Как волгоградские "хрюши" защищают права потребителей

Трое неизвестных в костюмах свирепых розовых свиней с клыками только появляются в торговом зале, а охрана уже готова их встретить. «Это те самые, которых в прошлый раз выгнали», – передает по рации человек в форме. Выгонял не он и не здесь, но среди службы безопасности гипермаркетов молва об активистах движения «Свиньи – за, волгоградцы – против!», похоже, идет впереди них самих.

Впрочем, предупрежден – не значит вооружен. Уже за первые пятнадцать минут продовольственного рейда «хрюши» успешно собирают почти целую корзину. Баночки креветок с истекшим сроком годности, несколько брикетов из рыбного отдела, а уж как удалось развернуться в овощном! Одна грязная картошка и морковь, упакованная в пакеты прямо с землей, чего стоят!

Окружающие реагируют на представление по-разному. Покупатели снимают происходящее на телефоны и подбадривают группу в костюмах одобрительными замечаниями. А вот мерчендайзеры предаются демагогии. "Подумаешь! Нашли один гнилой апельсин!" – обиженно надувает губки девушка в фирменном фартуке. Ее более расторопная коллега в это время идет впереди «хрюш», спешно выбирая из корзин гнилье и просрочку. То, насколько быстро и четко она это делает, заставляет засомневаться в уверениях, что 10% брака попадает на полки по чистой случайности.

Это уже пятый рейд, в совокупности составлено более 10 актов о различных правонарушениях. Движение «хрюш» осуществляет их совместно с региональной общественной организацией "Ассоциация по защите прав потребителей". Первые отвечают за образы, вторые – за юридическую сторону дела.

– Сейчас мы хотим придать процессу системность, – говорит руководитель ассоциации Юрий Гольдер. – Удобно составлять по 3-4 акта на один магазин. Дело в том, что мнение суда не всегда совпадает с общественными интересами и судьи не всегда усматривают деликт, то есть вину причинителя вреда. Например, факт обнаружения гнилья для суда не является показателем, нужно несколько прецедентов такого рода.

Гольдер отмечает, что с юридической точки зрения закон о защите прав потребителей, действительно, полностью ориентирован на потребителя и удовлетворение его интересов. Проблема в большей степени кроется в организации судебного процесса и, конечно, в выполнении постановлений суда. В последнее время процент удовлетворенных исков колеблется от 50 до 70.

Обращаются в ассоциацию часто, и случаи бывают если не вопиющие, то уж точно анекдотические. Так, один из банков продал золотые монеты, а спустя три месяца они заржавели. Банк, правда, быстро признал вину. В городском кафе женщина упала на кафельном полу, мокром от воды, льющейся из кондиционера, на что она неоднократно обращала внимание администрации. Та в свою очередь уверяла ее, что «ничего не случится». В общем, разброс широкий – от коммунальных услуг до отказа в обслуживании.

В случае с продовольственными гипермаркетами схема проста. Бракованный товар сгружается в тележки и отправляется на кассу. Там активисты предлагают его либо выкупить, либо прямо на глазах уничтожить, дабы убедиться, что на полки он уже не вернется. Статуса «контрольной закупки» это не имеет, но администрация магазинов все равно сталкивается с непростым выбором. Продать такой товар фактически означает признать, что в магазине реализуется продукция сомнительного качества.

Каждый принимает решение сам, а список нарушений и исков копится и потихоньку пускается в дело. Вот и последний рейд по двум точкам принес 70 килограммов брака и очередной составленный акт.