Государство расплатилось за литры и головы

Финансовая господдержка животноводческой отрасли сделала то, о чем до недавних пор можно было только мечтать: после многолетнего спада в Волгоградской области наметился рост поголовья сельскохозяйственных животных. Однако для того, чтобы развить этот успех, потребуется не только сохранение денежных вливаний на прежнем уровне. Важнее другое: впервые за многие годы сельхозпроизводители поверили действующей власти и начали вкладывать силы и средства в развитие животноводства. Главное, не «обломать» крестьянина на полдороге и сохранить у него веру в государство. Иначе другого шанса на возрождение волгоградского животноводства может не быть.

Еще в начале своего губернаторства глава администрации Волгоградской области Анатолий Бровко поставил задачу: приоритетным направлением в развитии сельского хозяйства региона сделать животноводство. Он не раз отмечал в своих выступлениях, что погоня за миллионами тонн зерна не дает главного – роста прибыли сельхозпредприятий, улучшения структуры питания населения и улучшения жизни крестьян. Поэтому финансовая господдержка региона была перенаправлена на животноводческую отрасль: здесь и спрос на продукцию устойчивый, и проблему с реализацией зерна решить можно. Первые статистические данные, по которым можно судить о результатах проделанной работы, потрясли даже бывалых специалистов. По данным на 1 октября 2011 года, впервые за двадцать лет поголовье скота и птицы в Волгоградской области по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилось во всех формах сельскохозяйственного производства. Исключение составили лишь свиньи. Но это следствие вынужденных мер по борьбе с угрозой эпидемии африканской чумы свиней и перепрофилированием хозяйств на другие виды животноводства.

Однако прежде чем говорить о величине и причинах роста, напомним, в каких условиях выживало и «падало» волгоградское животноводство. Этот процесс начался более 20 лет назад, после развала плановой советской экономики. В то время уровень жизни резко упал, и из-за нехватки денег людям зачастую приходилось вместо качественного сливочного масла покупать дешевый спред. Российской бедностью не преминули воспользоваться и зарубежные производители. Они выбросили на наш рынок низкокачественную говядину, которую получают из старых коров, выработавших свой ресурс на молочных фермах. В Европе такой продукт считают бросовым, но шанс распродать его в нашей стране немцы и датчане не упустили. Дешевый импорт давил на российский рынок, сделал производство животноводческой продукции занятием невыгодным. Тем более что в большинстве стран-экспортеров и климат благоприятнее нашего, и господдержка благодаря мощной экономике значительная. Понятно, что в таких условиях наши крестьяне начали отказываться от «невыгодных» коров, овец и свиней. И только благодаря своевременной государственной поддержке отрасль обрела второе дыхание.

Как рассказал «ВП» начальник отдела по развитию животноводства и племенного дела комитета по сельскому хозяйству и продовольствию администрации Волгоградской области Георгий Ерёмичев, наиболее востребованной оказалась программа по переводу личных подсобных хозяйств (ЛПХ) в крестьянские (фермерские) хозяйства (КФХ) и организации новых КФХ. В рамках этой программы новоиспеченному фермеру за каждую корову выдают по 5 тыс. рублей.
– Очень важно, что получая эти деньги, люди готовы вкладывать дополнительные средства на расширение производства, на покупку новых коров и телок. Это дало толчок развитию животноводства в крестьянских фермерских хозяйствах, – отмечает Георгий Ерёмичев.
Не менее серьезную поддержку животноводам области оказала федеральная программа компенсации части затрат на приобретение кормов при сохранении поголовья КРС. Эта программа рассчитана на все категории хозяйств за исключением ЛПХ, а финансовый стимул составил до 13 тыс. рублей за каждую сохраненную корову. На эти цели из федерального и областного бюджетов было выделено соответственно 162 и 45,8 млн рублей.
В результате, по предварительным расчетным данным Волгоградстата, число коров у волгоградских фермеров выросло в 2,4 раза! Конечно, нельзя не согласиться с тем, что этот взрывной рост во многом обязан легализации ранее неучтенного поголовья КРС. Крестьяне разглядели выгоду, решили получить господдержку и показали свой скот в официальной статистике. Но и реальный рост поголовья коров тоже нельзя скидывать со счетов. Его на 4,5% показали даже коллективные хозяйства, где темпы уменьшения коровьего стада традиционно были более удручающим, чем у фермеров. К тому же в СПК и АО скрыть поголовье практически невозможно.
Очевидно, что причина роста численности буренок в СПК заключается в том, что хозяйства получили реальную поддержку от государства на корма – от 3-5 млн рублей, и у них появилась заинтересованность в развитии производства.

Волгоградская область стала участником и двух других федеральных программ – по развитию молочного и мясного скотоводства. По первой – все сельхозпредприятия (кроме ЛПХ) получат до 1,5 рубля за каждый килограмм сданного молока. А из областного бюджета к этой сумме, в зависимости от величины удоев, им добавят еще от 2 до 3,5 рубля. 
Как пояснил Георгий Ерёмичев, такой дифференцированный подход – это попытка создать стимул для разведения высокопродуктивного маточного поголовья. А вот дотация на каждую мясную голову КРС – деньги на нее придут в декабре, – может составить от 2 до 3 тыс. рублей. В итоге общий объем субсидий на молочную программу из федерального бюджета составит 52 млн рублей, а на мясную – 61 млн рублей.
Руководители ряда крупных животноводческих предприятий согласны с тем, что государственные деньги стали для них существенным подспорьем. Но для стремительного рывка, по их мнению, необходимы серьезные капитальные вложения. Председатель племзавода-колхоза им. Ленина Суровикинского района Александр Петров отмечает, что господдержка позволяет его хозяйству неплохо жить, получать прибыль, но о серьезном развитии производства речь пока не идет.
– Государство должно строить животноводческие комплексы и передавать их в аренду с правом выкупа. За 10-15 лет я бы полностью расплатился, – предложил Александр Петров. – А на 20 миллионов госпомощи, которые хозяйство получило в этом году, можно купить только 4 комбайна, хотя нам нужно 24!
Впрочем, существующие госдотации, по мнению Александра Петрова, необходимо сохранить. Иначе большинство животноводческих предприятий вновь станет убыточным и начнут вырезать скот. «С отрицательной прибылью никто работать не станет», – резюмировал он.

По оценке Георгия Ерёмичева, самыми эффективными стали дотации, направленные на стимулирование роста производства животноводческой продукции и на расширение материально-технической базы хозяйств.
– Субсидии преимущественно выделяются на маточное поголовье, на то, что даст потомство и поможет расширить животноводческое производство, – говорит Георгий Ерёмичев. – А бычки путь отправляются на мясо...
Кстати, бычки в молочном производстве – дело неблагодарное: плохо растут и приносят одни убытки. Решить проблему помогла бы лаборатория по разделению семени по полу животных. Тогда экономически выгодные телочки будут появляться на свет в 10 раз чаще, чем убыточные бычки. А еще эта лаборатория поможет пересаживать эмбрионы от высокопродуктивных коров к беспородным суррогатным мамам. Пусть эти коровьи «дворняги» вынашивают породистое потомство и увеличивают продуктивность волгоградского молочного стада. Цена вопроса – 40 млн рублей, но и экономический эффект от такого внедрения трудно будет переоценить.

Впрочем, не стоит забывать, что скотоводство – отрасль инертная: 9 месяцев корова вынашивает теленка, еще 1,5 года он будет набирать вес. Поэтому эффект от реализации программ поддержки животноводства в полной мере проявит себя только в 2013 году. 
Крестьянин, который «ввязался» в это хлопотное дело и около двух лет ждет отдачи от своего предприятия, должен знать, что его не бросят и в случае чего поддержат рублем или техникой. Но если эту веру подорвать, то вряд ли он захочет снова растить теленка, ждать, когда он окрепнет и начнет давать новое потомство... Скорее зарежет, получит быстрые деньги, и дело с концом. Грустно все это...
Значит, необходимо сохранить темпы финансирования отрасли, а все вложения, хоть и не сразу, но вернутся государству сторицей. И не только мясом и молоком, занятостью населения и социальным спокойствием... Почему, например, в советские годы не было проблем с саранчой? Может быть, сейчас ее меньше обрабатывают химикатами? Возможно. Но главное, раньше было много сельскохозяйственных животных, которые паслись на пастбищах и вытаптывали места, где саранча откладывала свои кубышки.
Другая проблема – природные пожары. В последние годы для Волгоградской области они стали настоящим бедствием. В чем тут дело? Ведь и раньше случались засухи, а беспечные граждане все также бросали окурки где попало. Ларчик открывается просто: во многих местах, где раньше были сенокосы и пастбища, теперь стоит трава «выше пояса». Ее никто не косит, на ней не пасутся коровы и овцы. Достаточно небольшой искры, и… Напомним, что в прошлом году в Волгоградской области из-за пожаров погибло 7 человек, 9 попали в больницу, более тысячи остались без крова. Огонь уничтожил 484 жилых дома. На ликвидацию последствий этого стихийного бедствия из казны было потрачено более 1 млрд рублей! Так может быть, выгоднее было отдать эти деньги на развитие животноводства?

Поделиться в соцсетях