Догнать и перегнать электронку

Догнать и перегнать электронку
Человечество придумало почту еще в незапамятные времена. В каменном веке оно обменивалось известиями с помощью дыма костра и ударов в сигнальный барабан. Потом объяснения в любви, предупреждения о начале войны и прочие новости передавали с гонцами. Появление письменности расширило медиапространство наших предков и прибавило работы тем, кто взял на себя функцию доставки корреспонденции.

С тех пор много воды утекло, лошадей пало и голубей улетело, но потребность в почте не пропала. И хотя сегодня почтовому ведомству серьезную конкуренцию составляют Интернет с электронкой, почта и почтальоны живут и, надо полагать, будут жить до тех пор, пока у людей есть желание порадовать друг друга приятной весточкой на бумажном носителе.

А как живется и работается почтальонам в сельской глубинке? Это и решила выяснить наш корреспондент, возникнув на пороге отделения почтовой связи Комсомольского сельского поселения – одного из самых отдаленных в Новониколаевском районе.

Возникла, надо сказать, не без робости. Сама недавно готовила публикацию об опасных профессиях, где производственный травматизм зашкаливает. Так вот почтальоны Волгоградской области по травмоопасности на втором месте после медиков: только за прошлый год 38 несчастных случаев! Вот уж никогда не думала, что ходить с толстой сумкой на ремне – такой риск для здоровья.

– Я к вам за экстримом! – сообщаю прямо с порога начальнику отделения почтовой связи Татьяне Косивцовой.

Татьяна Николаевна кивает с пониманием. Работают у них сейчас действительно только любители экстрима – не за деньгами же сюда идти. Зарплата у почтальона более чем скромная. Именно поэтому в почтовом ведомстве такой острейший дефицит кадров. А на селе – особенно. Рассказывают, что в одном из поселений района так долго не могли найти почтальона, что местные жители вынуждены были сами ходить на почту за газетами, письмами и платежками.

В отделении почтовой связи Комсомольского сельского поселения с кадрами вроде все в порядке – почтальонов аж трое на 1014 человек местного населения. Однако еще от одного почтальона не отказались бы. Начальница смотрит на меня изучающе и не без надежды.

– А вдруг я вам все-таки не подойду? С географией у меня проблемы и вообще топографическим кретинизмом страдаю: на местности плохо ориентируюсь, – мямлю я.

– Подойдете, подойдете! – с энтузиазмом заверяет Татьяна Николаевна. – У нас все подходят. Главное – желание.

Тушенка для подписчика

Поэт в России, как известно, больше, чем поэт. Но и почтальон в России сегодня больше, чем почтальон. Это лет 15-20 назад почтовые работники имели дело только с письмами, газетами, телеграммами и посылками. Сейчас почтовые отделения на селе – магазин, аптека и ветеринарная аптека в одном флаконе. В «моем» почтовом отделении можно купить все: соки, тушенку, бинты, туалетную бумагу, средство от крыс и еще много всякой всячины. Сельские почтальоны носят теперь не только толстые сумки с корреспонденцией, но еще и большие авоськи с ширпотребом: вот вам ваша газета и «Несушка» для повышения куриного аппетита.

Существует даже план по реализации товаров народного потребления – таким образом почтовое ведомство, расширяя список услуг «на местах», надеется поднять рентабельность почтовых отделений. Рентабельность безнадежно упала после того, как последние годы, не выдержав активного натиска электронных СМИ, существенно сократилась подписка на газеты и журналы.

– Тебе чего, милый? – реагирует Татьяна Николаевна на вбежавшего пацаненка.

– У вас есть детские DVD -диски?

– Нет, Леша. Вчера все разобрали. Скажи мамке, что, как только новые диски привезут, мы ей позвоним…

По карману только радио

Газеты и журналы на почте тоже, конечно, имеются. Но в минимальном количестве. Самая популярная – районная газета: ее выписывают аж 250 экземпляров на тысячное поселение. Тех, кто оформил подписку на «Волгоградскую правду», «АиФ», «Комсомолку», можно по пальцам пересчитать. А «глянца» типа «Cosmopoliten» и «Плейбой» в почтовом отделении вообще отродясь не видели.

Почтальоны вздыхают: народ перестал периодику выписывать. Не потому что читать не хочет – денег нет. Работу в сельском поселении найти проблематично. Единственный источник дохода – пенсия да свое подсобное хозяйство. По карману только радио слушать.

– Когда была возможность оформления подписки в кредит, у меня многие подписывались, – вспоминает почтальон Людмила Матко. – Расплатиться за два-три раза для людей не так накладно было. Сейчас подписку в кредит запретили. А когда приходится выбирать: выписать для ребенка журнал «Мишутка» за 400 рублей или купить в магазине хлеба, понятно, что мама предпочтет...

Между тем по подписке почтовому отделению тоже «спускают» план. Чтобы выполнить его, почтальоны вынуждены сами себе оформлять подписку. Их любимые издания – газеты «Деревенские заготовки», «Салаты на любой вкус» и «Исцеление молитвой». Любимые – потому что самые дешевые.

– Все, что могли, продали. А эти вот пачки невостребованные годами лежат...

Людмила признается: сама в долгах, как в шелках. Трудится на почте не на полную ставку, через день, в месяц получает всего 2,5 тыс. рублей. Тем не менее околокулинарные СМИ выписывает. Но не читает.

– Я вообще никаких газет не читаю – у меня на это времени нет. Эх, жалко, что ты к нам сегодня пришла. Завтра платежки за газ поступить должны – вот бы мы тебя загрузили!..

И миллионы писем

Знакомиться со свежей прессой почтальонам и впрямь некогда. Утро начинается с «расфальцовки» газет. То есть все они раскладываются по участкам и по улицам, где живут подписчики. Затем разбираются кучи платежек и извещений, которые надо доставить в срок. Потом отсортировываются письма. У меня с непривычки голова кругом идет!

Кстати, о письмах. Если вы думаете, что сегодня все перешли на электронку и SMS, то сильно ошибаетесь. Частных писем действительно немного (хотя есть такие чудаки в Комсомольском, которые, живя на соседних улицах, друг друга открытками с праздниками поздравляют). Зато всевозможные ведомства и организации как с ума сошли: заказных и официальных писем столько, что вся бумажная промышленность работает, похоже, только на них.

Но особенно раздражает почтовиков рекламная продукция и всевозможные каталоги. Они поступают килограммами! Один из каталогов знаменитой немецкой фирмы на почте тихо ненавидят. Три таких толстенных каталога загрузи в сумку – и радикулит обеспечен. А самое обидное, что надрываются почтальоны зря: весь этот «спам» сразу же оказывается в мусорке.

Профессиональные заболевания сельских почтальонов – остеохондроз и сколиоз. Их иностранные коллеги развозят почту на скутерах, в городах у почтальонов сумки на колесиках. А у сотрудников сельской почты – один велосипед на троих. Пока одна почту разбирает, вторая на велосипеде свой участок объезжает. Велосипед здесь что роллс-ройс: с него пылинки сдувают. Иначе придется бегать на своих двоих, а это только по поселку километров 10 на круг! А еще надо до отдаленных хуторов добраться – тоже несколько км туда и обратно.

Опасности навстречу

– Ну что, пойдем почту разносить? – предлагает мне Людмила Матко.

«Разносить почту», конечно, сильно сказано. Газеты привозят в почтовое отделение два раза в неделю, и вчера всю корреспонденцию моя наставница разнесла по адресам. Осталось всего три газеты. Доставить их Людмила Викторовна не рискнула: помешали злые собаки, которые «осторожно во дворе». Может, и не очень злые, но большой почтальонский опыт подсказывает: даже добрые и ласковые псины отчего-то начинают звереть, почувствовав запах свежей типографской краски.

Вот туда, в эти самые страшные дворы на Центральной улице, и идем. Вдвоем с Людмилой мы и сами любую собаку покусаем.

Но кусать никого не пришлось. Кабысдохи, так напугавшие вчера почтальона, сегодня хоть и надрывались от лая, но были на привязи. Мы показали им язык и выполнили свои обязанности, сунув газеты в почтовые ящики. Один из них был особенно хорош – новенький, с российским гербом!

Такой роскошный ящик для сельского поселения – редкость. В большинстве дворов почтовых ящиков нет вообще. Но народ на выдумки горазд! Выпивает пиво, отрезает дно у пластиковой бутылки и вешает ее на ворота. Дождь и снег такому «ящику» не страшны – вся влага вытекает из перевернутого горлышка, а газеты, письма и платежки туда прекрасно помещаются. Ноу-хау в Комсомольском не запатентовано – дарим безвозмездно.

Нас грабить – себя не уважать!

Вернулись мы в целости и не покусанные. Выходит, не такая уж и опасная эта профессия. Тем не менее средства самообороны работникам почтовых отделений выдают. Это газовые баллончики. Но на собак они не действуют, а настоящих злоумышленников в сельском поселении, слава Богу, нет.

– Да нас грабить ни один уважающий себя бандит не пойдет, – считает начальник почтового отделения. – Из-за этих копеек в тюрьму садиться?!

Шансов у грабителей, если таковые вдруг и заведутся в Комсомольском, прямо скажем, никаких. Опознают их работники почты моментально, даже если те маски на физиономию натянут.

– Мы же здесь всех знаем, всех в разных видах видели, – говорит Матко. – Приходишь иной раз с пенсией или «едэвешкой» в дом, а там уже отмечают это событие. Дым коромыслом, хозяин в умате и без штанов. Я его расписаться прошу, а сама глаза в потолок. Работа с людьми это называется. Деликатности требует…

Но вот чудеса какие: несмотря на то что работа на почте тяжела, а зарплата неприлично мала, почтальоны ее все-таки любят. В глубине души. В любой момент они готовы эту работу бросить. Но вот посидят дома на праздники – и снова летят на свою почту. Хочется, говорят, общения, хочется оторваться от домашних дел, хочется эмоций положительных, ведь односельчане в большинстве своем любят своих почтальонов, ценят за заботу, уважают за энтузиазм. В непогоду хороший хозяин собаку из дома не выгонит, а почтальон идет по своему участку – по лужам и грязи, в снег и дождь, в холод и в жару. И иногда приносит людям счастье.

Поделиться в соцсетях