Чужие как свои

Если историю приемной мамы Светланы Соличевой перенести на киноэкран, то получится захватывающий сериал, заставляющий сопереживать и радоваться. Восьми детям, по разным причинам оставшимся без попечения родителей, волгоградка подарила счастье чувствовать себя нужными.

«Молчу – значит, обиделась»

Сама Светлана Соличева росла в многодетной семье. И только став взрослой, узнала, что не все 11 детей, которых подняли на ноги ее родители, были родными.

– Воспитывать довольно трудно, – замечает приемная мама. – Каждый раз, когда следовало бы поругать или наказать кого-то из своих ребят, сделать им замечание, спрашиваю себя: «Как бы поступила, если бы это были родные дети или внуки?!» И это дает результаты. Самое большое наказание для них – мое молчание. Они даже готовы сами себя лишить сладкого, только бы я разговаривала. Конечно, дети взрослеют, и с каждым годом между нами становится больше взаимопонимания, я все чаще слышу: «Чем тебе помочь сегодня?»

Светлана Степановна считает, что главное – находить нужные слова в общении с подопечными, давать право выбора и постепенно приучать к труду. Но при этом подчеркивает: надо хорошо все обдумать, прежде чем взять чужого ребенка в семью. Ведь на его дальнейшем поведении очень отражается, когда взрослые, не справившись с воспитанием, возвращают его обратно в детдом. А такое бывает нередко. Многие ее приемные дети прошли через это. Стоило больших усилий, чтобы они поверили: их действительно любят и принимают такими, какие они есть.

Другого дома не надо

Еще с мужем Светлана Соличева хотела взять на воспитание ребенка, оставшегося без попечения родителей. Свои сын и дочь выросли, живут отдельно. А нерастраченной добротой, теплотой, любовью так хочется с кем-то поделиться.

– Практически каждый месяц мы заезжали в один из детдомов и привозили ребятам гостинцы – печенье, конфеты, оказывали другую посильную помощь, – вспоминает Светлана Степановна. – Когда супруг погиб, я, чтобы не оставаться в одиночестве, обратилась в органы опеки и попечительства. Хотела взять девочку. Мне позвонили, когда отдыхала с первым внуком на море. Сразу сказала: «Никому не отдавайте ребенка!» Так пять лет назад в семью вошла 5-летняя Даша. Зайдя во двор, она сказала: «Мне здесь нравится!» Но притирались мы друг к другу целый год. Зато теперь она моя первая помощница.

А два года назад Соличевой позвонили из опеки и попросили взять восьмилетнего Гришу. «Когда увидела его улыбку, просто растаяла», – вспоминает приемная мама.

Целый месяц мальчик никак не называл Светлану Соличеву и, чуть что, повторял: «Ты мне никто! Меня все равно заберут мои родители!» Как выяснилось, ребенок помнил только приемных родителей, которые взяли его в семью, потом вернули обратно в соцучреждение, но обещали, что это ненадолго. И Гриша верил, ждал… Сегодня, как и другие дети, он ходит со счастливыми глазами на занятия, играет во дворе, помогает по дому и приглядывает за самыми маленькими. Ему, как и остальным, другого дома не надо.

Светлана Степановна рада, что ее поддержали родные дети. Дочь Екатерина даже уговаривала маму взять очередного ребенка: «Я тебе буду во всем помогать!» Сын же Алексей сразу заявил в органах опеки: «Решение мамы не оспаривается!» А главное – для новоиспеченных братьев и сестер они авторитет.

«Я просто их люблю!»

Даша, Гриша, Валера, Ира, Дима, Люда, Ваня и еще Дима – все зовут ее мамой. Младшему – 4 годика, старшему – 18 лет. Светлана Соличества с материнским теплом рассказывает о каждом. Истории разные. Так, трех детей – двух братьев и сестру – полтора года назад забрала из дома малютки и социально-реабилитационных центров в Астрахани: попросили поднять на ноги знакомые, которых знала по военной службе мужа. А вот Дима-старший осиротел в 17. Учитывая, что это ребенок с ограниченными возможностями здоровья, органы опеки решили определить его в семью хотя бы до совершеннолетия.

– Помню, как мы пришли решать вопрос с профессиональным обучением – список училищ дали в органах опеки. А Дима подумал, что закончилось время его опеки и я определяю его в соцучреждение, – рассказывает Светлана Степановна. – Спрашиваю: «Все в порядке? Почему сидишь, опустив голову?» И вижу в его глазах слезы. А когда сказала, что никогда не брошу, Дима заплакал. До сих пор перед глазами, как он своими большими руками размазывает по лицу льющиеся слезы… Эти дети очень благодарные. Если честно, я ведь думала взять на воспитание одного ребенка, а в итоге стала приемной мамой для целых восьми! Когда спрашивают: «Зачем?» – отвечаю: «Я просто люблю детей!» И самая большая наша мечта – сесть всем вместе за один стол в просторной кухне. Наша-то давно маловата…

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Заместитель председателя областного комитета образования и науки – начальник отдела специального образования и защиты прав детей Лариса Кожевникова: В нашем регионе в приемных и замещающих семьях воспитывается более 7,5 тыс. детей. Все они до недавнего времени находились в государственных учреждениях. Мы уже вышли на второе место в стране по семейному устройству. Стараемся, чтобы дети, имеющие ограниченные возможности здоровья, инвалидность, тоже попадали в семьи.

Но одно дело – устроить туда ребенка. Другое – поддержать приемных родителей, опекунов. И это не только материальная сторона вопроса. Но и моральная, психологическая. И у нас, к примеру, работают школы для приемных родителей, клубы замещающих семей, службы содействия семейному устройству и постинтернатному сопровождению. Последние, причем даже там, где закрылись учреждения для детей, оставшихся без попечения родителей и детей-сирот. Мы держим тесные контакты с приемными и замещающими семьями.

Да, бывают у нас и случаи вторичного сиротства. В 2014 году их было 70. В этом – чуть больше 10. Причины разные – родители не рассчитали своих сил, не имели достаточных знаний, сам ребенок по каким-то причинам не социализировался в семье. Но мы стараемся не возвращать таких детей обратно в госучреждение, а найти семью, где они себя чувствовали бы комфортно. Те, кто остался без попечения родителей или стал сиротой, много пережили. И задача приемных родителей, опекунов – отогреть их сердца.

Фото: Александр Куликов