I и II степеней. А потом он участвовал в создании волгоградского Союза воинов-десантников, сейчас – заместитель председателя организации. Говорит:

- Жалко, что от былой десантной службы не осталось никаких снимков. Разведчикам фотографироваться было запрещено, да и плохой приметой считалось «сфоткаться» перед уходом на задание…

Андрей Андриевский, председатель волгоградского Союза воинов-десантников:

– Одно из основных направлений деятельности нашей общественной организации – работа с молодежью. Есть у нас военно-патриотический клуб «Ратник», где занимаются на постоянной основе порядка шестидесяти допризывников. В программе подготовки – бокс, общефизическая подготовка, прыжки с парашютом. Основная работа ведется по линии региональной организации ДОСААФ, но со стороны Союза воинов-десантников в ней участвуют наши инструкторы. В стране создаются новые десантно-штурмовые полки, бригады и дивизии, но людей для их укомплектования сейчас остро не хватает. Вот мы и помогаем таким образом решать проблемы пополнения призывниками частей ВДВ.