Как солдатский ремень стал семейной реликвией

У волгоградца Владимира Мадянова хранится как семейная реликвия старый потертый солдатский ремень

Принадлежал он дяде Владимира Александровича, сталинградцу Виктору Мадянову, служившему связистом на фронтах Великой Отечественной.

Связисты в пору Великой Отечественной нечасто бывали на передовой, но успех чуть ли не каждого боя во многом зависел от них. Нередко они являли своими делами чудеса находчивости, даже героизма.

Так, в январе 1943?го недалеко от Сталинграда телефонисты 777?й отдельной кабельно-шестовой роты 57?й армии Василий Дудник и Геннадий Щербак, оборудуя новый командный пункт для штаба армии, подвели кабельную линию к заброшенному, как они сочли, бывшему немецкому блиндажу, установили телефонный аппарат во входной его комнате. Вдруг во внутреннем отсеке блиндажа они услышали какой-то странный шум, непонятные звуки.

Рывком открыв дверь в отсек, связисты выпустили в дверной проем несколько коротких автоматных очередей. Затем, ворвавшись внутрь, увидели там несколько десятков вооруженных гитлеровцев. Но они не растерялись - грозно скомандовали "Хенде хох!" и навели на немцев свои автоматы. От неожиданности те оторопели и побросали оружие.

Не мешкая, связисты вызвали по телефону представителей штаба армии. Вскоре они приехали и увезли пленных фашистов на машинах, а их оказалось чуть ли не 80 человек, в том числе даже один генерал!

А несколько раньше, в конце декабря, также при оборудовании нового командного пункта в районе станции Басаргино, под Сталинградом, Василий Дудник вместе с другим своим товарищем, Виктором Мадяновым, также подтянули кабель и установили телефон в бывшем немецком блиндаже. Когда работа была закончена, связисты собрались уходить, но тут к блиндажу подъехала немецкая штабная автомашина. Связисты притаились. Из автомобиля вышли гитлеровские офицер, солдат и водитель машины. Виктор Мадянов крикнул "Хенде хох!", а Дудник в один миг обезоружил их. Фашисты были также взяты в плен.

- Этот связист Виктор Мадянов, - рассказывает Владимир Александрович, - и был моим дядей, братом моего отца Александра Степановича. На фронт его, 17?летнего, призвали в 41?м.

Вскоре Мадянов попал в тяжелейшую Харьковско-Барвенковскую операцию, в ходе которой советские войска понесли очень тяжелые потери. При выходе там из окружения Виктору Степановичу пришлось вплавь преодолеть Северский Донец. Плавать умел он очень хорошо - ведь вырос в Сталинграде, на Ельшанке, все детство и юность на Волге провел. А свою одежду вместе с документами солдатским ремешком он привязал к бревну, которое, переплывая реку, подталкивал перед собой.

Было очень важно не утопить, не потерять документы - иначе, едва переплыв на противоположный берег, Виктор Мадянов был бы арестован как немецкий лазутчик, шпион. Таких тогда передавали в органы НКВД, а там был со шпионами короткий разговор, фронтовики это знали. Но Виктор не только сохранил в целости документы и обмундирование, но и сам тот солдатский ремень остался целым у него вплоть до Победы. После войны Виктор Степанович работал художником в Волгограде. С однополчанами-связистами виделся обычно на их традиционных встречах в бывшем военном училище связи им. Елены Стемпковской, располагавшемся в Кировском районе.

Того училища давно уж нет, остались только фотографии, хранящие память о встречах связистов-фронтовиков. А волгоградец Владимир Мадянов бережно хранит, кроме того, солдатский ремень своего дяди Виктора. Сам ветеран войны Виктор Степанович Мадянов ушел из жизни в 1997 году, после того как его на улице избили хулиганы…

Фото автора.