Их вычеркнули из списка живых

В октябре исполнилось 20 лет Закону РФ «О реабилитации жертв политических репрессий». 20 лет назад в новой России появился документ исторического значения. Он стал актом восстановления справедливости по отношению к миллионам людей, пострадавшим от тоталитарного произвола.

Первый директор Котовского районного историко-краеведческого музея В. И. Погребной в своей книге «Моя малая родина» вспоминает времена сталинских репрессий. «Когда мы приходили в школу, садились за парты, то первым делом ждали правительственного сообщения, а они были очень частыми и до боли неприятными. Очередная тема по истории СССР начиналась с сообщения, что органами НКВД раскрыт очередной «враг народа», поэтому, говорил учитель, откройте такую-то страницу и зачеркните его портрет и все, что о нем сказано. Так мы замалевывали Тухачевского, Егорова, Блюхера, Рыкова, Бухарина, Якира, Уборевича, Косиора, Чубаря, Рудзутака и других». 
Были «враги народа» и в нашем районе. Пожелтевшие от времени страницы районной газеты «Ждановец» (район в те годы назывался Ждановским в честь посещения его в 1934 году членом ЦК ВКП(б) А. А. Ждановым) от 28 августа 1937 года сохранили страшные приметы той поры. Крупный заголовок призывает: «Врагам мы житья не дадим – выкорчуем, разгромим и уничтожим их до конца!» Далее описываются события, происходившие в селе Котово Ждановского района накануне. «Вчера в районном клубе, переполненном до отказа колхозниками, приехавшими из сел нашего района и из соседних районов, состоялся судебный процесс над врагом народа, правым реставратором капитализма, бывшим директором М.-Коробковской МТС Тураевым, обвинявшимся за контрреволюционную деятельность и вредительскую работу в МТС. Правый отщепенец, враг народа Тураев пытался увильнуть от советского правосудия, он не признавал себя виновным во вредительстве в М.-Коробковской МТС, но был уличен показаниями свидетелей и сознался в предъявленных ему обвинениях. Выездная сессия специальной коллегии Сталинградского областного суда вынесла врагу народа Тураеву справедливый приговор». В приговоре подробно перечислены преступления директора МТС. Жена Тураева на одной из вечеринок у друзей «допустила распевание контрреволюционных частушек, в которых оскорблялись руководители нашей Родины. Тураев вместо решительного отпора и пресечения этого преступного поведения своей жены фактически отнесся к этому преступлению безразлично. В беседе с Рожковым, в марте 1937 года, Тураев позволил себе восхвалять врагов народа Рыкова и Бухарина, возводя одновременно клевету на руководителей партии и правительства». Донес на него присутствовавший на этом же вечере сослуживец Тураева.

В приговоре указаны другие преступления «врага народа». Во время весеннего сева Тураев не обеспечил завоза тракторов из трех МТС, признав трактора негодными. Он не обеспечил своевременное получение сеялок и задержал на несколько дней использование кредита, в период весеннего сева имели место систематические простои тракторов, допускались нарушения финансовой дисциплины, завышение окладов, выдача авансов в счет зарплаты. «Переходя к вопросу о мере наказания, суд учитывает особую опасность преступлений, совершаемых врагами народа, которые, двурушничая, используют свое положение партийца во вред социалистическому строительству, скрывая свою принадлежность к правой контрреволюционной бухаринско-рыковской группе, стремящейся осуществлять вредительство и в области сельского хозяйства. Руководствуясь ст.ст. 319, 320 УПК, Сталинградский областной суд ПРИГОВОРИЛ: Тураева Василия Николаевича подвергнуть высшей мере наказания – расстрелять. Имущество, лично принадлежащее Тураеву, конфисковать…». Такая же участь постигла 12 руководителей и работников овцеплемхоза «Котовский» Ждановского района. По ложному доносу директор овцеплемхоза А. П. Ярославский, заместитель директора С. М. Тихонов, начальник политотдела Гаценко, заведующая детским садом Гаценко (его жена), главный агроном Рудич, бухгалтер Котенко, старший зоотехник Н. А. Поманский, исполняющий обязанности ветврача Д. А. Чичаев, заведующий механической мастерской А. Ф. Тихонов, управляющий фермой № 1 П. Е. Удот, управляющий фермой № 2 И. А. Сломов были арестованы. Десятерым были вынесены смертные приговоры. Все они были посмертно реабилитированы. В сохранившемся номере газеты «Ждановец» от 19 октября 1937 года в обвинительном приговоре Поманскому, Чичаеву, Тихонову, Удоту и Сломову говорилось, что их вредительская деятельность была направлена на «умышленное распространение заразных заболеваний среди племенного овцепоголовья», «создание таких условий содержания и ухода за скотом, которые приводили к массовому падежу», «создание тяжелых культурно-бытовых условий рабочим овцеплемхоза, с расчетом вызвать возмущение и недовольство рабочих советской властью». Судьба пощадила лишь механика А. Ф. Тихонова. По рассказу его сына, из мест заключения он был направлен на фронт в штрафной батальон. В 1944 году Андрей Федорович воевал в составе 86-й тяжелой гаубичной артбригады. Был награжден орденом Красной Звезды, медалями. В нашем музее хранится справка о реабилитации А. Ф. Тихонова. Его дело было пересмотрено 31 мая 1957 года и «прекращено за отсутствием состава преступления». Репрессии с новой силой возобновились после Великой Отечественной войны. В 1947 году по ложному доносу был арестован участник войны, студент второго курса музыкального училища, активист, комсорг группы, уроженец села Серино Яков Яковлевич Сахнов. Бесконечные письма в адрес правительства не дали никаких результатов. После смерти Сталина в 1954 году он был реабилитирован. Яков Яковлевич всю жизнь проработал в музыкальной школе учителем. И всегда он носил в кармане справку о реабилитации. Как оправдание тех грехов, которые он никогда не совершал перед своей Родиной.

Поделиться в соцсетях