Чистосердечное признание в любви

Чистосердечное признание в любви
В тюрьме заключенный написал книгу, которую посвятил своей подельнице.История о том, как кассир почты украла 7,5 млн, предназначавшихся для выплат пенсионеров, а затем вместе с любовником сбежала из родного городка, имела оглушительный резонанс. Теперь непосредственный участник тех событий положил этот криминальный сюжет в основу своего романа.

Его по телевизору показывали

О Бони и Клайде, как окрестили Настю Черепанову и Игоря Матюкова, не писал и не снимал только ленивый. Сначала они охотно давали интервью, с удовольствием позировали перед объективами фото- и видеокамер, но обидевшись на «недостоверное освещение событий в прессе», после оглашения приговора, который посчитали чрезмерно суровым, наотрез отказывались от общения с журналистами. Никакие громкие названия столичных телекомпаний не помогали переубедить Бони и Клайда нарушить обет молчания.

Но недавно "Волгоградка" получила от отбывающего наказание Игоря Матюкова приглашение встретиться. Он признался, что только что закончил свою книгу, в которой подробно, как в полицейском протоколе описывает все, что произошло с ним и Настей: с момента знакомства до задержания их сотрудниками правоохранительных органов. И он по какой-то причине выбрал наше издание в качестве первого читателя, который сможет не только узнать правду, проникнуться их страстной любовью, объясняющей мотив преступления», но и напомнить общественности, что Бони и Клайд, хоть и пребывают в разлуке (отбывают сроки в разных зонах), по-прежнему любят друг друга и ни в чем не раскаиваются.

По словам начальника Камышинской исправительной колонии общего режима № 5 Николая Авакяна, осужденный Матюков не характеризуется ни хорошо, ни плохо (есть как поощрения, так и замечания).

– Матюков пребывает в состоянии эйфории, он знаменитость, его по телевизору показывали. Сейчас .отходит потихоньку, вот с вами согласился встретиться, – рассказывает Николай Авакян. – Режим у нас хоть и общий, но контингент сложный, нет ни одного осужденного, чтобы за плечами было меньше четырех судимостей, а есть и по 11 «ходок». К слову, у Матюкова это четвертая судимость. Были в его биографии кража, грабеж. Первая судимость – в 17 лет. Видимо, с этого возраста он мечтал о легких деньгах и красивой жизни. Его, в отличие от многих осужденных ,навещают родители. Наша задача сейчас его трудоустроить, чтоб польза была, и для условно-досрочного освобождения это важно. Но пока об этом говорить рано. По приговору ему отбывать наказание до 2016 года.

52 дня жизни

С Матюковым мы беседовали в присутствии представителя исправительного учреждения. За время, проведенное в неволе, осунулся, похудел, но вел себя уверенно, даже с некоторым вызовом.

– Печально, что так все… Но за это стоит страдануть. Я, может, ради этих 52 дней и жил. (За это время оперативники установили их местонахождение и задержали. – Прим. автора.) Мы с Настей знаем, за что сидим. Это делалось для того, чтобы устроить свадьбу и свадебное путешествие. Мы с Настей обвенчались в церкви. То бишь мы хотели понять, ощутить на себе все прелести той жизни, которую мы знаем из телевизора и книжек. Про это все я написал книгу. Шесть месяцев писал. Я думаю, это будет интересно. Сейчас работаю над второй частью, о теперешнем нашем периоде жизни. А вообще, их будет три тома.

Первая часть трилогии – две общие тетрадки, исписанные мелким почерком. Судя по огромному количеству ошибок, отличником по русскому языку Игорь Матюков в школе не был. В предисловии говорится: «…Книга написана про меня и мою поддельнетцу, зовут ее Настя Черепанова. Но многим мы известны, как «Бони и Клайд». Я знаю очень многие хотят знать правду тех событий которые произошли с нами. И даже скажу больше, многие бы хотели оказаться на нашем месте, и поучаствовать во всем этом лично. Я даже не знаю как это назвать приключения, роман или трильлер. Вывод будите делать сами. Но одно могу вам сказать, что все это написано мною лично и так как это было на самом деле. Не будет придуманных имен, вымышленных сцен, только правда. Я постораюсь изложить все это так. Что-бы ты, читатель, пережил это все, в месте сомной…» (орфография и пунктуация автора сохранены).

Игорь Матюков признался, что книжек других авторов не читает: «Вдруг попадется такая и что-то отложится в голове». Он практически не сомневается, что его произведение получит ошеломительный успех, поскольку эта история страстной любви познавательна, увлекательна и чем не сценарий для художественного фильма.

– Да, у мня была семья, двое детей. Но каждый день работа-дом, дом-работа. Не было той искры жизненной. А когда я встретил Настю, то влюбился, но сначала держал границу. Потом мы поняли, что не можем друг без друга. Нужно было что-то делать. Нужно было уезжать из Серафимовича. А с чем уехать? Кому мы нужны без денег? Однажды мы сидели за столом с Настей, говорили за жизнь, и я в шутку сказал: «Может, позаимствуем у тебя на работе пару миллионов, а потом вернем». Я казню себя за те слова. Она так и сделала. Ну а потом все закрутилось, механизм остановить было невозможно. Я больше всего жалею, что не смог ее тогда отговорить.

У государства "занял"

Матюкова не мучают угрызения совести по поводу того, что они космическими темпами прожирали деньги пенсионеров. Более того, обижается и абсолютно не согласен с данными обвинениями.

– Да не у пенсионеров мы брали деньги, а у государства. Пенсионеры не пострадали, им все выплатили вовремя. А на нас с Настей столько грязи вылили – мол, бабушек ограбили, – стоит на своем Матюков.

Он подробно описывал суровую жизнь матери-одиночки Насти Черепановой, которая на 5 тысяч в месяц впроголодь и в мечтах о красивой одежде для себя и дочки страдала от нищеты.

Но наличие внушительной суммы быстро излечило от необходимости считать каждую копейку.

– А вы считаете, это большая сумма?! – недоумевает бывший таксист Игорь Матюков. – Это вообще ни о чем. Но эти фантики позволили ощутить прелести независимости, когда имеешь все. Я никогда не мог позволить себе купить машину за миллион, а здесь в Москве в салоне выбрал лучшую. Мы не считали денег, но и в саунах, и соляриях, и казино не кутили. Жили нормальной семейной жизнью. Купили в Славенске-на-Кубани дом, думали, как будем зарабатывать, когда деньги кончатся. Я собирался на "Хамере" на свадьбах подрабатывать, Настя хорошо знает английский, могла бы детей учить.

Матюков признался, что они ни от кого не прятались и при этом каждый день ждали, что за ними придут. Это отравляло жизнь влюбленных, но не настолько, чтобы пойти и сдаться. Они продолжали упиваться сытой жизнью.

Ушел в тираж

По материалам следствия, за 52 дня богатой жизни новобрачных от семи с лишним миллионов осталось 380 тысяч.

Игорь Матюков клянется, что без Насти жить не может, любит до умопомрачения. Строчит ей письма в колонию, но ни на одно не получил ответа. Матюков считает, что это в администрации колоний не дают возможности им общаться в письмах. Он не хочет верить в то, что его подельница, она же жена, она же любимая, просто не хочет отвечать на его послания. А он посвятил ей не только книгу. Матюков пишет стихи, песни, которые сам же и исполняет, и мечтает, что будет организован его сольный концерт в поддержку женщин, находящихся в заключении, и все свои творения он споет Насте сам. А пока вся зона переписывает его стихи и посылает своим подругам на волю.

В отличие от бывалого Игоря Матюкова, Анастасия Черепанова за решеткой оказалась впервые. Не исключено, что за первые месяцы, проведенные в колонии, она его разлюбила, если не сказать больше, возненавидела. Анастасия Черепанова не сразу, но дала согласие на встречу с нами. Скоро мы узнаем ответ на этот вопрос. А в качестве подарка, с согласия автора, "Волгоградка" вручит ей ксерокопию книги. Уж Насте Черепановой, вне всяких сомнений, интересно будет узнать, как ее Клайд описал все случившиеся с ними.

Поделиться в соцсетях