Как это делалось в Молдове

В кои-то веки информация об умершем шимпанзе по кличке Чита, снимавшемся в фильмах про Тарзана в начале 30-х годов прошлого века, на бескрайних просторах Интернета оказалась популярней, чем «новость» про мечты Навального вывести на улицы миллион единомышленников.

Если во второй новости содержалось бы предложение всем демонстрантам держать в руках по надутому презервативу, покойный Чита бы не устоял... И демографический, кстати, взрыв обеспечили бы господа-оппозиционеры, создав дефицит противозачаточных средств. Но вот не догадались.
А вообще-то не очень смешно. Можно юморить по поводу «креативных» акций «несистемщиков», любоваться их интеллигентным обликом «белых воротничков» (и норковых шубок, кстати, тоже), умиляться сообщениям, как участники митинга на проспекте Сахарова покупали кофе для «растерянных полицейских». Право делать грустные прогнозы насчет того, чем все это умиление может обернуться на самом деле, предоставим специалистам-политологам, собаку съевшим на «цветных» бучах. Хотя любой может и должен хорошенько подумать, почему иной раз хвост позволяет себе вилять собакой...
Политический прогул
...Первоначально митинг оппозиции в центре Кишинева обещал быть мирным. Пробная акция протеста была проведена еще накануне, когда на улицы города вышли до десяти тысяч молодых людей. Молодежь организовалась с помощью Интернета – позже молдавской «революции» присвоят титулы «твиттер-революции» или «пластиковой революции». Продвинутые пользователи и завсегдатаи социальных сетей рады были наконец-то встретиться вне виртуального пространства, но вели себя мирно, корректно, как и подобает «новой политической силе». Выдвинули требования и разошлись.
А назавтра собрались вновь – студентам и старшеклассникам, очевидно, понравилось прогуливать занятия по «политическим причинам»... Молодые люди все подходили и в итоге перекрыли весь центральный столичный проспект Штефана Чель Мааре. Большая часть митингующих стеклась к центральной площади, где расположен президентский дворец. Еще часть митингующих сконцентрировалась в двухстах метрах поодаль – у здания правительства на Кафедральной площади.
Никто ничего не кричал с трибун – некому было. Лидеров-оппозиционеров не было в толпе. Никто провокационно не стрелял по толпе из снайперских винтовок с крыш...
Толпа была предоставлена сама себе и вдруг, выкрикивая лозунги «Коммунистов на свалку!» и «Свободу!», смела несколько десятков следивших за порядком полицейских. Под рев толпы флаги Румынии появились на флагштоках на верху здания резиденции президента.
Разбой. Цены высокие
Что делать с доставшимся им зданием дальше, бунтари явно не знали. Кто-то грамотный догадался сорвать с надписи на здании «Молдова» заглавную букву М. Больше делать, кроме как мародерничать, было нечего. В президентской столовой летали бутылки, пакеты с соком и батоны хлеба. Все, что можно было разбить, было разбито. Демонстрируя силу, молдавские геркулесы умудрились разрушить мраморную лестницу.
Парламент охранялся лучше, и его «взяли» не сразу. Полицейский спецназ забаррикадировался на первом этаже. Архив бюро расхватали на сувениры, а помещение подожгли. Пригнанные автобусы с полицейской подмогой закидали камнями, силовики спасались бегством...
Молдавский апрель 2009 года привел, как известно, в итоге к смене власти в стране. Специалисты продолжают спорить, можно ли считать молдавские события «оранжевой» революцией, или то, что произошло, называется как-то иначе? Впрочем, придумывание терминов – это их хлеб.
Две вещи очевидны. Поменяв власть, жители республики не изменили свою жизнь к лучшему. Второе очевидное – мастера «оранжевых политтехнологий» поставили себе «зачет» в усвоении новых методик управления массами посредством СМС и Интернета, с чувством выполненного долга получив гонорар от заказчика. Очевидно, в евро.

Поделиться в соцсетях