И МАМА ПО СОВМЕСТИТЕЛЬСТВУ

Есть такое понятие – «человек другой эпохи». Мол, ну всем хорош, однако опередил время в своем развитии, не вписался в него. А есть люди, которые в свою эпоху идеально вписываются. Время как будто выбирает их, поручает ведущие роли – и эти роли исполняются на «отлично». Вот таким человеком можно считать и Евгению Дробкову – врача-педиатра, одного из создателей педиатрической службы Волгоградской области.

Коллеги по областной детской клинической больнице, где Евгения Николаевна проработала много лет, называют ее необыкновенно добрым, светлым человеком и удивляются: как, прожив такую непростую жизнь, она умудрилась не озлобиться, не растерять оптимизма и веры.

Путь в медицину у Евгении Николаевны начался еще до Великой Отечественной. В 1940 году набор в Сталинградский медицинский был большой, и она оказалась одной из многих. Однако уже через год курс уменьшился почти на две трети – юноши ушли на фронт, а девушки остались: решили, что полный курс обучения они пройдут за 2,5 года – все было для фронта, все для победы.

Обучение проходило на базе госпиталей – больниц в Сталинграде в то время уже не осталось. Сначала местом производственной практики для юной студентки был госпиталь в центре города, а когда его разбомбили – госпиталь в Сарепте. Профессии будущих докторов учили те, чьи фамилии сейчас на обложках медицинских учебников.

Теория и практика в госпитале были неразделимы, как и отделения. Евгения Николаевна вспоминает: госпиталь представлял собой длинный коридор, разделенный занавесками, эти занавески и служили «границами» отделения. Что такое веселая студенческая жизнь, она и ее однокурсники не знали. Как и все, они голодали, мерзли и были счастливы, когда выпадало ночное дежурство, ведь добираться из госпиталя до дома приходилось зачастую пешком через полгорода.

Тот опыт, полученный будущими врачами в военном Сталинграде, оказался бесценным. Он закалил их. Они все умели и ничего не боялись.

После войны жизнь постепенно возвращалась в привычную колею. Евгения Николаевна вышла замуж за военного офицера, у них родились два симпатичных пацана. Однако спокойного существования у доктора Дробковой опять не получилось. В начале 50-х перед здравоохранением была поставлена задача снижения высокой младенческой смертности и повышения рождаемости. Возникла необходимость в создании специальной детской службы, а педиатров в то время медицинские вузы не готовили. Но Дробковой сказали: будешь педиатром, так надо. И она, естественно, ответила: есть!

Таких детских врачей, как она, поначалу на весь город пять, потом десять. Они должны были оказывать медицинскую помощь не только городским деткам, но и ребятишкам в области, и на несколько лет главным транспортом первых сталинградских-волгоградских педиатров стал самолет-«кукурузник». Болтало в них так, что, приземляясь где-нибудь в Ольховке или Урюпинске, измученных педиатров самих выносили из самолета на носилках. На твердой земле они приходили в себя и шли к пациентам.

Лечили все, любую патологию. В области началась вспышка дифтерии, инфекции буквально косили население – в годы войны не было возможности проводить профилактическую вакцинацию, и педиатры практически сроднились с санавиацией. Ночь, праздники, выходные – таких понятий для них не существовало. Дети нуждались в медицинской помощи, и они эту помощь всегда получали.

А дома Евгению Николаевну, к тому времени ставшую молодой вдовой, ждали два своих пацана. На них уже времени катастрофически не хватало. Но ребята рано стали самостоятельными. Старший младшего по-взрослому воспитывал: кормил, провожал в школу, готовил с ним уроки. Так и росли оба – с вечным шнурком на шее с ключом от квартиры.

Параллельно с ликвидацией эпидемий, доктор Дробкова и ее немногочисленные коллеги занимались еще и организацией двух детских отделений в областной клинической больнице и при этом не переставали летать и ездить по области, организовывая педиатрические службы в сельских районах и городах.

Когда в Волгоградском мединституте появился педиатрический факультет, работать стало легче. Но ненамного. Ведущие педиатры, и среди них доктор Дробкова, продолжали курировать «свои» сельские районы. А их было, как правило, несколько. И каждый только в плановом порядке надо было посетить четыре раза в год – осматривать население, консультировать, отбирать из диспансерных групп тех, кто нуждается в госпитализации. И плюс еще внеплановые выезды, если пациенты нуждались в экстренной помощи.

В то время практикой была и так называемая ротация кадров: скажем, три месяца доктор должен отработать в стационаре, а потом два месяца в поликлинике – чтобы не потерять хватку и отточить профессионализм. Благодаря такой ротации Евгения Николаевна освоила сразу несколько врачебных специальностей. Она была всем – и кардиологом, и эндокринологом, и нефрологом.

А еще – мамой по совместительству для всех своих маленьких пациентов. Ведь кто привез малыша из района в областную больницу, тот и его мама: детишки лежали в стационаре порой месяцами, а у многих родителей не было возможности их навещать. Потом из «мамы по совместительству» Евгения Николаевна плавно переквалифицировалась в «бабушку по совместительству» и продолжала ею оставаться долгие годы. На заслуженный отдых она ушла, когда ей было уже сильно за 70.

Сыновья доктора Дробковой выросли. Стали хорошими, уважаемыми людьми. Вот только с медициной никто из них свою судьбу не связал принципиально: насмотрелись на бешеную мамину работу. Но и сейчас, будучи давно на пенсии, Евгения Николаевна не потеряла интереса ни к жизни, ни к медицине. Прошлым летом, когда стояла страшенная жара, вдруг на пороге своей любимой областной детской клинической больницы появилась 89-летняя Евгения Николаевна. «Соскучилась по вас! – объяснила коллегам. – Ну, что, чем новеньким пациентов лечите?»

– Вот этим своим «чем новеньким пациентов лечите?» она нас просто потрясла, – вспоминает главный врач ОДКБ Светлана Емельянова. – «Евгения Николаевна, для вас это действительно так важно?» – спрашиваем. А она: «Да, я не работаю, но все читаю и мне все интересно». Уникум – одно слово.

Буквально на днях Евгения Николаевна Дробкова отметила свое 90-летие. Отметила, правда, на больничной койке – за день до юбилея сломала ногу. Коллеги желают ей здоровья и не сомневаются: она обязательно поправится и еще неоднократно придет их навестить. Человек она такой – выбранный временем, с большим сердцем, доброй душой и максимальной мерой ответственности.

Поделиться в соцсетях