К оленеводам по дороге из горного хрусталя

Волгоградские студенты отправились на полевую практику, а получили море приключений

Представьте себе, даже во время экономического кризиса федеральное правительство выделяет средства на проведение преддипломной полевой практики студентов-географов. Добавив собственных денег, четверокурсники кафедры географии и картографии ВолГУ решили рвануть так далеко, куда потом вряд ли получится добраться самостоятельно – в национальный парк Югыд-ва на Приполярном Урале.

Медленные куропатки и неспешные комары

Это десятидневное путешествие, конечно, состоялось не зимой: сейчас там морозы до -50. А в самый разгар приполярного лета – в конце июня – начале июля, когда на солнышке +20, цветут полевые цветы, а рядом на склонах видны последние сугробы снега. Но рассказал о нем старший преподаватель кафедры географии и картографии ВолГУ Николай Вишняков лишь 19 февраля, на очередном заседании волгоградского отделения Русского географического общества.

Двадцать студентов и сопровождающие их инструкторы-преподаватели вышли на станции Инта в Республике Коми. Оттуда в заповедник ходит только вездеход «Урал» – возит вахтовиков и редких туристов. Самая нужная

обувь в тех местах – болотные сапоги выше колена. Только сошел с тропы – а под травой трясина. Комаров, конечно, полно. Но, как рассказал Николай, полярный комар – не чета нашему волгоградскому. Пока прицелится, пока неспешно прогуляется по телу, 20 раз его можно прихлопнуть. Оказалось, впрочем, что там не только комары, но и любая живность и даже люди отличаются каким?то очень неторопливым «эстонским» темпераментом. Вот бежит, торопится и, наверное, потеет под перьями полярная куропатка. За то время, пока она бежала, волгоградские студенты успели ее несколько раз обогнать и сфотографировать со всех сторон. Перепуганная птица сошла с тропы, встала рядом с ближайшим камнем и в полной уверенности, что хорошо спряталась, так и осталась стоять. Некоторая «тормознутость» местной фауны объясняется разве что отсутствием серьезных хищников.

Дорога вдруг оказалась посыпана белым щебнем. Присмотрелись географы, а это горный хрусталь! Оказалось, ближайшее месторождение горного хрусталя ссыпает на грунтовку свою некондиционную крошку. Обрадовались волгоградские студенты, насобирали 70 кг самых красивых хрусталиков и привезли потом в родной институт два ящика наглядных пособий. А встретившиеся им в заповеднике чешские туристы из Богемии, где как раз делают из хрусталя знаменитое на весь мир и довольно дорогое богемское стекло, сказали, глядя на эту дорогу:

– Россия – очень богатая страна, раз даже дороги в тундре горным хрусталем мостит!

Посвящение в туристы рыцарским мечом

Здесь волгоградцы впервые увидели, как грибы возвышаются над березами – карликовые березы стелются по тундре. Гриб на вид – подберезовик, а по факту – «надберезовик». Между горами Старик Из и Старуха Из находится Оленья поляна, на которой северные олени не заставили себя ждать. Несколько раз удавалось фотографировать их стада, перегоняемые оленеводами коми-зырянами через перевал Кар-Кар из Сибири на более сочные пастбища.

Самые любопытные олени подходили лизать соль с руки. А вот приближаться к стаду, предупредил водитель «Урала», смертельно опасно: по трубному гласу вожака стадо в 2000 голов моментально разворачивается и бежит в одну сторону. Могут затоптать.

Полярный день вызвал у волгоградцев повальную бессонницу. Ну, как уснуть, когда солнце заходит за ближайший хребет в 2 ночи, а в 3 утра уже снова взбирается на положенное ему место?

На высшую точку Полярного Урала – гору Народную высотой 1895 метров – решили восходить налегке. Подъем оказался пологим. Это не Кавказ. Просто иди и иди. На вершине Народной оказалось полно подарков и сувениров от туристов и местных предприятий: статуэтки, какое?то подобие космического спутника и длинный рыцарский меч.

Что ж мечу просто так стоять?! Устроили студентам посвящение в туристы на вершине горы рыцарским мечом!

Спускались с ветерком. Нашли снежник площадью около 300 метров и просто скатились, как с горки во дворе. Особенно радовался снегу в июле студент из Узбекистана.

А вот дальше на пути пошли сюрпризы. Ледник Балабан, который собирались изучать географы, исчез. Растаял! Вместо него волгоградцы обнаружили озеро. Вот зримые следы глобального потепления.

На перевале Голубые озера наших туристов встретил сумасшедший ветер. Перешли его поскорее и неожиданно для самих себя оказались в гостях у коми-зырян.

Первое, что бросилось в глаза, – нарты, забитые оленьими шкурами. На нартах – специальные летние полозья, на которых ездят по летней тундре, по травам и камням.

Обед в чуме

– В одном большом чуме живут семь семей с детьми, – рассказал Вишняков. – У каждой семьи большой закуток с занавеской от чужих глаз. Весь чум изнутри застелен оленьими шкурами. Дощатый настил, приподнятый на три сантиметра над землей, не дает холоду проникать в жилище.

Общего обеда нет, поскольку работа не ждет: у каждого оленевода свое стадо и план работы в артели. Сдают шкуры и мясо. Единственная связь с цивилизацией – мощная рация. Если болеют, сначала лечатся ягодами и травами, а когда не помогает – вызывают вертолет, и в больницу.

Детей на стойбище оказалось полно. Каникулы! Весь учебный год дети учатся в интернате для кочевых народов в Лабытнанге, а летом вертолет их привозит к родителям на стойбище. Вот такой детский сервис! А еще здесь полно сторожевых собак и щенков лаек и хаски, да и олени тянут к детям свои мягкие морды. В общем, малыши и подростки тут по?настоящему счастливы.

Гостей, как водится, позвали к столу. В меню – оленина в разных видах: вареная, жареная, вяленая. Компот из клюквы, а на десерт – голубика. В ответ на гостеприимство волгоградцы оставили коми-зырянам сахар и соль – то, чего в тундре не достать. Оленеводы были очень рады такому неожиданному подарку.

Фото студенты ВолГУ