Инвалид-колясочник из Волгограда через суд получил землю и строит дом

Услышав о молодом волгоградце, прикованном к инвалидному креслу, который строит дом, мы не сразу поверили. Возможно ли такое? Но, встретившись с Романом Кривошеевым, поняли: такой человек горы свернет! И еще: поразил девиз на его страничке в соцсети – «Наслаждаюсь дыханием жизни». 

Авария

Все, как у всех, у Романа Кривошеева было до 18 лет. Школа, бокс, борьба, плавание, футбол… Хотел поступить в колледж на специальность «авторемонт», да обучение оказалось семье не по карману. Получив диплом техника-механика промышленного оборудования, собрался в горхоз на автодорожный факультет. В июне 2000-го катался на машине друга за городом. Видимость скверная, мошка. Как с проселочной дороги выскочил велосипедист, Роман не понял. Вариант ухода от столкновения был один: свернуть в кювет – по встречке шла машина.

...Когда пришел в себя, работал только слух. Руки-ноги не слушались, зрение отказало. И хотя первые месяцы только голову мог едва повернуть, даже мысли не было, что это навсегда. Пройдет время, и все вернется, организм с помощью врачей справится – на этой уверенности он держался.

Но вернулось только зрение. С пониманием воспринял Роман, что из его жизни исчезли вчерашние друзья. «У них учеба, развлечения, а у меня положение лежа», – иронизирует парень. Но это опять же с одной стороны. С другой – нежелание даже видеть инвалидную коляску в своей комнате. «Я встану и пойду – какая к черту коляска?!» Но прошел год. 

«Смотришь на листву, а она не ярко-зеленая, цвет притуплен, словно на экране яркость приглушена. А потом словно щелкнуло, и пелена 
спала».

Когда  Роман пришел в себя после аварии, у него работал только слух

Учеба

Многочисленные обращения в клиники и к народным врачевателям, массаж, ЛФК, организация спортзала у себя дома – было все. Летом 2002‑го, находясь на лечении в Пятигорске, Роман узнал, что девушка из Волгограда – инвалид-колясочник, поступила в университет, о котором он с юношества мечтал. 

Решил тоже учиться. Что с того, что ни ходить, ни даже ложку поднести ко рту не мог, когда мечта в двух шагах. На общих основаниях сдал вступительные на 4 и 5 и поступил. Добираться со Спартановки в университет – километров 30 с пересадками. Чтобы попасть в аудиторию, заказывал такси, договаривался с близкими и знакомыми, чтобы привезли и подняли его с коляской на 4‑й этаж… 

Но даже просто отсидеть пару часов в аудитории было нереально. Поэтому мама Романа ездила на лекции, с ним конспектировала и приносила задания сыну. Со временем он смог на компьютере сам готовить курсовые.

Преподаватель спустился и сразу предложил: ставлю с закрытыми глазами четверку, и по домам. Роман не согласился. Он попросил студентов поднять его этажом выше, в свободную аудиторию, где парень сдал экзамен «по всей форме». Получил за ответ заслуженную пятерку. 

«Я вижу, куда попадает мой средний, самый длинный палец, и за счет массы руки нажимаю на кнопки, координируя направление, чтобы он не съехал в сторону, не соскочил. Каждая буква – как полет ракеты».

На третьем курсе случился эпизод, во многом определивший дальнейший ход учебы. 

Приехав на очередной экзамен, долго ждал преподавателя в холле, поскольку свободных аудиторий на первом этаже не оказалось. Наконец преподаватель спустился и сразу предложил: ставлю с закрытыми глазами четверку, и по домам. 

Роман не согласился. Он попросил студентов поднять его этажом выше, в свободную аудиторию, где парень сдал экзамен «по всей форме». Получил за ответ заслуженную пятерку и уехал. 

С тех пор право быть на равных со всеми за Романом признали все. Без «особого отношения» – так будет всегда, решил для себя парень. И ни разу об этом не пожалел.

К сожалению, жилье и подъезды практически не приспособлены для инвалидов-колясочников

Суд

Он начал осваивать юрис­пруденцию, его интересовали законы, которые призваны помогать инвалидам. И приступил к «диалогу» с чиновниками: первым делом стал добиваться обустроить пандус у своего дома. 

Сработало! Но оказалось, что не во всех инстанциях четко выполняют закон. Настоящее сражение началось, когда Роман обратился в фонд социального страхования (ФСС) с просьбой предоставить путевку в санаторно-реабилитационный центр. 

Роман начал осваивать юрис­пруденцию, его интересовали законы, которые призваны помогать инвалидам. И приступил к «диалогу» с чиновниками: первым делом стал добиваться обустроить пандус у своего дома. 

Поначалу ему присылали отписки, а затем и вовсе отказали. Это решение Роман пытался опротестовать в суде. Не удалось. Кстати, на каждом заседании Роман присутствовал лично, подкреплял свои аргументы ссылками на законы, подзаконные акты, инструкции. Все напрасно.
Но парень не опустил руки и обратился в Верховный суд. Там его дело рассматривалось заочно. Но решение было вынесено однозначное – инвалид-колясочник прав, подтвердила высшая судебная инстанция. 

«Для меня эта история – шахматная партия, воспринимал все отстраненно. Ход сделаю и жду, чем ответят. Продумываю, как свою позицию усилить, чем подкрепить, как в их обороне брешь пробить».

Закон

Еще одну победу Роман одержал в суде, когда задался вопросом: с чего это делят инвалидов на региональных и федеральных? Соответственно и льготы двух сортов, обеспечение лекарствами разное. 

Есть только одно понятие – инвалид, утверждал Роман, других не предусмотрено. И снова оказался прав. На основании решения суда были внесены поправки в областной закон.

Особая тема – перечень предметов, которые государство обязано предоставить инвалиду. Скажем, входит в него стул санитарный. А вот противопролежневая подушка для стула в перечне ТСР отсутствует. 

Возможно, другие могут без нее обойтись, но стоит Роману посидеть на стуле без подушки даже короткое время, начнутся пролежни. Когда нет мышечной массы, кровообращение нарушено – заполучить рану проще простого. 

В этом Роман однажды убедился, находясь в больнице. За три года лечения пролежней километры бинтов и литры мазей ушли, ежедневные – утром и вечером – перевязки, смена всего белья… 

Роман работает, отслеживает через Интернет тендеры, которые проводятся на поставку электрооборудования

В 2012‑м Роману удалось измором пробить оборону, и чтобы отделаться от настырного просителя, дали ему все же 14 тысяч на эту подушку. Но в перечень необходимого этот предмет для всех инвалидов так и не внесли. 

«Стоит сейчас эта подушка 23 тысячи. Нашел торговую площадку, где они продается оптом минимально – пять тысяч. Разделил сумму на количество подушек, получилось, что стоимость одной – в районе 500 рублей. В Китае, где ее производят, – 500, в России – 23   тысячи!»

Право

Вам надо, вы и доказывайте – так началась для Романа эпопея по улучшению жилищно-бытовых условий. Для него это был шанс стать самостоятельнее, обходиться без помощи посторонних. Ведь даже здоровому человеку, сидя в коляске, не выбраться с энного этажа во двор, не говоря уже об инвалиде, у которого руки и ноги парализованы! 

Обустроить пандус, установить подъемник в соответствии с нормами невозможно – таким было заключение комиссии в ответ на его обращение. Полноценно пользоваться, находясь в инвалидном кресле, санузлом, кухней, жилой комнатой и балконом не позволяют размеры и конструктивные особенности квартиры – это тоже результаты обследования. Но в обмене жилплощади на иную, более приспособленную для инвалида, отказали.

«Но тогда дайте возможность мне самому себе помочь – выделите участок под строительство дома!» – решил Роман. В законе право такое прописано. Но в районной администрации инвалиду отказали. Закаленный в боях Роман обратился в суд, и на первом же заседании он признал его правоту. Чиновники умудрились опротестовать решение, но апелляцию, к счастью, отклонили. Так Роман получил свой земельный участок.

Дом

Через Интернет парень узнал, какие есть возможности подключить свет, воду, газ. Его все устроило. Сложнее оказалось с проектом. Полдюжины организаций, в которые обратился Роман, оказались на редкость единодушны при оценке своей работы. Запросили около 100 тысяч рублей, чтобы наметить контуры дома для инвалида. Знакомый посоветовал обратиться к архитекторам из Тамбова – у них вроде был типовой вариант. Так оно и оказалось.

«Фундамент дома уже наполовину выполнен, появятся средства – продолжу строительство».

Работа

Роман считает себя педантом – предпочитает все доводить до логического завершения. Начав читать одну книгу, не перескочит на другую, пока не закончит первую. В литературе его, кстати, интересует многое: Пушкин и Достоевский, детективы и эзотерика. Ну и, естественно, не забывает про юриспруденцию – законы, указы, нормативные документы.

Устроился работать – в его обязанности входит отслеживание через Интернет тендеров, которые проводятся на поставку электрооборудования, производимого его работодателем. Затем нужно грамотно составить заявку и подать ее. Конкуренция на этом рынке жесткая, приходится все время быть начеку, но Роман справляется. 

Прежде он много раз предлагал свои услуги организациям различного профиля. Резюме неизменно имело успех, как и собеседование по телефону. Но когда узнавали, что потенциальный сотрудник может трудиться только на дому, обещали «позвонить позже». И пропадали. 

Кривошеев борется за свои права - добился установки пандуса, получил средства реабилитации

Надежда

Он привык добиваться своих целей. Всегда. А потому рискнул поспорить даже с медициной. Надежда выздороветь привела его однажды в клинику швейцарской Лозанны. На его запрос ответили: со схожим диагнозом впервые будем оперировать в 2017‑2018 годах, но только 5‑6 ваших соотечественников. 

Роман не расстроился. Теперь он надеется на российских ученых. Что авария в 2000‑м, что иное событие – для Романа перевернутая страничка книги. Было, прошло, идем дальше. Не откроется одна дверь – надо идти к другой. 

Он привык добиваться своих целей. Всегда. А потому рискнул поспорить даже с медициной.

Неизменные ценности – отношения с людьми. В ближний круг их входит немного, но значимость каждого безмерна. Психолога Хану Евгеньевну Погорецкую, которая помогла пережить первый год после аварии, и до сих пор Роман не забывает. Участкового врача – терапевта Ларису Юрьевну Борисову, которая делает все, что в ее силах. Мама и бабушка… Есть ли вообще слова, которые могут выразить, что значат они для него?! В последнее время и абсолютно чужие, незнакомые люди стали внимательнее. 

«Пандусов в городе стало больше, правда, многими воспользоваться невозможно – для кого их делают?! Прохожие во время прогулок часто спрашивают, могут ли помочь. Причем свои услуги предлагают люди разного возраста. Люди доброжелательнее стали...»

Роман удивляется: почему же во многих государственных инстанциях этой доброжелательности и в помине нет? Удивляется, но идет дальше, не оглядываясь на прошлое, вперед, к своим целям. Он так привык. Рассчитывать только на себя. И быть со всеми на равных.

Комментарии

Дай бог ему сил. Мужественный парень. Спасибо, что рассказали его историю

Добавить комментарий