Фронтовая правда военкора Лузгина

Имя писателя Михаила Лузгина вряд ли известно современному читателю. Последний раз его книги выходили в 1950 году. Литературоведы вспоминают его, рассказывая о литературе начала 30?х годов прошлого столетия, и прежде всего историю публикации романа Шолохова "Тихий Дон". Но нам Михаил Лузгин интересен как участник Сталинградской битвы - один из тех военных журналистов, которые писали, находясь на передовой.

В руководстве ВАППа

Михаил Васильевич Лузгин родился в Витебске в 1899 году в семье чиновника, учился в гимназии. С 1919 года - в Красной Армии, в редакции и издательстве РВС Западного фронта. Как раз когда им командовал Тухаческий. Принимал активное участие в военкоровском движении. Поэтому не случайно его первая книга - "Долой империалистические войны и социал-предателей", где он цитирует не только Ленина, но и "вождя Красной Армии" Льва Троцкого, увидела свет в Государственном военном издательстве в 1924 году. Военной истории, а тем более аналитики, в ней нет - больше она напоминает сборник листовок для красноармейцев. Но еще в 1923 году в московском журнале "Прожектор" был напечатан первый рассказ Лузгина.

В 20?х годах "борьбу за социализм на литературном фронте" вела Всероссийская ассоциация пролетарских писателей (ВАПП). 1926 год стал особым в жизни начинающего писателя. В феврале он вошел в руководство ВАПП. Чуть позже в составе небольшой группы (человек семь - восемь) из представителей нового руководства ВАПП встречался с Иосифом Сталиным. На встрече обсуждался вопрос создания общей организации писателей.

Затем стал заместителем Александра Серафимовича - ответственного редактора журнала "Октябрь". В личных записных книжках Александра Серафимовича, которые в большинстве своем еще не опубликованы, есть такая запись: "С Лузгиным сидим в ресторане Дома Герцена, говорим о редакционных делах. Уговариваю напечатать Шолохова "Тихий Дон". Упирается". Вполне возможно, что Лузгина приставили к автору "Железного потока" в качестве "пролетарской цензуры". Хотя из-за упертости Лузгина в отношении романа "Тихий Дон" его имя, по большому счету, и вспоминают до сих пор.

В 1931 г. Михаил Лузгин работал ответственным секретарем Ленинградской ассоциации пролетарских писателей.

"Пул" наркома Ягоды

В 1936 году судьба писателя сделала еще один крутой поворот. В тот год госиздательство "История заводов" выпустило в свет под редакцией М. Горького, К. Горбунова и М. Лузгина книгу "Болшевцы". На ее титуле значилось: "Очерки по истории Болшевской имени Г. Ягоды трудкоммуны НКВД". Одной из целей этой книги была популяризация фигуры тогдашнего наркома НКВД Генриха Ягоды. Если говорить современным языком, Михаил Лузгин входил в пул наркома Ягоды.

В том же году в Государственном издательстве художественной литературы вышла повесть Лузгина "Вор". Герой ее - вор-рецидивист Мологин, сидевший в тюрьмах при всех режимах. В советское время он проходит "перековку" в "Трудкоммуне № 1 ОГПУ" - работает на обувной фабрике. Трудкоммуну посещает Генрих Ягода и произносит большую речь…

Но только в сентябре 1936 года генеральный комиссар госбезопасности Генрих Ягода был снят с поста наркома внутренних дел. В марте 1937 годе его арестовали, а через год, после "третьего Московского процесса", расстреляли. Книги Лузгина, в которых упоминался бывший нарком, естественно, сразу же изъяли и уничтожили. Сейчас случайно сохранившиеся представляют большую библиографическую редкость.

Над Михаилом Васильевичем также сгущались тучи, но репрессий он как-то сумел избежать. Но время до 1941 года было, видимо, не самым лучшим в его жизни.

На фронт в "писательской роте"

В июле 41?го Лузгин записывается в народное ополчение Москвы. Он попал в "писательскую роту" 8?й Краснопресненской дивизии. Его сослуживец по народному ополчению Борис Рунин вспоминал: "Незадолго до октябрьских боев нашу роту всю перешерстили. Еще раньше многих литераторов, главным образом пожилых, стали отзывать по требованию ГлавПУРККА во фронтовую печать. Помню короткие, но трогательные прощания. С Фраерманом, Черным и Лузгиным. С Бляхиным и Корабельниковым. С Зозулей, Жучковым и Петровым".

В тех самых "октябрьских боях" 1941 года под Москвой ополченцы 8?й Краснопресненской дивизии почти полностью погибли. В их числе и личный состав "писательской роты". Но Михаил Лузгин был назначен в редакцию газеты 43?й армии "Защитник Отечества" Западного фронта. Вот что писали фронтовики о Лузгине: "События на подольско-малоярославецком направлении легли в основу сборника писателя Михаила Васильевича Лузгина "Возвращение". Командир бригады подполковник С. М. Ковалев рассказывал: "Мы его звали "человек без страха". Лез прямо в полымя. Нам за него от Степана Савельевича Гурьева несколько раз доставалось…" Гурьев в Сталинграде был командиром 39?й гвардейской стрелковой дивизии.

От Дона до Сталинграда

Еще не закончилась битва под Мос-квой, а Лузгин в декабре 1941 года получил новое назначение. На этот раз в редакцию газеты 64?й армии "За Родину!". К новому месту службы он выехал вместе с фронтовым товарищем, также писателем Осипом Черным. С редакцией армейской газеты Михаил Лузгин отступал от Дона, видел варварскую бомбардировку Сталинграда 23 августа.

Осип Черный и сообщил жене писателя о его гибели:

"28 сентября мы находились с ним в первом эшелоне, неподалеку от командного пункта. Днем это место подверглось артобстрелу. Нас было трое работников редакции. Снаряды падали довольно далеко от нас. Внезапно один разорвался совсем близко. Осколками были поражены и Михаил Васильевич, и замредактора Бочаров. Бочаров умер тут же, Михаил Васильевич прожил еще несколько минут. Осколок попал в шею. Я, раненый, видел его. При мне его отнесли на плащ-палатке к дереву, туда же прибежал врач, но спасти было невозможно. На следующий день, 29?го, оба были похоронены близ командного пункта. Им были отданы воинские почести. Писать мне об этом очень трудно…"

Старший политрук Лузгин и батальонный комиссар Бочаров были похоронены на берегу Волги, недалеко от Бекетовки. Позже их перезахоронили в большой братской могиле на Мамаевом кургане.

В 1966 году в 78?м томе "Литературного наследства" вышли воспоминания Осипа Черного о Лузгине.

С лета 1942 года о том, что происходит в Сталинграде, писали сотни советских военных журналистов. Кроме центральных военных газет, выходили фронтовые, армейские и дивизионные. Именно военкоры первыми писали историю Великой Отечественной войны. Но имена большинства из них забыты. А это просто несправедливо…

Фото автора.