Фамильные метаморфозы 1918 года

Весна 1918 года. На Юге России формируется Добровольческая армия, почти повсеместно следуют контр-революционные выступления против новообразующихся органов советской власти.

В стране царят разруха и хаос. И в этих условиях в марте 1918-го Совет Народных Комиссаров издает совершенно необязательный, никоим образом не связанный с социально-политической и военной обстановкой декрет о праве граждан изменять свои фамилии, прозвища и клички.

В этом декрете указывалось, что каждому гражданину РСФСР "по достижении им 12-летнего возраста предоставляется право изменить фамильное или родословное прозвище свободно, по его желанию". Непосредственная причина издания этого правительственного документа заключалась в том, что при оформлении гражданства и получении паспортов многие члены Политбюро РКП(б), СНК и ВЦИК оказались в полугражданском состоянии, в двусмысленной ситуации.

Незначительная часть представителей высших органов советской власти сохранила свои родословные фамилии: М. И. Калинин,

Ф. Э. Дзержинский, Н. И. Бухарин, А. В. Луначарский, М. В. Фрунзе. Большая же часть после свершения Октябрьской революции имела двойные фамилии и прозвища: декрет СНК о свободе перемены фамилий подписал председатель СНК Владимир Ульянов (Ленин); Л. Д. Троцкий - урожденный Бронштейн; Г. Е. Зиновьев - Радомыльский; С. М. Киров - Костриков; В. М. Молотов - Скрябин;

А. М. Коллонтай - Домонтович;

И. В. Сталин - Джугашвили. Долгое время не мог определиться со своей новой фамилией и именем главный "безбожник" страны Емельян Михайлович Ярославский - урожденный Миней Израилевич Губельман.

Определенная часть рядовых граждан посчитала свои исконные родовые фамилии не соответствующими революционной ситуации, оскорбляющими их личное достоинство, неблагозвучными и прочее. Так, народный судья по селу Пришиб (ныне

г. Ленинск Волгоградской области) посчитал серьезным аргументом для расторжения брака гражданки Анастасии Клоповой "ввиду многих непристойных прозвищ из-за ее фамилии по мужу".

Немалое число желающих изменить фамилии можно проиллюстрировать на примере Камышинского отдела загс в 1920-1921 годах.

"Заявление. Прошу исполком пересмотреть мне фамилию - "Евреинов" на "Балтийский", так как настоящую мою фамилию часто искажают - называют и пишут "Евреев", "Еврошеннов", "Еврихин" и т. п.".

"От секретаря Тарасовского волостного исполкома Александра Ивановича Третьякова. Прошение. Прошу вашего ходатайства и распоряжения о перемене моей фамилии Третьякова на Амстронг, так как деды мои были из торгового класса, что никак не укладывается с моим положением и взглядами на жизнь. О результатах прошу уведомить".

"Заявление. От граждан села Антиповка Камышинского уезда Николая Петровича Котяхова и Марии Константиновны Котяховой. Вследствие неблагозвучной нашей фамилии просим изменить ее на фамилию Добролюбовы".

"Заявление. От Анны Яковлевны и Михаила Яковлевича Дураковых о перемене нашей фамилии на фамилию Каменских. Мы сообщаем, что Анна родилась 6 августа

в г. Камышине, окончила Камышинскую женскую гимназию. Михаил родился 26 января 1899 г.

в г. Камышине, окончил Камышинское реальное училище. Отец, Дураков Яков Павлович, происходит из крестьян г. Камышина, где прописана вся наша семья".

В Камышинском районе, впрочем, и поныне можно встретить фамилию Дураков, носители которой убеждены: не фамилия красит человека, а человек фамилию...

Остается добавить, что в годы массовых репрессий серьезной уликой для обвинения в сокрытии своего дворянского происхождения, в контрреволюционной деятельности и шпионажа органы НКВД посчитали изменения фамилий.

Поделиться в соцсетях