Екатерина Андреева: «Муж не ревновал меня к успеху»

Она вряд ли уступит в известности главным звездам эстрады и кино, хотя артисткой ее не назовешь. Екатерина Андреева привыкла говорить о серьезном: она рассказывает нам главные новости всей планеты, берет интервью у президента и других высокопоставленных чиновников. Телезритель привык видеть ее в качестве ведущей с невозмутимым выражением лица. И некоторые даже представить не могут, что у этой железной, на первый взгляд, леди могут быть типичные женские слабости. В том числе и главная в жизни человека – любовь. Вот о ней корреспондент «ВП» Адиль ЗОДОРОВ и поговорил со звездой.

Черногорец, серб и русский

– О вашем муже известно немного. Поговаривают, что он серб, да еще и «голубых

кровей».

– Предок Душана – светский и духовный правитель Черногории князь Негош – возглавлял борьбу Черногории против турок. У самого князя не было детей, но от его сестры пошла ветвь Душкиного отца. Его мама наполовину русская, а отец, полковник царской армии Шевченко, вместе с Врангелем бежал из России и осел в Югославии. Так что Душан наполовину черногорец, на четверть серб и на четверть русский.

– Как он оказался в России?

– Он приехал открывать представительство крупной американской компании. Его, как человека славянских кровей, отправили в Россию. Хотя по-русски он говорил плохо, на уровне «Do you have шапка?»

– По образованию он кто?

– Юрист. Его футбольная карьера закончилась из-за травмы, и он пошел на юридический факультет.

Репутация недотроги только подстегнула

– Говорят, что сначала Душан Перович влюбился не в реальную Екатерину Андрееву, а в девушку с экрана.

– Душка увидел меня по телевизору, но не смог сразу разобрать имя и фамилию – слова длинные, язык незнакомый. Он успевал записать лишь одну букву до того момента, когда титр исчезал. Да я и не каждый день работала в программе «Утро» – только в среду, по-моему. И вот он каждую среду с утра садился перед телевизором с блокнотиком и записывал буковки. Потом стал искать варианты, как познакомиться. Видите, какой хитрый! Каким-то образом это закольцевалось на нашем корреспонденте Володе Соловьеве, который сказал Душану: «Даже не подходи к ней. На работе у нее репутация недотроги». Видимо, моего красавца это только подстегнуло, и он начал действовать с новой силой.

– Вам импонировало, что он из другого мира?

– Он мне сразу не понравился. Вот сейчас я на него смотрю и думаю, какая же я была… ненормальная, что ли? А тогда у меня уже был муж. Я понимала, что Душан хочет отношений, но мне это было ни к чему. Тогда он пошел на хитрость – позвонил и предложил работу. Конечно, через три минуты разговора я поняла, что он говорит неправду, но наш контакт уже состоялся. А дальше на три года он был мной отставлен.

– Вы не виделись?

– Он звонил мне, но мы не встречались. И только когда я развелась со своим первым мужем, я стала с ним куда-то иногда ходить.

«Кокетство не в моей природе»

– Душан не был женат?

– У них не принято рано жениться. Моя же мама всегда говорила: «Адвокат, старше 30 и иностранец – нельзя!» Адвокат тебя обведет вокруг пальца. Если старше 30 и не женат, значит, с каким-то изъяном. Иностранец – опасно, так как мои родители выросли в коммунистической системе. В западном мире все иначе.

– Он сразу сказал, что по отношению к вам у него не только романтические чувства, но он хочет, чтобы вы были его женой?

– Не сразу. Пытался понять, хочу ли я это услышать.

– Вы кокетничали с ним?

– Нет, это не в моей природе.

– Все-таки что должно было случиться, чтобы он понял, что вы его полюбили?

– Я отчетливо помню этот момент. Он сказал, что уезжает, что у него все там, а здесь – ничего. И подарил мне наследственную медаль с лошадью. У его родителей были конные заводы на границе с Венгрией. Одна лошадь всегда выигрывала скачки, и для нее сделали медаль чемпиона. Медаль, как семейный талисман, переходила от отца к сыну. Душан отдал мне эту медаль, сказав, что не может дать ничего другого, так как я ничего не возьму. И это правда. Я не брала от него дорогие подарки, мне не были нужны его деньги. Любовь «до последней капли цента» – не мой случай. Он отдал мне эту медаль и ушел. Но утром следующего дня мы позвонили друг другу, причем одновременно! Он позвонил сказать, что решил остаться, а я, чтобы сказать: «Не уезжай!» С этого момента, можно сказать, наша семья сложилась, хотя мы еще не были женаты.

«Он бы в любом случае любил меня»

– У вас хорошие отношения с черногорской родней?

– В общем, да. Душка мне предложил такую формулу общения с ней: «Говори, что хочешь, а я переведу, что надо».

– Через сколько времени вам удалось пожениться официально?

– Документы собирали больше года. После стольких мытарств мы стали семьей.

– Пик вашей телевизионной карьеры начался до вашей встречи с Душаном?

– Я еще не стала его женой, но мы уже жили вместе. Это был, по-моему, 1998 год. К успеху он меня не ревновал. В своей сфере он очень известный человек. У него отсутствует мужская ревность, когда хочется подавить женщину только чтобы самоутвердиться. Это свойственно слабым мужчинам.

– А ваша популярность в какой-то степени – подпитка для его любви?

– Наверное, нет. Думаю, он меня любил бы в любом случае.