Хранитель времени

Сергей Макаров стал коллекционером, благодаря находке в старом деревенском подвале

Квартиру этого человека давно следовало бы превратить в музей часов. Ведь речь идет о его коллекции из 160 карманных, настольных и настенных хронометров – шедевров конца XIX – начала XX веков, громких будильников сталинско-хрущевской эпохи (во времена которой проспать работу означало попасть в тюрьму), а также «конверсионных» настольных часов 50?х. Равнодушный к чудесам электроники, Сергей Макаров считает, что «механика» – это особое отношение к жизни и ко времени.

В купюрах жизни нет

– Я небогатый человек, но мне удается собирать коллекцию без особых финансовых потерь, – объясняет увлеченный волжанин. – Все часы, которые ко мне попадают, в нерабочем состоянии, поэтому продают их за небольшие суммы. Старинные настенные обходились в 900?2000 рублей, карманные – в 200?500, советские будильники сдают вообще за копейки. Стою на рынке, предлагая ремонт современных механических часов в обмен на дарение раздолбанных старых. Кое-что удалось выменять у других собирателей раритетов.

Увлечение часами пришло к Сергею Макарову не сразу. До этого собирал старинные пивные пробки и купюры. Но со временем разочаровался.

– Их нельзя вскрыть, чтобы покопаться, оживить, радуясь результатам своего труда, – объясняет коллекционер.

Любовь к «механике» родилась у него в студенческом возрасте, когда он, живя в деревне у родственников, помогал пожилой тете очищать от «ненужного» подвал. То, что не требовалось другим, очень заинтересовало парня. В тот день он вытащил из «подземелья» настенные часы немецкого мастера Генриха Мозера, изделия которого в конце XIX – первой половине XX веков ценились во всей Европе. Правда, ждать, когда ему эти часы подарят, пришлось целый год – хозяйка не спешила расстаться с вещью, которая была еще в рабочем состоянии. Однако год – это еще не срок. Настенные часы с календарем неизвестного мастера Сергей Макаров ждал целых 15 лет, пока не появилась возможность вывезти их из Жирновского района!

Понемногу он начал учиться реставрации часовых механизмов, отыскал книги, пособия. Один такой учебник – 1944 года издания.

– Я и сегодня продолжаю постигать по нему часовое мастерство, – рассказывает Макаров. – Сначала много ломал… Но помогает специальность – работаю на подшипниковом заводе фрезеровщиком по металлообработке. А специально для увлечения токарный станок себе купил.

Не тяните ходики за шишки!

Дореволюционных экспонатов в мини-музее Макарова не так уж много. Это настенные раритеты, выпущенные на предприятиях Беккера (Силезия), Мотена (Шварцвальд), мастерской Лиля Попа (Варшава) и русского часовщика Павла Буре – выходца из российского Ревеля, эмигрировавшего в свое время в Швейцарию. Его круглый вокзальный хронометр первоначально даже сохранял надпись «Российские железные дороги». Кстати, гонги дореволюционных раритетов, звучащие в квартире в разное время, слышно лучшего всего… Помимо них имеется два-три карманных образца памятной продукции с умилительными текстами на немецком языке.

Остальная часть коллекции – местные или импортные изделия эпохи «исторического материализма». Дарственные надписи посвящены отличникам боевой и политической подготовки, например «честному бойцу РККА тов. Дмитриеву за отличную работу на маневрах». Наручный прибор в коллекции всего один – этот раритет Чистопольского часового завода хозяин носит на руке.

Настенные ходики с восстановленными при помощи чертежников циферблатами не рекомендуется тянуть за шишки и грузы на цепочках, а то перестанут ходить.

Отдельная песня – некоторые настольные часы советской эпохи. На Урале их обрамляли корпусами из недорогих поделочных камней: змеевика, гранита и черного карболита. Это отличные украшения для кабинетного интерьера.

«Без тиканья уже не могу»

Пока так и не ожили в квартире умельца десятки карманных хронометров, а также настольных механизмов советских заводов «Слава», «Янтарь», «Мир», «Дружба», «Маяк», «Молния», «Агат», «Витязь», «Севани», «Наири».

Дело в том, что, приняв коробки с комплектующими за хлам, мама коллекционера выкинула их. Поэтому фронт работ Макарову на будущее обеспечен – надо снова собирать с миру по нитке уникальные детали. Искать других мастеров или коллекционеров, лазить по старым чердакам, путешествовать по заброшенным хуторам. А еще он мечтает пополнить коллекцию аутентичными напольными часами.

Возможно, надежней было бы передать все это богатство на хранение в какой?нибудь музей. Но «хранитель времени» признается, что ему уже не прожить без знакомого тиканья, за которым ощущается дух подлинной истории.

Часы сталинской конверсии

В 50?х годах в СССР накопилось много списанной военной техники. Разбирались приборные доски с самолетов и кораб­лей, и, чтобы не выбрасывать высокоточные устройства, эти хронометры поставили на «конверсионные» рельсы. Вставляли в монументальные жестяные, деревянные, каменные и пластиковые корпуса и делали из них сувенирную продукцию. Подобные заводы существовали в Челябинске, Златоусте, Каслях и Ереване. Экземпляры таких механизмов заводились прокручиванием переднего кольца на корпусе.

Фото автора.