Как фашисты съездили на Волгу искупаться

  • Гитлеровцы переправляются через Дон
  • Сталинградцы строят заграждения на подступах к городу
23 августа 1942 года около 16 часов 14-й танковый корпус вермахта генерала Густава фон Виттерсгейма, прорвав оборону Красной Армии на рубежах реки Сакарки, вышел к Волге на участке поселков Рынок – Латошинка. Гитлеровские танкисты оказались всего в трех километрах от Сталинградского тракторного завода. О том, что происходило в те дни на Волге, рассказывает кандидат исторических наук, профессор Виктор Попов.

Обманчивый успех

Первым увидел их из окна своего рабочего кабинета директор завода Константин Задорожный. Немедленно он позвонил председателю Сталинградского ГКО Алексею Чуянову – мол, Алексей Семенович, вижу невооруженным глазом немецкие танки! – «Да ты там пьяный, что ли?!» – взревел в ответ рассерженный Чуянов. – «Никак нет, Алексей Семенович!» – «А где танки видишь?» – с недоверием спросил глава СГКО. – «Да вот они стоят!» – «А танкисты что делают?».

Ответ директора завода стал достоянием истории сражения за Сталинград: «Купаться пошли...».

Приблизительно месяцем ранее, в конце июля, командование вермахта усилило группировку войск на сталинградском направлении до 31 дивизии вместо действовавших ранее 18. Вскоре немцы перешли в наступление. С юго-запада, вдоль железной дороги Сталинград – Тихорецк, к городу на Волге устремилась 4-я танковая армия генерал-полковника Германа Гота, совершившая марш-бросок с Северного Кавказа.

А с запада в это же время на Сталинград наступала 6-я полевая армия генерала танковых войск Фридриха Паулюса. В ночь на 8 августа ею была окружена большая часть войск советских 64-й и 1-й танковой армий. В течение пяти суток в ходе ожесточенных боев в этом котле радиусом всего в 6 км гитлеровцам удалось разбить семь стрелковых дивизий, две механизированных и семь танковых бригад Сталинградского фронта. По немецким данным, в плен было взято около 57 тыс. советских солдат и офицеров, захвачено более тысячи танков и бронемашин, до 750 артсистем и 650 самолетов.

Сам Паулюс, однако, будучи опытным и умным полководцем, вовсе не испытывал эйфории в связи с итогами боев начала августа под Калачом. Этому были веские причины. Беспрерывные бои в донских степях, с переходами по 40 км в день, при почти 50-градусной жаре изматывали немецкие части и снижали их боеспособность. Растянутость коммуникаций все более затрудняла снабжение войск горючим и боеприпасами, осложняла подтягивание резервов, которые и без того к тому моменту уже были ограничены. А сопротивление советских войск по мере продвижения гитлеровцев к Сталинграду, напротив, нарастало.

Героизм солдат, ошибки генералов

Рано утром 23 августа, сокрушив советскую оборону, 16-я танковая и 3-я мотомеханизированная дивизии, входящие в состав 14-го танкового корпуса, устремились к Сталинграду. Продвижение их прикрывали с воздуха мощные группы эскадрилий пикирующих бомбардировщиков.

Этот удар частей вермахта оказался неожиданным для командования Сталинградского и Юго-Западного фронтов. Все его внимание было на тот момент приковано к южному направлению, где возле Абганерово наступала немецкая 4-я танковая армия. Прорыв немцев к Волге вызвал шок как у командования фронтами, так и в Москве.

Однако в междуречье Волги и Дона у Красной Армии было достаточно сил, чтобы воспрепятствовать прорыву противника, локализовать и ликвидировать его. Так почему же 6-й армии вермахта все-таки удалось 23 августа выйти к Волге?

Командование Сталинградского и Юго-Западного фронтов знало, что противник сосредоточил в большой излучине Дона значительные силы для наступательного броска. Однако угрожающее положение, сложившееся к югу от Сталинграда, видимо, не позволило командованию фронтов предотвратить удар вермахта в направлении на Сталинград имевшимися в его распоряжении силами.

23 августа, в пятом часу пополудни, Верховный Главнокомандующий приказал командующему войсками Юго-Восточного фронта ликвидировать прорыв противника силами, имевшимися в распоряжении фронта. Утром 24 августа Сталин вновь жестко поставил ту же задачу.

Почему же эти сталинские приказы остались невыполненными? Главная причина состояла в просчетах и нераспорядительности командований Сталинградского фронта и 62-й армии. Первые месяцы Сталинградского сражения были проиграны советским военным руководством. Превосходство немецких войск в полосе прорыва 6-й армии было достигнуто командованием вермахта благодаря своевременной передислокации боевых частей, умелому маневрированию ими и, в конечном счете, максимальному сосредоточению их на направлении главного удара.

Вопреки всем законам природы

Эти прекрасно вооруженные, имеющие большой боевой опыт воинские части вермахта встретили 23 августа на северных окраинах Сталинграда юные девушки-зенитчицы и отряды ополчения, спешно сформированные на заводах города. Два дня длился неравный бой, 83 танка потеряли в нем гитлеровцы. Но и все 37 наших зенитных орудий были уничтожены, девичьи их расчеты чуть ли не полностью погибли в том бою.

Вечером 24 августа генерал Виттерсгейм прибыл на то место, где еще недавно располагались советские зенитки. Он пришел сюда взглянуть на тех героев, что двое суток сдерживали его танки «вопреки всем законам природы».

Что Виттерсгейм увидел здесь? Юную убитую зенитчицу, прижавшую к себе снаряд, который она не успела донести до орудия. Молоденькую мертвую связистку, одной рукой которая сжимала трубку разбитого полевого телефона, а в другой держала револьвер. Чуть дальше лежал пожилой рабочий с Тракторного, сжимающий в руках винтовку-трехлинейку. Он отстреливался до последнего патрона…

Через два часа Виттерсгейм стоял перед Фридрихом Паулюсом и говорил ему, что дальше идти нельзя. Невозможно взять город, за который насмерть бьются не только солдаты-мужчины, но даже юные девушки – почти дети!

Густав фон Виттерсгейм предложил командующему 6-й армии отойти от Волги. Он больше не верил, что удастся взять этот, ставший для него страшным, город. Но Паулюс отверг его предложение, так как оно противоречило приказу группы немецкого верховного командования.

Начало конца

Разговор двух генералов закончился тем, что Виттерсгейма отстранили от должности. Преемником его на посту командующего 14-м танковым корпусом стал генерал-лейтенант Ганс Хубе, командовавший ранее 16-й танковой дивизией.

Так в августе 1942 года хрупкие девушки-зенитчицы ценой своих жизней не дали гитлеровцам захватить Сталинград с ходу. Немецкое наступление было ими, хоть и временно, но остановлено.

В те самые часы, когда они погибали у стен Сталинграда, Йозеф Геббельс с пафосом вещал в микрофон берлинского радио: «Взятие крепости на Волге – города, носящего имя русского вождя, дело считанных часов! Слушайте наши сообщения! Не отходите от приемников. Иначе вы пропустите исторический момент – сообщение о взятии Сталинграда».

Но этого сообщения немецкие обыватели так и не дождались…

DNG

Поделиться в соцсетях