Гранитное терпение

Памятники, как и храмы, всегда являются центром поселка. Но есть в регионе один обелиск, который затерялся в приволжской степи.

Вместе с активистами ТОС «Синеоковский» Новорогачинского городского поселения Городищенского района Анатолием Загаиным и Рафаилем Багаутдиновым едем к братской могиле, расположенной в границах некогда существовавшего хутора Дубинин. Тряска от бездорожья не мешает Загаину рассказывать историю памятника:

– Его установили после войны. Простенький обелиск с надписью «Вечная память героям». В Новом Рогачике до сих пор живут сторожилы, которые помогали хоронить бойцов весной 43-го. По меньшей мере под землей – 323 солдата.

Подъезжаем к мемориалу. В стене из белого мрамора вырезана звезда – через нее видна степь и кусочек синего неба. По краям – пилоны с именами погибших красноармейцев. Рядом с мемориалом – плита, на которой поисковики оставляют военные раритеты – русские и немецкие канистры, каски. Все уже истлело и для черных копателей или мародеров не представляет интереса. А вот редких посетителей мемориала цепляет за душу. Трудно представить, что голое место в степи с заросшими зеленью окопами было когда-то большим хутором. Брошенные детские штиблеты в степи свидетельствуют, что тут когда-то была школа, проржавевшие части трактора напоминают о том, что в здешних местах располагался совхоз «Советская Россия». Теперь же от домов и колхозной конторы остался лишь фундамент, некогда садовые деревья засохли или превратитесь в одинокие дички. Но человеческое «эхо» читается в обелиске.

– Три года назад его восстановили родственники одного из солдат, – рассказывают ТОСовцы, – мы сотрудничаем с поисковиками, а у них серьезная база из фамилий героев. Так, по Интернету жители Екатеринбурга нашли своего деда, красноармейца Ивана Бабушкина. Внук Игорь сам стал автором проекта памятника, получил разрешение на его реконструкцию, оплатил расходы на изготовление и транспортировку в Волгоградскую область. Фамилия «Бабушкин», кстати, ничем не выделяется среди других имен погибших солдат – родственниками Ивана Константиновича были заказаны пилоны с фамилиями для всех, чьи имена удалось восстановить поисковикам и по архивным данным.

Загаин и Багаутдинов выдергивают сорняки, которые пробиваются вокруг мемориала. Рассказывают, как на установку памятника приезжали родственники Ивана Бабушкина и сетовали, что все работы пришлось проводить самим при поддержке жителей Нового Рогачика. На установку памятника ушло пять суток: днем работали под палящим солнцем при сорокаградусной жаре, ночью — при свете прожектора. Администрация Новорогачинского поселения никакой помощи не оказала. Даже подъемный кран для установки памятника пришлось самим нанимать в Волгограде. А воду носили за 300 метров из ближайшего водоема ведрами.

Конечно, на официальное открытие памятника пришло много официальных лиц, но теперь, вздыхают тосовцы, они далече. В 2011 году Городищенском районе бушевали пожары. Загаин признается, что с тревогой думал, как он там, обелиск в степи. Поехал посмотреть и оторопел: кругом все выгорело, а вокруг монумента – зеленая трава! В прошлом году пруд возле памятника стал выходить из берегов – тосовцы наняли трактор, соорудили вал вокруг водоема. Теперь возят сюда на экскурсию местную ребятню, а на днях памятное место посетили руководители ТОСов района. ТОС «Синеоковский» взял под свое шефство одинокий обелиск.

– Кто знает, может, еще и вернутся люди в Дубинин, – говорит Загаин, – стала же заново отстраиваться в нашем районе деревня Новоалексеевка. А здесь – сам бог велел обустроиться. Святое место!