История не по учебнику

С виду эта семья ничем не отличалась от других туристов, приезжающих посмотреть на исторические места Волгограда. Только привело их сюда не просто любопытство, а важное дело. Увидеть своими глазами, почувствовать в километрах тот путь, что проделал их дед 70 лет назад.

– Историю своего боевого пути с первых дней Великой Отечественной войны и до Дня Победы рассказал мне мой дедушка. Мои родители и я решили записать этот рассказ, чтобы сохранить его в семейном архиве, – говорит московский школьник Ваня Лебедев. – Сегодня дедушке 88 лет, он живет в Москве. И он ждет наш волгоградский отчет. 
С расспросами о войне к ветерану ВОВ Александру Лебедеву не раз подходили его близкие родственники. Старый солдат отмахивался – что там говорить. Все уже сказано. А перед настойчивостью младшего внука вдруг сдался. Родители тут же вооружили Ивана диктофоном. Расшифрованные воспоминания деда – теперь главная семейная ценность.
Война для Ваниного дедушки Александра Лебедева началась сразу после школьной скамьи. В августе 1941 года с остальными красноармейцами, многие из которых были его сверстниками, он в эшелоне был отправлен в Воронеж, затем в начале сентября 1941 года на фронт. Уже на Украине, на подходе к фронту, в районе города Сумы поезд разбомбили немецкие самолеты. Всех, кто выжил, расформировали в разные части.
– Мой дедушка попал в саперный батальон, входивший в состав саперной бригады. В тот период наши войска отступали. Дед весь этот путь от Украины через Белоруссию, далее на восток через Брянск и Орел назад до Воронежа прошел пешком.
После переформировки Александр Лебедев попал в 16-ю инженерную бригаду специального назначения под командованием полковника М.Ф. Иоффе, которая направлялась в Сталинград. Шли они пешком, в основном ночью и минуя стороной населенные пункты, для того чтобы их не могла обнаружить вражеская разведка. Марш длился больше месяца, и в августе 1942 года бригада вошла в Сталинград.
Дед вспоминает: «Когда мы подошли к Волге, то не увидели никаких пригодных плавсредств. Это было связано с тем, что немцы бомбили и расстреливали все, что было в акватории Волги. На берегу же были насыпаны горы зерна. Такого количества зерна никто из нас никогда не видел. Его непрерывно подвозили к берегу на подводах и на машинах, чтобы переправить на противоположный берег. Все эти горы были изрыты воронками от бомб. Немцы, не прекращая, предпринимали попытки разбомбить и сжечь зерно. 
Через три дня наша бригада была переправлена на другой берег Волги, для небольшого отдыха и получения дополнительного вооружения и боеприпасов. Переправлялись мы на пароме ночью, а видно было как днем, потому что немцы, уже вплотную подошедшие к Сталинграду, постоянно освещали небо ракетами. Уже на берегу утром, когда рассвело, мы не без удовольствия обнаружили, что находимся в огромном яблоневом саду со спелыми яблоками. Они оказались большим подспорьем к очень скудному тогда рациону питания. На самом деле мы этому саду и добытой в Волге рыбе обязаны жизнью.
– Находился этот сад в Красной Слободе, – объясняет Иван. – Мы с родителями переехали на другую сторону Волги, но не паромом, а по новому мосту. Вот только сада нам найти не удалось.
Через месяц бригада была передислоцирована назад в пригород Сталинграда, в район Ерзовки, и приступила к боевой «работе». В задачи входило минирование переднего края передовой как обычными минами, так и электроминами, которые можно было подрывать с помощью аккумуляторной батареи на расстоянии 100-150 метров. 
– В то время мой дедушка был командиром взвода разведки, – рассказывает Иван. – В обязанности его взвода входила разведка минных полей для их дальнейшего разминирования, составление карт минных полей и непосредственно разминирование и минирование. Между нашими и немецкими саперами шла непрерывная так называемая «вторая» война -– кто быстрее разминирует участок боевых действий и поставит в ответ свои мины. За отличие в боях под Сталинградом 16-я инженерная бригада специального назначения получила звание 1-й гвардейской инженерной бригады специального назначения. По приказу Верховного главнокомандующего взвод моего дедушки был оставлен в освобожденном Сталинграде на три месяца и занимался разминированием города. Это была очень ответственная и опасная работа. Они ее выполнили на «отлично».
В конце апреля 1943 года по окончании разминирования Сталинграда бойцы бригады были переброшены под Курск на станцию Поныри.
– Это следующий пункт в нашем маршруте, – говорят Лебедевы. – Дед рассказал, что там стоит памятник саперам. Они сражались отважно наряду с артиллеристами, танкистами и пехотинцами. Воины 1-й гвардейской краснознаменной инженерной бригады специального назначения, участвуя в боях у Понырей, подложили буквально под гусеницы вражеских танков 3 тысячи противотанковых мин.
С 5 июля 1943 года началось полномасштабное контрнаступление наших танковых частей, и завязалось громадное танковое сражение на Курской дуге. Вокруг взрывались бомбы, снаряды, мины. Горели танки, все было в дыму. В общем, стоял ад кромешный. 
– В самый разгар одного из боев на Курской дуге мой дедушка получил задание доставить из леса заранее подготовленную машину с минами, – рассказывает пятиклассник. – Пытаясь прорваться к грузовику, он был очень тяжело ранен разорвавшейся рядом бомбой. Долго лежал на проселочной дороге, истекая кровью, пока по чистой случайности его не подобрал водитель проезжавшей мимо легковой машины, который ездил по передовой и искал своего командира. Этому солдату мой дед обязан жизнью.
13 дней Александр Лебедев был без сознания. Неизвестно, остался бы он жив, если бы в госпиталь не приехал с инспекцией светило хирургии Александров из Ленинграда. Он и сделал тяжелораненому сложнейшую операцию. Оперировали тогда без наркоза, только дали выпить стакан спирта. Через две недели санитарным поездом его отправили в тыл – в Красноярск.
– Деда спас случай и неравнодушные люди, – не по-детски рассуждает Иван. – Если бы не тот солдат-водитель, случайно заметивший его, и если бы не талантливый хирург, вряд ли у этой истории было бы продолжение.
Из-за тяжести ранения при выписке солдата признали нестроевым. Но он попросился снова на фронт.
– Ему повезло – в это время производился набор в технические службы 32-го гвардейского истребительного авиаполка, которым командовал тогда полковник Василий Сталин – сын Верховного Главнокомандующего. Через несколько дней деда отправили в этот самый полк. Вместе с летчиками полка он прошел славный боевой путь от Твери до Берлина. В Берлине весной 1945 года в дни победы мой дедушка, как и многие наши солдаты, расписался на стенах рейхстага.
Дети и внуки ветерана еще не знают, насколько затянется их историческое путешествие. Школьные каникулы, между тем, расписаны на год вперед – Курск, Елец, Смоленск, Витебск, Минск… Берлин.

Поделиться в соцсетях