Хэппи-энд откладывается

Счастливый финал злоключений узбекских гастарбайтеров в Волгограде пока не наступил.В начале сентября «Волгоградка» рассказала о злоключениях гастарбайтеров из Узбекистана.Отработав по несколько месяцев у предпринимателя Дунямалы Ибадова, они сбежали от своего работодателя, так и не получив заработанных денег. В ситуацию вмешались правоохранительные органы, куда обратился по просьбе беглецов член Всероссийского совета диаспор узбеков РФ Рустам Джумаев. Редакция «ВП» продолжила следить за развитием событий.

"Через час едем вместе с Ибадовым к его бывшим работникам, чтобы раздать им зарплату, – позвонил Рустам Джумаев. – Если хотите, можете присоединиться". Увидеть хэппи-энд этой драматической истории конечно же хотелось.

Как выяснилось по дороге, поначалу Ибадов подготовил платежные ведомости с цифрами, явно далекими от реальности. На критику отреагировал, пообещал заплатить как положено.

На ферму Владимира Чурнова, где теперь обосновались беглецы, мы приехали в обеденное время. Хозяин фермы тут же передал Ибадову просьбу его бывших работников: посмотреть, как их здесь кормят. Тот отказался, а мы воспользовались приглашением. Обед действительно был хорош: сытный и разнообразный. Все овощи со своего же поля, мясо тоже свое. " Четыре раза в день кормят, – с гордостью сообщили обедавшие. – Не то что у Ибадова, где животами мучились". Лица знакомцев за минувшие две недели и впрямь существенно изменились, да и настроение тоже.

Там же в столовой развернули ведомости, начали зачитывать фамилии. Сразу выяснилось, что отнюдь не все дождались этого торжественного момента. Некоторые из гастарбайтеров, не поверивших, что дождутся заработанного, предпочли вернуться на родину.

Но вот к столу подошел Шухрат Холбоев и от выписанной ему суммы отказался. Оказывается, Дунямалы Ибадов не сдержал обещания и привез те

же ведомости с теми же цифрами, что были забракованы ранее. По договору каждому было обещано заплатить 8400 рублей. На деле же максимальная месячная оплата составляла немногим больше шести тысяч, да и то лишь за месяц-другой. В большинстве случаев полагалось к выплате около трех с половиной тысяч. Как вам такая зарплата?!

Ситуация, довольно спокойная поначалу, мигом накалилась. От предложенных мизерных сумм отказался второй, третий. Если в первые минуты узбекские труженики спокойно взирали на происходящее, теперь у стола с ведомостями страсти закипели нешуточные.

Дунямалы Ибадов на удивление бесстрашно выслушивал гневные реплики и тут же пытался уличить бунтующих во лжи и обмане: «Ты не работал!.. А ты врешь!.. Говори правду!».

Правда, однако, у каждого была своя. Когда граждане Узбекистана собирались в путь, им обещали работу на стройке, восьмичасовой рабочий день, проживание в квартирах со всеми удобствами и даже детский сад для малышей. «Не понравится стройка – пойдете в поле!» На деле уже в марте сразу по приезду отвезли, по сути, в чистое поле, где предложили строить себе балаганы.

Признаться, трудно понять, как можно верить таким посулам, но очевидно: жизнь в России представляется некоторым нашим соседям эдакой сказкой на новый лад. Многое, если не все, могли бы прояснить трудовые договоры, где все должно быть прописано. Но, во-первых, Ибадов их не привез, а во-вторых, как было известно уже ранее, содержание подписанного практически никто из подписантов не уразумел. Ведь документ составлен только на русском языке, которым, причем весьма скромно, владеют единицы.

Кого бы ни вызывали по списку, у каждого находились обиды. Гулмурза Яшимбатов с дрожью в голосе вспомнил, как просил у Ибадова аванс, чтобы отправить деньги на похороны отца. Тот послал просящего на три буквы. Самад Сафарбаев, кипя от обиды, рассказывает, как был избит за вопрос, что за документ он подписывает. Нурбек Оразумбетов, купившийся на обещания райской жизни в России, рванул к Ибадову, чтобы напомнить ему 21 июля. 17-го числа этого месяца у него, как и некоторых других сотоварищей, истек срок договора. Три дня они отказывались выходить на поле, требуя оплаты за минувшие месяцы. А 21-го после побоев им все же пришлось выйти на работу.

Обидам, перенесенным оскорблениям, казалось, не будет конца. О чем бы речь ни шла, ни по одному пункту стороны сойтись не могли. Будь то сроки пребывания, условия договора, качество питания, оплата…

Когда толпа вышла из-под навеса, окончательно стало ясно, что полновесный расчет, на который рассчитывали пришлые труженики, не состоится, в воздухе и вовсе запахло мордобоем. Женщины начали хватать Ибадова за одежду, одни мужчины слегка подталкивать его, другие – аккуратно перекрывать нашему фотокорреспонденту обзор. Ибадов же словно ждал такого кипения, тут же закричав: «Снимайте, записывайте, видите, что они со мной делают!» Показалось, что он где-то даже рассчитывал, что экс-сотрудники помнут его и появится повод для встречного иска. Но до рукоприкладства не дошло. Как ни взбешены были обманутые и униженные люди, но с эмоциями сумели совладать.

Сопровождаемый проклятиями Дунямалы Ибадов покинул на своей «Тойоте Прадо» негостеприимную ферму. А мы остались наедине с медленно остывающими от гнева гастарбайтерами. Что же будет с ними дальше? Относительно нынешнего работодателя беспокойства у них нет. В конце каждого рабочего дня он расписывается на документах, подтверждающих, кто сколько заработал сегодня. В день выходит и по 900, и по тысяче двести... Душ, электричество, качественное питание – отчасти начали сбываться предсказания завезшего их в Россию Кахрамона Аллашукурова. В конце сезона, уверены рабочие, с ними рассчитаются, как и обещано.

А вот получить свое от Дунямалы Ибадова они, похоже, смогут только через суд. Там же и прояснится ситуация и с побоями, и с насильственным удерживанием людей. Свидетельских показаний собрано вагон и маленькая тележка.

Кому-то может показаться малоинтересным этот узбекско-азербайджанский конфликт. Подумаешь, одни подмахивают не глядя что, другие с деньгами мухлюют. Нам-то с какого бока эта припека? Но не так все просто. Не получив заработанное, большинство из них останется здесь, озлобленными и безденежными. А завтра роль простофили может достаться уже другим, и не факт, что таковыми окажутся гастарбайтеры. И вообще было бы замечательно, убедись наши гости, что закон в России – не пустой звук.