Как на сельском подворье подружились дикий гусь и щенок

Эта история произошла в Алексеевском районе Волгоградской области.

Началась она в 2013 году, когда супругам Устиновым из хутора Ларинского друзья преподнесли на день рождения более чем оригинальный подарок – три яйца диких гусей. На тот момент на устиновском подворье из домашней птицы в гнезде сидела только индюшка. Под нее и подложили «подкидышей». А дальше…

Ко всеобщему удивлению, все три гусенка благополучно вылупились из яиц, мама-индюшка их приняла, да и весь птичий двор счел за своих.

Гусята росли как на дрожжах. Были очень миролюбивыми и «по-щенячьи» привязаны к людям.

– Они, как хвостики, бегали за нашей внучкой, ели у нее с рук. Все это выглядело очень забавно, – делится Юрий Устинов.

Но самое удивительное было в другом: больше всех гуси сдружились со щенком Тимкой – стали с ним не разлей вода.

– Как-то зимой в метель потерялись наши гусята, – рассказывает Людмила Викторовна, хозяйка дома. – Звали мы их, звали. Все тщетно. Решили: пропали гусята. И вдруг из собачей будки Тимки выбираются друг за дружкой щенок, кот и гусята. И так всякий раз в плохую погоду – гусей ищи в будке у Тимки.

Два года веселили Устиновых необычные обитатели дикой природы, а весной2015 года двое из гусей создали между собой пару и ушли на соседнее озеро Ларинское, где вывели потомство – шесть гусят.

О том, что их «воспитанники» рядом, Устиновы узнали только через несколько месяцев, а до этого думали, что гуси улетели далеко и безвозвратно. Супруги пытались на лодке подплыть к птичьему семейству. Взрослые особи отзывались на голос бывших хозяев, но, заботясь о безопасности выводка, близко так и не подпустили. Больше этих двух гусей – своих питомцев – хозяева не видели.

А осенью 2015 года встал на крыло и последний из «устиновской троицы» – Юрий Иванович и Людмила Викторовна погоревали, а потом смирились. Но…

Через год случилось нечто совсем удивительное…

– В один из дней ранним утром мы увидели на своем подворье подраненного дикого гуся. Вместо лапки у него виднелась окровавленная культя, – рассказывает Юрий Иванович. – Пернатый по-хозяйски прыгал по двору, а Тимка радостно поскуливал. Мы с женой вышли во двор, гусь не испугался, а, наоборот, ринулся к нам навстречу.

– И тут мы поняли – да это же наш родной гусь! – поясняет Людмила Викторовна. – Налетался бедолага! И решил, выходит, отказаться от вольной жизни, где полно опасностей. Сменил свободу на тепло Тимкиной будки, на любовь преданного друга и на домашние харчи.

Лапка у нашего гуся зажила, и он теперь смешно ковыляет по подворью Устиновых. С прежним трепетом друзья продолжают общаться: Тимка разрешает гусю полакомиться едой из своей миски и забираться под кроличьи клетки – там тоже можно найти что-нибудь вкусненькое. Если гусь исчез из вида – значит, в собачьей будке у друга.

Кстати, к воде одомашнившийся представитель дикой фауны, представьте себе, давно уже абсолютно равнодушен и на гогот пролетающих клиньев диких гусей отныне не обращает никакого внимания. Будто и не понимает вовсе пернатых сородичей.

Ему замечательно живется рядом с людьми и со щенком Тимкой…