Иржи Машталка: «Семьдесят лет назад здесь решилась судьба всей Европы»

  • Иржи Машталка: «Семьдесят лет назад здесь решилась судьба всей Европы»
  • Иржи Машталка: «Семьдесят лет назад здесь решилась судьба всей Европы»
Квестор Европарламета от Чехии Иржи Машталка в Волгограде довольно частый гость и принимает активное участие в продвижении города на международном уровне. Торжества по случаю 70-летия победы в Сталинградской битве он считает особенно важными, как повод еще раз вспомнить о событиях Второй мировой и не дать переписать ее историю.

– Юбилейная годовщина Сталинградской битвы празднуется не только в масштабах Волгоградской области, но и в масштабах всей страны, потому что именно здесь в 1943-м ковалась победа 1945-го, и об этом знают все. Интересен был бы взгляд на это событие из Европы. Как воспринимают его там?

– Вопрос непростой, и чтобы ответить на него, мы должны посмотреть, в какое время мы живем в течение последних десяти-двадцати лет. Это касается не только Западной, а Европы в целом. Все помнят изменения, происходившие в начале 90-х. Тогда по моим ощущениям все шло по определенному сценарию. Победа во Второй мировой это, конечно, огромный символ. Можно пытаться как-то позабыть об этом, но нельзя вычеркнуть из истории то время, когда и в Лондоне, и в разных точках мира только и разговоров было о том, какие события происходят в Сталинграде. Конечно же весь мир уже знал, что получилось фактически остановить фашистские войска под Москвой. Но основное сражение произошло здесь. Никуда не деть восприятие того поколения, которое помнит, как они, несмотря на запрет, слушали радиоприемники. Говоря об этом, я могу привести в пример своего отца. Московское радио было не то что запрещено, а за подключение к нему можно было получить очень строгое наказание. Но все слушали. И радовались. Даже если прочитать известную работу Юлиуса Фучика «Репортаж с петлей на шее», у него там есть глава, где он пишет, как узнав, что под Сталинградом советские войска разгромили фашистов, они по-своему, в тяжелых условиях праздновали эту победу. А после девяностых начала реализовываться другая концепция – забывать, и не только позабыть, но и как-то переписать историю. И на сегодняшний день подается картина так, что роль СССР была не такой значительной, да и вообще, единственный победитель этой исторической схватки – Соединенные Штаты Америки. Есть, конечно, и объективные авторы, появляются новые работы, где историки сравнивают, какие жертвы были с обеих сторон, раскрывают неизвестные детали. Наш долг сейчас, – а в Волгоград в эти дни приехали не только представители городов-побратимов, но еще много других людей, – вместе с вами отметить и напомнить всему миру об этой дате. Чтобы никто не забыл, что как раз на этом месте 70 лет назад решалась судьба не только Советского Союза, но всей Европы. Если бы результат битвы был иным, думаю, что события пошли бы по другому, очень страшному пути.

– Попытки переоценки военной истории предпринимаются сейчас и организациями, изобличающими тоталитарные режимы. Причем они на один уровень ставят коммунизм и фашизм, а через это сравнение приходят к сравнению Советского Союза с Германией. Такие организации есть в большинстве стран Европы, в том числе и в Чехии.

– Все прекрасно знают, что в Чешской Республике в годы войны действовало Сопротивление. На территории СССР в составе Красной Армии действовал чешский корпус, который участвовал в освобождении не только Чехословакии, но и, например, Киева, некоторые получили и звание героев Советского Союза. Со временем в Чехии появилось течение, которое пыталось интерпретировать эти события иначе, и постепенно эти группировки стали действовать все активнее. Это не чья-то личная идея, скорее это пришло из-за океана, и осуществляется как систематичная работа, цель которой – заставить людей думать по-новому. Фашизм спровоцировал войну. Не Советский Союз развязал ее, а как раз таки фашистская Германия. Но под тем лозунгом, что коммунизм – тоталитарная система, все ставится с ног на голову. Результат такой, что человек, который не знает достаточно и поленится почитать и проверить, подумает, что виноваты коммунисты, а эти не при чем. Тут много индикаторов. После 90-х годов, например, начали активно публиковать мемуары военачальников фашистских войск. Да, это были умные, по своему замечательные люди, но когда такой литературы становится очень много, причем без критических замечаний другой стороны, то может сложиться впечатление, что они как-бы случайно проиграли, а фактически боролись за хорошее дело. Я, конечно, сейчас утрирую, но фактически и до этого можно дойти. А еще до того, что если бы не Штаты и Второй фронт, то всем бы пришел конец. Развалился Советский Союз, социалистическое сообщество, но осталась Россия. И теперь стоит задача: надо резинкой вымарать из народной памяти этот военные подвиг. В этой связи очень важно то событие, что мы сейчас отмечаем. Мы должны напомнить миру об истории, во-первых, а во-вторых, показать не только воспоминания, но и объективный анализ событий происходивших во время и после войны. Я думаю, что это долг моего поколения. В Чехии под предлогом того, что мы должны объективно разобраться в нашей истории, возникли вот эти институты, например, Институт изучения тоталитарных режимов. Но в них очень мало настоящих историков по образованию, и они пишут очень тенденциозно. Эти работы появляются в основном тогда, когда идет политическая борьба. Но эффект получается парадоксальный – чем больше они пишут, тем больше провоцируют на то, чтобы сравнить социальную обстановку, и это сравнение оказывается не в пользу нынешнего времени.

– Тем не менее, неонационалистические движения в Европе пока только вступают в пик своей популярности, и видимо, в них не видят угрозы, если не пытаются остановить.

– Частично эти движения, я убежден, координированы и финансируются теми группировками, которым нужны радикалы в определенное время в определенном месте. Возможно и то, что так проявляет себя ксенофобия. Вдобавок, раз это организация молодых людей, то частично спонтанно к ними присоединяются и те, кто не имеет радикальных убеждений, а просто им сочувствует, а в среде молодежи идеи распространяются быстро. Наконец, в каком-то смысле это зондирование ситуации на предмет того, насколько адекватно в обществе могут быть восприняты праворадикальные взгляды вообще. У левых в Европе сейчас застой, потому что все знают, что по старой схеме работать невозможно, а новой еще не придумано. Правый радикализм будет возрастать по мере того, как будет углубляться левый кризис.

Поделиться в соцсетях