Добровольные помощники советской милиции

Первые добровольные народные дружины (ДНД) в СССР были сформированы в 1958 году коллективами некоторых предприятий Ленинграда для охраны общественного порядка.

Позже такие дружины появились и в других крупных промышленных центрах.

Обычно дружинники с красными повязками на рукаве (позже с нагрудными значками) по нескольку человек обходили улицы советских городов и следили за порядком. У них были достаточно широкие полномочия, они имели право задержать человека и доставить его в отделение милиции.

Участие в ДНД считалось общественной работой и поощрялось руководством предприятий и организаций, партийными и комсомольскими организациями.

Добровольность, впрочем, была условной. Люди на предприятиях часто шли дежурить только ради отгулов. Ходили по центральным улицам, стараясь не вмешиваться в конфликтные ситуации.

При первой же возможности снимали повязки и шли по своим делам. Если стояли холода, дружинники прочесывали все магазины подряд или прятались на лестничных клетках жилых домов. Хулиганов, по счастью, нигде не встречалось. Иногда пожилые дамы останавливали бегущего малыша и делали ему внушение, чтобы ходил тихо.

И тем не менее добровольные народные дружины, особенно в первые годы, внесли значительный вклад в противодействие преступности.

Около тысячи дружинников были награждены правительственными орденами и медалями, более шести тысяч - медалью "За отличную службу по охране общественного порядка", еще несколько тысяч отмечены почетным знаком "Отличный дружинник", почетными грамотами и ценными именными подарками.

В 1984 году в СССР насчитывалось 282 тыс. дружин (в составе которых действовало 40 тыс. оперативных комсомольских отрядов), 50 тыс. пунктов охраны общественного порядка и 13 млн дружинников, ежедневно на дежурство выходили до 400 тыс. человек.

Борис Нарыжный:

- В девятом классе вместе с еще несколькими мальчишками из нашей школы я вышел на первое дежурство. Настроение замечательное, мы - добрая сила на страже закона. Вот только от кого его защищать?! Но не прошло и получаса, как на горизонте появился мужичок, выписывавший на проезжей части такие кренделя, что встречные авто едва успевали уворачиваться. Стремительно иду на сближение и вдруг с ужасом понимаю, что это не кто иной, как мой родной дядя. Всего пару недель назад он у нас появился. Его прислали к нам на исправление, чтобы отец как старший брат наставил младшего на путь истинный. Стыдоба жуткая. Городок маленький, нас все знают, а тут он, вопящий так, что за три улицы слышно. Схватив дядьку за руку, оттаскиваю его в сторону и уговариваю замолчать. Бесполезно. И тут, сам от себя такого не ожидая, я бью его в живот так, что он разом умолк. Да так основательно, что до самого дома, куда я его привел, не издал ни звука. Правда, там, закрывшись в туалете, начал орать, что его убивают. Процесс перевоспитания прервался на старте, дядьке пришлось уехать…

Рашид Бильданов:

- Я однажды оказался "добровольным помощником" нашей славной милиции, и воспоминание не самое приятное. Иду поздно вечером домой по закоулкам городка, где учился, и вдруг вопль: "Держи его!" Мимо ракетой проносится парень, я хлопаю ушами. Спустя мгновение со мной поравнялся запыхавшийся милиционер. "Что случилось?" - спрашиваю. "Девушку хотел изнасиловать", - объяснил он. Резко стартую, вскоре появляется спина, неожиданно швыряю в нее сумку, попадаю точно в цель - беглец падает. Я сверху! Герой! Через секунд 20 появляется правоохранитель. Поначалу он орет на преступную личность, а потом просит меня сходить за подмогой. Дело происходит недалеко от центра, милиционера нахожу быстро, но возвратившись вместе с сержантом, вижу только первого милиционера. Вновь прибывший начинает темпераментно выяснять у первого, что происходит. Ор стихает, они переходят чуть ли не на шепот и, наконец, предлагают мне идти по своим делам. Я ошеломлен и, только дойдя до дома, начинаю догадываться, что граждане правоохранители со злодеем договорились. Что рассказ о сбежавшем насильнике не больше, чем сказка. Искать нехороших служителей правопорядка, уличать - нет никакого желания. Да и кто мне поверит - один голос против двух.

Станислав Борошко:

- Ловить уголовников не приходилось, а вот с обэхаэсэсниками в рейды ходил. Кто не помнит - это борцы с расхитителями социалистической собственности. Вместе с милиционерами идем в ресторан, дабы уличить буфетчика в продаже спиртных напитков на вынос. Это самый банальный побочный бизнес в советском общепите, есть вещи куда серьезнее, но не мне же выбирать. Моя задача - выступить в роли подставного, спровоцировать буфетчика на продажу водки. У бармена в руке свежий номер популярнейшего еженедельника "Футбол - хоккей". Я цепляюсь за сей факт, перекидываемся парой фраз о насущных делах любимой команды. После чего он продает мне бутылочку беленькой, и тут из "кустов" появляются люди в погонах. Поначалу ничего особого не чувствую. Разве что удовлетворение от не напрасно потерянного времени. Вскоре замечаю, что буфетчик не особо удручен случившимся, но категорически не смотрит в мою сторону. На душе становится мрачно, причем чувство это стремительно крепчает. На кой ляд трепал с ним о футболе… Больше в такие игры не играл.

Фото back-in-ussr.com

Поделиться в соцсетях