Федор Слипченко: «Раньше ста лет на пенсию не собираюсь»

С юбилеем Федора Слипченко поздравил глава региона Андрей Бочаров.
Легендарный педагог, создатель первого в регионе лицея отметил свое 90-летие. Более четверти века Федор Федорович Слипченко - бессменный руководитель уникального мужского педагогического лицея. Он уверен, что воспитать должным образом деревенского мальчишку педагог из горожан не сможет при всем старании, да и не поедет в неустроенную российскую глубинку. Поэтому в свое время сделал ставку на подготовку кадров из сельских ребят. Он предложил отбирать в провинции мальчишек, имеющих склонности к педагогической работе, и готовить из них сельских учителей в специально созданном для этого лицее.

В этом году с юбилеем легендарного учителя совпала ежегодная военно-патриотическая конференция,которую лицей совместно с Волгоградским социально-педагогическим университетом проводит на протяжении 22 лет. В ней принимают участие ветераны, ученые,студенты, делегации из регионов России. Нынешняя конференция посвящена героической личности самого Федора Слипченко.

– Патриотическое воспитание для нашего лицея – не мероприятие, это наша система,этому мы посвящаем этому весь наш труд, – заявил юбиляр.

Торжественное открытие конференции, как и все важные для лицея события, состоялось на Мамаевом кургане. Лицеисты, чеканя шаг, прошли по главной высоте России. Именно к ним, в первую очередь, обратился глава региона Андрей Бочаров.

– Вам выпала честь принять участие в этом событии, общаться напрямую с нашими ветеранами, –сказал он. – Используйте эту возможность. В свое время Федор Федорович Слипченко выступил инициатором проведения военно-патриотической конференции.Сегодня мы проводим конференцию в честь него, чтобы изучить его жизненный опыт,понять, что же нам сделать, чтобы наша земля стала лучше. А сделать нам нужно не так уж и много – также, как он, любить свою Родину, свою школу, всех, с кем работаем, живем и учимся.

Андрей Бочаров вручил Федору Слипченко медаль «За заслуги перед Волгоградской областью». И на правах главы региона приказал ему «жить долго, любить вечно и критиковать нас, молодых, по-отцовски».

Накануне юбилея мы поговорили с известным волгоградским педагогом о жизненных ориентирах, об элите для глубинки и о том, легко ли быть первопроходцем.

– Федор Федорович, в Сталинград вы прибыли после окончания Великой Отечественной войны. Родом-то вы с Украины, а этот город выбрали, потому что защищали его во время войны?

– После войны и окончания службы в армии я приехал в Сталинград, потому что здесь жила моя старшая сестренка. Она по назначению была направлена сюда инженером на химкомбинат. И я приехал к ней. Приехал один. Из вещей – одежда и чемодан с личными принадлежностями. За больше чем полвека основательно пустил здесь корни. Сегодня мое семейство составляют 15 человек. Есть дети, внуки, правнуки.

– Ваши близкие пошли по вашим стопам?

– У нас учительская династия. Моя супруга Алла Ивановна – учитель географии, она сейчас на пенсии. Две дочери тоже учителя – Вера Дубова руководит гимназией № 13, Лариса Воскресенская преподает в мужском педагогическом лицее. Мои внуки Катя, Настя и Сережа тоже учительствуют. Мужья у внучек также педагоги. Только мужья у моих дочерей – производственники, но тем не менее они связаны с образованием. Один в танковой промышленности инструктирует танкистов, а другой на флоте учит, как организовать деятельность подводного флота.

– Но началось все с вас?

– После окончания педагогического института в 1954 году пошел в школу в Тракторозаводском районе. Работал учителем, завучем, директором школы № 26, затем школы № 28. А в 1970 году меня перегнали в школу-интернат № 4. Именно перегнали, другого слова не подберу, ведь кто из хорошей школы пришел бы в отстающую!

Исправить ошибку высокого начальства

Наверное, это было делом принципа поднять ее до высокого уровня?

– После войны теоретики коммунистической мысли ухватились за принцип о том, что государство должно заниматься обучением и воспитанием детей. И в 1950-60-е годы были созданы школы-интернаты по всей стране, в том числе и в Сталинграде. И пришли туда дети высокого начальства, попасть в них «с улицы» было просто невозможно.

Но отцы-командиры допустили серьезную ошибку – руководить этими школами поставили тех же советских партийных работников. Они умели выдавать приказы и требования, контролировать, а организовывать работу – не умели. И эти школы стали разваливаться, не начав толком работать. Высокое начальство быстро спохватилось и своих деток позабирало оттуда.

Поскольку в этих интернатах были созданы хорошие условия, сюда кинулась социально-обездоленная публика. Директора здесь не удерживались больше одного двух лет. Последний так вообще пропал бесследно…

– И тогда вас послали в такую школу?

– У меня тогда был 16-летний опыт работы в школе. Меня высадили во дворе школы-интерната № 4, на базе которой впоследствии был создан лицей, и сказали: «Осваивайся». Тут был ужас. Битые стекла в окнах, разруха, но имелось указание, что 1 сентября школа-интернат должна быть готова. Через 15 лет эта школа была лучшей в СССР среди школ-интернатов и детских домов.

Вернуть мужчин в школу

– Объясните, почему взялись создавать именно лицей, а не, скажем, школу с каким-нибудь уклоном?

– Все началось с того, что у нас наметилась тенденция сокращения в школах учителей-мужчин, особенно в сельских районах Волгоградской области. За этот показатель в Москве уцепились и устроили разнос секретарю обкома, мол, динамика есть, а мер никаких не принимается. Вернувшись обратно, он дал своим замам пять дней сроку, чтобы высказали предложения – как решить эту проблему.

Мысли были разные, но сошлись на том, что надо при какой-то школе-интернате, ведь речь идет о сельских районах, открывать подготовительные классы и готовить юношей в вуз. Ведь просто так из сельских школ они не поступают в институты, знания слабые, и городские парни их обходят. В городе было пять школ-интернатов, и директоров пригласили на разговор.

– Вы были в их числе?

– Да. Каждый из директоров высказал свои причины, почему не может за это дело взяться. Последним пригласили меня. Излагают суть – что я должен подготовить класс из сельских ребят у себя в школе-интернате для поступления в вуз. Я улыбнулся про себя, вспомнив, как создавал английскую школу на базе 28-й школы. Как мне кулаками грозили, громко по-солдатски выражались: «По твоему, мой сын дурак? Не берешь его в английский класс?». Это было что-то жуткое. И повторения этих уроков я не хотел. У меня к тому времени была хорошая школа, которая занимала первое место в соцсоревновании, а теперь я должен открывать что-то непонятное.

– Так что, стали отказываться?

– Я сказал так: «Мужики, я в дурные игры играть не собираюсь!». На меня начальство стало напирать – что ж ты тогда улыбался? Я решил, что не открою никаких подготовительных классов. Если и делать что-то для сельских ребят, так это специализированное образовательное учреждение – специальную мужскую школу. В ней и готовить будущих учителей.

За три дня уговорить трех товарищей

– Тогда вы намеренно не стали называться лицеем?

– Лицеем боялись называть, ведь это дворянство, высший класс. Но порядочный учитель на селе – уважаемый человек, перед ним всякий шапку снимает, даже казак, потому что их детей он учит грамоте, научит письмо со службы написать. Меньше чем через полгода после этого разговора я объявил набор в школу педагогического профиля.

1 сентября 1988 года на занятия приехали 62 человека, а мне нужно было набрать 240. Я смело и решительно начал работать с ними. Стал их кормить хорошенько, распорядок дня – подъем, отбой, с ними был на всех уроках, особенно на физкультуре. Я сам спортсмен, поэтому с ними и бегал, и в футбол играл. В субботу их построил и спросил: «Ребята, как вам живется?». В ответ они мне – «отлично». Спрашиваю: "Хотите, чтобы ваши друзья учились вместе с вами?". Они закивали головами. Я им говорю: «Мальчики, через три дня я вас жду здесь с вашими товарищами». Через полчаса во дворе никого не было, через три дня в строю стояли 240 человек.

– Так удается воспитывать элиту для сельской глубинки? Возвращаются ваши мальчишки в село?

– За 25 лет работы наш лицей закончили 1167 человек. Из них большинство – 700 человек – работает в школах нашей области. Это не только учителя, но и завучи, и директора школ, многие защитили кандидатские и докторские диссертации. У меня в лицее работают преподавателями около 25 человек лицеистов.

– Бывших лицеистов?

– Лицеистов бывших не бывает. Мы принимаем ребят в лицеисты на Мамаевом кургане 19 октября. Они произносят слова торжественной клятвы верности своей Родине и лицею, заверяют, что полученные знания будут направлять на благо Родины и своего края. После торжественных слов мальчишки получают нагрудные знаки – символ принадлежности к лицейскому братству.

Мы четко и ясно убеждены, что наш лицей приносит пользу людям. И это говорят наши выпускники, называя лицей школой жизни. Они заставили меня написать нормативный документ для них – устав лицейского братства. Здесь торжественное обещание, критерии личности, пять постулатов своего "я", наша программа.

– Федор Федорович, вы участвуете в общественной жизни региона, продолжаете руководить лицеем. Но, наверное, возникают мысли, чтобы оставить дела, отдохнуть?

– На пенсию уходить не собираюсь. И что возраст? Я не ощущаю, что мне 90 лет. До ста лет доработаю, а там видно будет. У меня есть пример – мой предок – атаман войска Запорожского 80 лет был атаманом, а потом попал в екатерининскую тюрьму. И там продолжал жить, творить, работать. И ушел из жизни в 112 лет. Чем не пример для подражания? Поэтому я тружусь и работаю. Этому учу своих учеников.

Поделиться в соцсетях