Как «Моська» «Слона» одолела…

Бабушка Надя живет в поселке Мичуринский – в пригороде Камышина. Сегодня ей 79. Когда она начала эту судебную тяжбу ей было 73. Итого на поиски законности истратила пенсионерка шесть лет жизни.

Что захочу, то и сворочу
В один из дней Надежда Васильевна Чеботарева в своем саду-огороде при частном домовладении увидела… строителей. Часть здания старой почты, не один десяток лет соседствовавшей с приусадебным участком пенсионерки, местная предпринимательница стала в пожарном режиме перестраивать в магазин.
Строение бесцеремонно «оттяпывало» от сада-огорода старушки несколько метров. Сломанными оказались ветки деревьев, повсюду валялся строительный мусор. Выяснилось также, что высота магазина превысит высоту здания бывшей почты почти вдвое, а значит, кусок земельного участка бабушки Нади погрузится в вечную тень. Мало этого, прямо в сад-огород будет выходить и пожарный выход торговой лавки. Караул!
В принципе соседям можно любой вопрос решить полюбовно. Встретиться, договориться. Дамы, бывало, мило общались. Бабушка Надя даже любезно потчевала соседку-бизнесменку пирожками. Но… «Что надо, то и построю!» – всем своим видом, если верить рассказу бабушки Нади, стала вдруг демонстрировать бизнесвумен.
Кому закон не писан
Надежда Васильевна начала строчить по инстанциям жалобы с мольбами остановить стройку. Экс-главе администрации района, главе поселения, экс-прокурору района, в милицию, депутатам разных уровней.
На этой стадии представителям власти и закона урезонить строителей можно было одним росчерком пера. И не было бы 6-летних судебных разборок. У бабушки Нади есть все необходимые документы, подтверждающие ее право собственности на сад-огород. В то время как у соседки-бизнесвумен, о чем официально констатировал в своем ответе Чеботаревой и сам экс-архитектор района, «отсутствуют законные права на землю, нет разрешения на строительство и утвержденной проектной документации». «Слугам» народа стоило всего-то: приостановить, как требует законодательство, на время стройку и потребовать соблюдать Его Величество Закон, который обязателен в стране для всех. Но…
От бабушки Нади стали отмахиваться отписками, как от назойливой мухи.
– Огромной армаде чиновников и блюстителей закона нет дела до защиты прав таких простых людишек, как я, – сделала вывод бабушка Надя.
Когда здание было возведено, вся эта «армада» дружно развела руками: судитесь, бабушка! При этом были откровенны: потуги снести готовое строение – безнадежны. Надо полагать, никто не сомневался: бабушка отступится. Но Чеботарева пошла в суд.
С богатым не судись
Во-первых, чтобы в суде взяли к производству ее заявление, понадобилось… решение облсуда. На это ушло около полугода.
Шли месяцы, годы. Менялись судьи, иски и… Время от времени эта земельная тяжба при очевидной юридической правоте бабы Нади обретала просто парадоксальные повороты.
Например, в один из дней в суд была представлена бумага о том, что когда-то старое здание почты имело… погреба. И они-де располагались аккурат на тех квадратных метрах, которые оказались «оттяпанными» у бабушки Нади. Хотя сведений о наличии «мифических подвалов» до этого в техпаспорте почты не было и в помине.
Или вот еще. Из истицы Чеботарева вдруг однажды превратилась в… ответчицу. Встал вопрос о правомерности ее прав на весь приусадебный земельный участок, который принадлежит ей на праве собственности не один десяток лет. Но вдруг выяснилось, что документы, подтверждающие права Надежды Васильевны на ее приусадебный сад-огород, отсутствуют в архивах бывшего совхоза, поселения и даже района. Словно нечистая сила их унесла. А, следовательно, выходило так, что подлинность документа, который находится на руках у бабушки Нади, – под вопросом. Спасло пенсионерку то, что подобные бумаги были и у ее соседей по дому.
–Я убедилась: сегодня нет документов, которые нельзя было заполучить или наоборот уничтожить! – делится бабушка Надя. – И при этом любая фиговая бумага, даже абсолютно абсурдная, может быть принята судом к рассмотрению.
Судебный марафон
На шесть лет Надежда Васильевна словно «прописалась» в здании Камышинского городского суда.
– Приходила сюда, как на работу. Многие из сотрудников принимали меня как родную: тепло здоровались, справлялись о здоровье, интересовались ходом судебного разбирательства. Охранники даже не проверяли документы, – рассказывает Чеботарева. – Были и те, кто вертел пальцем у виска: мол, за эти земельные метры здоровья лишишься, да и все равно ведь не победишь!
С первых же судебных процессов Надежда Васильевна поняла: адвокаты пустят по миру. Судиться пенсионеру сегодня – пуще неволи.
– Каждая бумажка, составленная адвокатом, – полпенсии. А если он в суде рот откроет – и всей пенсии как не бывало, – делится моя героиня.
И Надежда Васильевна села за изучение юриспруденции… Пенсионерка с головой ушла в кодексы и законы. Благо, более 40 лет отработала бухгалтером в Сбербанке. Дама грамотная, дотошная и принципиальная.
Все 6 лет судебных мытарств бабушка Надя защищала в судах себя сама, от процесса к процессу нарабатывая юридический опыт. Бумаги для судов помогали готовить сын и внук. А внучок и вовсе потом в юристы подался. Пока бабуля судилась, успел выучиться и наработать живую практику. В итоге судебные издержки Надежды Васильевны за 6 лет судебных разбирательств оказались мизерными – лишь 100 рублей…
– Я за это время так наторела в судебных тяжбах по земельным спорам, что сегодня консультирую всех, кто оказывается в подобных ситуациях, – признается Чеботарева.
Правда, не скрывает, что за время судебного марафона потеряла немало здоровья.
– Очень признательна судье Холоду, – подчеркивает бабушка Надя, – вник в суть спора и принял праведное решение: восстановить земельный участок в прежних границах, обязав предпринимательницу произвести снос самовольно возведенной пристройки, приведя ее к размерам, указанным в плане на момент продажи, ликвидировав пожарную дверь, выходящую в сад-огород.
На решение суда наплевали?
Кстати, это решение было принято судом в конце 2007 года, а в начале 2008-го принято к исполнению. Но чтобы оно было исполнено в полном объеме, понадобилось еще больше трех лет.
– «Кусок» пристройки за исключением 15 сантиметров по периметру был ликвидирован. Однако выходящую ко мне в огород пожарную дверь никто закладывать не стал. Никто не собирался и уменьшать высоту возведенного строения – приводить его к прежним размерам. А судебные приставы вскоре отчитались: все-де исполнено, – рассказывает Надежда Васильевна.
Надо полагать, и приставы думали: старушка больше судиться не будет, устала. Ошиблись. И их бабушка Надя заставила следовать букве закона. Осенью 2009-го по иску Чеботаревой суд отменил это постановление приставов. Правда, и после этого они даже не пошевелились. Впрочем, исполнить решение до конца действительно непросто. Привести строение к прежним границам по периметру и высоте, заложить пожарную дверь, выходящую в огород бабушки Нади, – значит, вынудить бизнесвумен перестроить готовое здание.
Смею предположить: такой исход дела предпринимательнице мог разве что пригрезиться в страшном сне. А ведь всего-то надо было изначально действовать строго в рамках закона или хотя бы добрососедства.
Дважды приставы обращались в суд за разъяснениями, как исполнить решение. Суд разъяснял. А в это время… Предпринимательница добыла очередную спасительную «ксиву» – заключение проектной организации, что… исполнить решение суда невозможно. И опять покатились судебные разборки.
Точку в многолетнем судебном споре лишь в начале прошлого года поставил волгоградский облсуд, оставив в силе решение первой инстанции. Но и это еще был не конец. Потребовалось вмешательство уполномоченного по правам человека.
Одержав победу, бабушка Надя соседку… пожалела. В канун 2012 года в дом к Надежде Васильевне пожаловала предпринимательница в сопровождении судебного пристава, преисполненного желания довыполнить решение суда без промедления. Но… глянула бабушка Надя на соседку-бизнесвумен и...
– Дарю, – сказала ей, – оставшуюся захваченную землю. Лишь дверь пожарную, которая выходит в мой сад-огород, потребовала заложить. Уменьшать здание магазина по высоте тоже требовать не стала.
– Воспользуюсь этим в том случае, если моя соседка попытается вновь нарушить закон, – поясняет Надежда Васильевна. – Правда, «спасибо!» в ответ я не услышала. Но я ей и это прощаю. За 6 лет судебной тяжбы она ведь устала не меньше. А уж про материальные затраты и вовсе стоит умолчать. Я довольна тем, что смогла отстоять свои права, не позволила растоптать мое человеческое достоинство.и заставила уважать закон.
При этом в беседе Надежда Васильевна посетовала, что не наработана пока у нас практика давать в суде оценку действиям, а чаще бездействиям чиновников и прочим «слугам народным» по заявлению граждан.
– Например, в части правомерности передачи того же здания почты, – пояснила она, – выдачи разрешений на реконструкцию с нарушением градостроительного регламента, по поводу демонстративного невмешательства в ход строительства. Ведь именно при попустительстве власти свершилось беззаконие, которое разрешено судом только после 6 лет разбирательств.
Прощаясь, Надежда Васильевна грустно призналась: во сне до сих пор все еще судится…