Дед за внука

В редакцию «Волгоградской правды» пенсионер Анатолий Шагин принес толстую кипу отказов из различных инстанций: «Мне до слез обидно за внука. Такая ужасная несправедливость... Я знаю, что такое война, я дитя Сталинграда. Денису довелось познать этот ужас, терять боевых товарищей, смотреть в глаза смерти.

Этот кошмар долго не оставлял его. Внук ничего не рассказывал, только каждую ночь кричал во сне, потому что вновь и вновь шел в бой вместе с сослуживцами, отстаивал суверенитет нашей страны. Но сейчас государство не хочет признать его участие в боевых действиях. Несмотря на запись в военном билете, внуку отказывают в выдаче удостоверения».

Не было такой операции.

В военном билете рядового Дениса Рыбинцева записано: «С 29 января 2000 года по 6 декабря 2001 года он выполнял задачи по ликвидации последствий Осетино-Ингушского конфликта... С 3 июля по 5 августа выполнял задачи в боевых действиях по обеспечению правопорядка и общественной безопасности на территории Северо-Кавказского региона... В соответствии с Указом Президента РФ, приказом МВД РФ, постановлением Правительства РФ указанный период подлежит зачету в выслугу лет (трудовой стаж) один месяц службы за три месяца». К слову, такой привилегии служивые люди удостаиваются только за особые боевые заслуги перед государством. Так почему же Денису Рыбинцеву сегодня отказывают в выдаче удостоверения на том основании, что участия в боевых действиях он не принимал?
Денис Рыбинцев на предложение встретиться согласился с большой неохотой: «Вы думаете можно прошибить эту бюрократическую машину? Куда мы только не обращались: и в военную прокуратуру, и в ГУВД по Волгоградской области, и в свою воинскую часть, в суд иск подавал, даже президенту и премьер-министру писали. Результата нет. Обидно, когда мы свой долг выполнили, а потом про это просто забыли. Это унизительно каждый раз доказывать, что ты там не прохлаждался, а воевал. Нам удалось выполнить боевую задачу, посчастливилось выжить, – и это главное. Честь и достоинство превыше этой бюрократической возни. Но дедушка не сдается, надеется, что справедливость восторжествует».
По словам Дениса, демобилизовался он в 2001 году, а об удостоверениях «Ветеран боевых действий» случайно узнал только в 2004 году от своих бывших сослуживцев, многие из которых такие удостоверения, дающие право на льготы и компенсации, уже получили. Рыбинцев обратился в военкомат Дзержинского района, где внимательно изучили отметки в военном билете и заявили, что Денису полагается такое удостоверение. Его попросили, как положено, написать ходатайство на имя начальника ГУВД, приложить к нему две фотографии и копию военного билета. Сотрудники военкомата заверили Рыбинцева, что сами перешлют документы в управление кадров ГУВД Волгоградской области, где собственно и будет выдаваться удостоверение.
– Время шло, но никто нас не вызывал. Ходили с дедом по очереди узнавать, когда же выдадут удостоверение, но нам каждый раз заявляли, что мои документы находятся на комиссии, – рассказывает Денис. – А через несколько месяцев мне заявили, что представленных мною документов недостаточно для выдачи удостоверения. В управлении кадров мне посоветовали обратиться в войсковую часть, в которой проходил службу. Я так и сделал. Из Чечни мне прислали выписки из приказов и справку, подтверждающие факт выполнения мною задач в ходе контртеррористической операции. Как только получил, сразу же направил эти документы в ГУВД, а вскоре получил письменный отказ в выдаче удостоверения в виду отсутствия в представленных мною документах «сведений, подтверждающих мое участие в боевых действиях».
Рыбинцевы направили жалобу сначала в военную прокуратуру Волгоградского гарнизона, затем в Волгоградскую областную прокуратуру. Ведомствами были проведены собственные проверки, и каждый раз запрашивалась информация из воинской части. На основании присланных из Чечни документов военная и областная прокуратуры пришли к выводу, что отказ в выдаче удостоверения был неправомерен и не обоснован.
– Мы были уверены, что теперь-то получим удостоверение, но не тут-то было, – говорит Денис. – Несмотря на внесенное прокуратурой представление мне в очередной раз отказали в выдаче удостоверения, сославшись на не предоставление мною документов, подтверждающих факт выполнения мною задач в контртеррористической операции. Трижды воинская часть присылала документы о моем участии, но, по всей видимости, ГУВД их признавать не хотели. Мы обратились в суд. Я пытался там доказать свою правоту, но меня и слушать не хотели. Мне пытались доказать, что когда я служил, якобы вышло постановление о том, что контртеррористическая операция была отменена. Но я там был и знаю, что там было на самом деле. Наши парни погибали и получали ранения не в результате несчастного случая, а в боях с террористами. После этого суда, у меня просто руки опустились. И только дед не сдается. Пишет письма во все инстанции, президенту и премьер-министру.

Время прошло – подросли сыновья…

Как призналась Нина Пономарева – председатель Волгоградской областной правозащитной организации «Материнское право», обращения молодых людей, которые служили в «горячих точках», не редкость.
– Проблема в том, что в воинских частях за многие годы так и не научились информировать военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях, о гарантированных им законом льготах и компенсациях. Они узнают о них случайно, чаще всего от своих знакомых, бывших сослуживцев. Для получения удостоверения нужен один единственный документ «Выписка из приказа о количестве дней непосредственного участия в боевых действиях», составленный по форме, утвержденной командующим группировкой войск. Никакая другая справка, хоть с тремя печатями воинской части, права на получение удостоверения не дает.
Судя по обращениям к нам бывших военнослужащих, к ГУВД претензий немного, чего не скажешь про структуры Министерства обороны. Сложно бывает найти воинскую часть, где служил молодой человек: то расформировали, то передислоцировали. Пока найдешь с кого спросить, уходят месяцы, а нередко и годы. Например, Алексей Кравцов из Волжского разыскивает документы, подтверждающие его участие в боевых действиях 7 лет. Он за это время женился, ребенок в молодой семье появился, который в этом году пошел в школу. Но даже, когда документы удается собрать, вопрос о выдаче удостоверения рассматривает комиссия военного округа. Я не знаю, с какой периодичностью она заседает, но молодые люди ждут решения о выдаче удостоверения годами.
Можно было легко решить множество проблем. Для этого и нужно, чтобы удостоверения «Ветерана боевых действий» выдавалось прямо в воинской части. Такие примеры есть, но их не много, и они, как правило, являются исключением из правил. Я бы посоветовала всем, кто побывал в горячих точках не тянуть время, а сразу хлопотать о выдаче удостоверения и активнее отстаивать свои права

Из-за ошибок переписка ведется годами.

Мы попросили прокомментировать ситуацию с выдачей удостоверений в целом и в частности с Денисом Рыбинцевым заместителя начальника отдела кадров Управления по работе с личным составом ГУ МВД РФ по Волгоградской области Александра Пантелеева:
– Я занимаюсь этими проблемами много лет. Они возникают по многим причинам. Мы действуем строго на основании приказов, постановлений правительства, закона «О ветеранах» и не имеем права на отступление от этих канонов. Мы можем выдать удостоверение только после того как будут представлены документы, оформленные соответствующим образом. Что касается Дениса Рыбинцева, то мы их не получили. Но в отказе о выдаче удостоверения, который был направлен Рыбинцеву, четко сказано, что как только такие документы у нас появятся, комиссия рассмотрит вопрос о выдаче удостоверения повторно. Мы и сейчас не отказываемся от этих слов. Мы не чиним препятствий, а напротив стараемся всячески помочь участникам боевых действий получить удостоверения. Много примеров, когда мы годами ведем переписку с архивами для того, чтобы получить необходимые для получения удостоверения документы. Когда приходят бывшие военнослужащие, призванные военкоматом, но отслужившие во внутренних войсках, бывает, что либо документы оформлены не так, как положено, либо ошиблись в отчестве, фамилии. Нам приходится все перепроверять и устранять недочеты, а поскольку речь идет о разных ведомствах, сделать это бывает не просто.

Вместе послесловия.

Когда материал готовился к печати правозащитная организация «Материнское право» получила ответ, к слову четвертый по счету, из воинской части, где служил Денис Рыбинцев. По словам правозащитников ответ от лукавого: с одной стороны командир части признает, что рядовой Рыбинцев участвовал в выполнении задач, которые дают право засчитать этот период службы в расчете один месяц за три. Напомним, что это право предоставляется по закону участникам боевых действий. И тут же командир части утверждает, что Денис Рыбинцев в боевых действиях участия не принимал. Правозащитники считают, что помочь разрешить эти противоречия можно будет только в суде. Вот только формулировка исковых требований должна измениться. В суде предстоит не оспорить отказ в выдаче удостоверения, а установить факт участия в боевых действиях Рыбинцева.