Где зарыто золото сарматов?

  • Где зарыто золото сарматов?
  • Где зарыто золото сарматов?
  • Где зарыто золото сарматов?
  • Где зарыто золото сарматов?
  • Где зарыто золото сарматов?
Почему волгоградские музейщики спрятали уникальную экспозицию, посвященную «потомкам амазонок»

В последние годы в Волгограде много говорится о развитии альтернативных видов туризма, о том, чтобы мягко и ненавязчиво к «генеральной» героико-патриотической линии добавлять новые штрихи. Один из таких штрихов – история «потомков амазонок», тысячелетия назад живших на территории нашего края.

Археологи говорят, что за многие годы не изучено и половины сарматских курганов, разбросанных по степи. Исчезнувшая цивилизация сарматов оставила после себя вполне осязаемые вещи – золотые украшения, доспехи и оружие кочевых народов, которые сотни лет хранит волгоградская земля. Это следы утраченной культуры, которые несомненно являются достоянием и предметом гордости волгоградцев. Однако уникальные экспонаты спрятаны в хранилище краеведческого музея и выставляются в лучшем случае раз в год. Чего боятся музейщики – выясняли корреспонденты «Волгоградской правды».

Вещь должна умереть

…Давным-давно в степи, близ нынешнего села Перегрузное Октябрьского района, умерла родовитая женщина. Настолько знатная и богатая, что ее подданные и сородичи из воинственного племени сарматов устроили ей похороны с царской пышностью. Древняя госпожа, судя по всему, любила красивую посуду и носила платье, сплошь расшитое золотыми бляшками. Завоеватели-сарматы согнали местный люд копать подобающую той женщине по сану могилу невиданных размеров. Вероятно, при жизни она была ведьмой или колдуньей – ей ритуально отсекли голову и ноги, а в темени просверлили дырку. События двухтысячелетней давности восстановили ученые-археологи Волгоградского госуниверситета, производившие раскопки безымянного кургана в селе Перегрузном.

– Находки позволяют судить о возрасте, поле, физическом состоянии и даже социальном статусе людей, живших на территории нашего региона более двух тысяч лет назад, – поясняет доцент кафедры археологии и зарубежной истории ВолГУ Валерий Клепиков. – Вот, например, бронзовая булавка (или, как ее в то время называли, фибула). Подобные застежки не раз обнаруживали во время раскопок в Чехии и Германии, но в Нижнем Поволжье именно такой тип фибулы встречается впервые. Причем это была вещь, вид которой сильно зависел от моды. Это дает нам прекрасный материал для датировки. Каким путем она сюда попала? Трудно сказать. Это такая редкая штучка…

В кургане, который археологи раскопали несколько лет назад, обнаружилось два погребения среднесарматского времени (точнее – I века нашей эры). В одном была найдена опять же женщина, по всей вероятности, состоятельная: в ногах у нее был бронзовый котел, перевернутый вверх дном и разбитый. Причем разбили его намеренно: чтобы вместе с человеком перейти в царство мертвых, вещь должна умереть. Поэтому часто в сарматских курганах находят поломанное оружие, разбитые зеркала. Кроме бронзового котла, в этом погребении нашлись две курильницы, вставленные одна в другую, два кольца, которые археологи условно называют «браслетами» (тут же уточняя, что вряд ли это браслеты, так как лежали в ногах покойной), и красивый серебряный сосуд. От него сохранилась затейливая ручка в виде волчонка.

– Основное же погребение, ради которого и создавался этот курган, к сожалению, было разграблено, – продолжает археолог. – Оно было такого же типа, как и у дамы с отсеченными конечностями. Только покоился в нем воин – было видно место, где лежали длинный железный меч, кинжал и большой колчан. Вероятно, он был весьма родовит, потому что курган сооружался ради него. Там же обнаружились золотые бляшки, служившие украшением костюма или погребального покрывала.

Какова же судьба удивительных предметов, найденных в кургане? Завершив научные исследования, волгоградские археологи передали их в Волгоградский областной краеведческий музей, где все артефакты тщательно отреставрировали и… упрятали в хранилище, подальше от людских глаз.

Упрятанный бренд

Золото сарматов, которым, как говорят археологи, буквально усыпана волгоградская земля, – одно из достояний региона, если хотите – его бренд, которым никто не пользуется. Спросите у горожан на улице, что они знают о кочевых народах, живших тысячи лет назад на территории Волгоградской области. Ответят единицы. А между тем таким количеством уникальных археологических находок (речь идет о сотнях единиц экспонатов – от мелких пластин, которыми были вышиты одежды сарматских вождей, до крупных украшений, чаш и кубков), связанных с культурой сарматов, не может похвастаться, пожалуй, ни один из российских регионов.

– Таких находок нет даже в Азовском музее, который по количеству найденных артефактов значительно превосходит волгоградский, – говорит археолог, профессор ВолГУ Анатолий Скрипкин. – У нас есть уникальная золотая чаша с изображениями животных – реальных и фантастических: изготовившийся к прыжку грозный волк, хранитель подземного царства грифон и другие хищники. Это так называемый скифский «звериный стиль», который впоследствии перешел к другим народам и лег в основу гербов. Подобных артефактов не встретить в других музеях, даже в Эрмитаже и ГИМе. Эксперты уверены – уникальная экспозиция должна стать доступной для ознакомления не только волгоградцам, но и гостям нашего города. Почему же этого не происходит?

По словам директора краеведческого музея Ирины Каревой, проводить представительную выставку не позволяют строгие требования к условиям экспонирования подобных предметов. Помимо тревожной кнопки, на такой выставке обязательно должна дежурить специально обученная вооруженная охрана. И поскольку музей ограничен в финансовых средствах, выделенных на охрану золота, лишь небольшая часть уникальных артефактов выставляется не более чем на… один день.

Посторонним вход воспрещен

Между тем тот же самый Азовский краеведческий музей выставляет золото сарматов в своей постоянной экспозиции в течение всего года. Ее проходимость – примерно две тысячи человек в месяц. Стоимость билета с экскурсоводом – 350 рублей. Школьникам – скидки. А безопасность – это массивные металлические двери, витрины, оборудованные сигнализацией, и охрана с правом ношения огнестрельного оружия. В Азов посмотреть на золото сарматов стремятся туристы со всей России. Так же, как и в Астрахань, и в Саратов, где сарматское золото тоже выставлено на всеобщее обозрение. Более того – эти музеи регулярно проводят выездные выставки с экспозицией сарматского золота, правда, не с оригиналами, а с копиями (или, как говорят музейщики, репликами), которые для Азовского музея изготавливает, в частности, одно из волгоградских предприятий. Более того – Азовский музей воссоздает фигурки сарматов и целые композиции ристалищ.

– Мы открыты для всех, – говорит директор Азовского музея Горбенко, – и готовы поделиться опытом с другими музеями, тем более что волгоградцы – наши соседи.

Однако, по словам директора волгоградского предприятия по производству сувенирной продукции Анжелики Леонтович, у наших музейщиков идея сделать копии артефактов, хранящихся в запасниках, отклика не нашла.

– Для того чтобы сделать реплики, автору проекта нужно провести в хранилище как минимум целый день со специальным прибором, который в 3D-проекции сканирует изображение, вплоть до мелких выщерблин, допущенных древним ювелиром, – говорит Анжелика. – Но если для таких проектов Азовский музей широко распахивает двери, то родной Волгоградский пока на замке. В хранилище находиться посторонним лицам запрещено.

– Для реализации подобного проекта инициатива должна исходить от руководства музея, – говорит Виктор Гепфнер, председатель комитета культуры Волгоградской области. – Мы не можем запретить или приказать. Но на такой проект должно быть получено разрешение Министерства культуры РФ, куда опять же обращается руководство музея.

Иными словами, с одной стороны, в России существует закон, согласно которому народное достояние не должно быть скрыто от глаз общественности, с другой – закон, ограничивающий правилами безопасности экспозиции культурных ценностей. В этой ситуации самый простой выход – выставка копий древних сокровищ.

Египетские пирамиды в степи

– Курган – это искусственная насыпь над родовым или клановым кладбищем, – поясняет Валерий Клепиков. – Можно сказать, что это степной аналог египетских пирамид. Смысл во всяком случае тот же самый. То есть это не просто наваленная земля, а архитектурное сооружение. Поэтому, когда мы копаем курган, обязательно оставляем разрезы – так называемые «бровки». И тогда можно увидеть очень много любопытных архитектурных деталей. Например, в Перегрузном и рядом в Аксае мы обнаружили несколько сарматских курганов, которые строились по принципу кладки. Весной, когда земля рыхлая, сарматы вырезали гумусные блоки и складывали их по типу пирамиды, а чтобы придать сооружению прочность, подсыпали края. А собственно могилы находятся под курганом. Они бывают очень глубокими, до четырех метров, бывают небольшими – полтора, два, даже полметра – все зависит от статуса покойного. При этом ямы не засыпались – над ними ставились деревянные перекрытия, получалась пустая камера, которая потом заполнялась вещами.

Чистые кочевники

– Социальное устройство сарматского общества лучше всего охарактеризовать английским словом chiefdom – «вождество», – говорит Валерий Клепиков. – Это такая «предгосударственная стадия». У них были племенные вожди, своеобразная элита, состоявшая из наиболее богатых, знатных родов. Это были «гаранты» племени, поставлявшие в тяжеловооруженную конницу сарматов своих людей.

Но основная масса – простые общинники, скотоводы, имевшие небольшие отары овец. Достаточно аморфное в мирное время, сарматское общество быстро организовывалось и четко структурировалось во время войны или под влиянием какой?то внешней угрозы.

– Почему так важны раскопки курганов? – продолжает Валерий Клепиков. – Это единственные памятники, которые позволяют нам как?то реконструировать сарматскую историю. Дело в том, что у этого народа не было письменности. О сарматах в своих источниках упоминали их соседи – цивилизации Греции, Рима, да и то лишь в том случае, если воинственные кочевники появлялись у них на горизонте. Сам этноним «сарматы» впервые появился в античных письменных источниках. Понятно, что это обобщенный термин, ибо сами себя они так не называли – у них было много племен со своими собственными названиями: аорсы, сираки, аланы…

Археологическая экспедиция ВолГУ действует уже на протяжении 30 лет. Открытия наших археологов во многом меняют привычные представления об исторических процессах древности на территории региона. Оказывается, за тысячу и более километров от античных центров здесь существовала яркая культура, производились предметы роскоши…

Доживали до старости

Сарматскими племенами была занята огромная территория от Приуралья до Северного Причерноморья. В Нижнее Поволжье кочевники пришли в IV веке до нашей эры. Завоевав Волго-Донское междуречье, племена кочевников жили на нашей территории до рубежа эр (конец I века до нашей эры – начало I века нашей эры). После этого появляется новая миграционная волна, которую многие исследователи связывают с аланами.

– Это те самые аланы, которые навели шороху в Римской империи, дошли до Испании, потом оказались в Африке, – говорит Клепиков. – Все они – представители среднесарматской культуры, просуществовавшей до середины II века нашей эры. После этого в археологической периодизации начинается позднесарматская культура, связанная с появлением нового погребального обряда. Так, если ранние и средние сарматы хоронили своих соплеменников головой на юг, то эти – всегда головой на север. Это говорит о совершенно иных идеологических представлениях, о том, например, где находится страна мертвых. Кроме того, у них появляется искусственная деформация черепа. Вероятно, в детстве им перевязывали голову, специально вытягивая ее. До сих пор исследователи не могут внятно сказать, с чем это было связано. С этническими особенностями, с культурными? А может быть, это выделение социального статуса? Последнее вряд ли, потому что покойников с искусственной деформацией – 70%. Хотя, с другой стороны, у поздних сарматов много мужских захоронений, относительно немного женских и почти нет детских. Это означает, что какая?то часть именно этого сарматского общества не хоронилась в курганах, потому что такая демографическая нестыковка между мужчинами, женщинами и детьми нелогична. А между тем жили они довольно долго, в среднем 45 лет, многие доживали до старости.

Реплика

Сергей Сена, член президиума совета Российской ассоциации реставраторов:

– Бесспорно, волгоградская коллекция сарматских золотых украшений – одна из лучших в России. Немаловажно, что она продолжает (пусть и медленно) пополняться за счет находок археологов. Однако обустроить помещения для постоянной экспозиции сарматского золота – это не проблема областного краеведческого музея – в одиночку ему это не по силам. Это задача, которую можно решить при поддержке Министерства культуры России и, возможно, с привлечением таких известных фондов, как фонд Потанина или фонд Прохорова.

Вместе с тем я считаю, что проблема на самом деле гораздо шире, чем просто обеспечение экспозиции современными системами безопасности. Культура и культурные ценности – основа национальной безопасности, инструмент самоидентификации народов, а в нашем случае – региона. Между прочим, по числу музеев на душу населения Волгоград не отстает от Санкт-Петербурга – один музей на 20 тыс. жителей. Но кто из волгоградцев знает, что в музее изобразительных искусств экспонируются подлинники Левитана, Шишкина, Репина?.. О чем вообще можно говорить, когда в зоне прилета волгоградского аэропорта нет информации о таких региональных брендах, как симфонический оркестр, сарматское золото, Илья Машков, Старая Сарепта, Эльтон, горчица и многое другое, а рекламируются международные торговые марки, сомнительные гостиницы, сами себе присвоившие звезды, такси с французским названием?..

Фото vpravda.ru

Поделиться в соцсетях