Как я с призраком общался

Конец 80-х прошедшего века был временем, когда чуть ли не вся советская страна с замиранием сердца сидела у экранов телевизоров, внимая заговорам Анатолия Кашпировского, и взахлеб глотала воду, заряженную Аланом Чумаком.

Тогда и произошла эта история, благодаря которой я со временем увлекся исследованиями так называемых аномальных явлений…

А началось мое знакомство с ней с того, что в редакции газеты зазвонил телефон.

– Бьется посуда! Сама собой бьется! – взволнованно кричала в трубку незнакомая мне женщина. – Приезжайте, сможете сами убедиться в этом! Сам собой открывается шкаф, из него вылетает посуда, бьется об пол, и после этого шкаф сам собою закрывается!

Я поехал к этой женщине – благо, что жила она недалеко от центра Волгограда. Признаюсь сразу – ничего рассказанного ею в первый день моего пребывания в том доме я не увидел.

– И не увидите! – страстно говорила мне соседка этой дамы, Мария Филипповна Б., пожилая женщина, коммунист со стажем в несколько десятилетий, к мистификациям не склонная. – Потому что этого просто не может быть, молодой человек! Не верьте детским сказкам!

– Капусту ели на кухне, – рассказывала она же мне через несколько дней после этого срывающимся от волнения голосом. – Вдруг открывается холодильник, вылетает из него сама собой тарелка и разбивается об пол!

В тот момент Мария Филипповна, по ее же рассказам, сначала ненадолго онемела от волнения, а потом долго повторяла, обращаясь неизвестно к кому: «Чертик, чертик! Вылезай из холодильника!»

Через небольшое время после этого мной была предпринята попытка пообщаться с неким загадочным невидимым существом, если оно впрямь в той квартире обитает. Я вырезал из картона и разложил на столе в алфавитном порядке русские буквы, а над ними мелом написал вопрос: «Кто ты?»

Через несколько дней буквы оказались выложены в форме правильного шестиконечного креста, образующего надпись: «ПЛОТИ ТВОЕЙ ДУХ РАБА». Что она именно значит – честно признаюсь, не знаю по сей день.

– Да, но ведь их мог в таком порядке разложить кто угодно, включая и хозяйку той квартиры, – подумал я тогда, увидев эту надпись.

Словно в подтверждение моей догадки буквы эти сами на моих глазах стали взлетать к потолку и падать оттуда, словно снег, поднятый вихрем!

В завершение такого вот «парада» прямо с потолка свалилась мне на голову откуда?то преферансная карта – тройка бубен. А четыре буквы, вылетевшие, как мне показалось, прямо из стены, сами собой сложились на полу в незамысловатую фразу, смысл которой каждому понятен: «ХИ-ХИ-ХИ»!

Попытки что?либо из этого сфотографировать завершились, увы, неудачно. У человека, специально пришедшего туда со мною с фотоаппаратом, пленка в нем при проявке оказалась почему?то полностью засвеченной. А в сам момент съемок абсолютно исправная, новенькая фотовспышка у него сначала начала мигать сама собой, как сумасшедшая, затем же внезапно полностью отключилась…

Придя домой, я рассказал об этом происшествии одному своему хорошему знакомому. Едва я отошел от телефона, как раздался звонок. Подняв трубку, я услышал чьи?то голоса. Каково же было мое изумление, когда я понял, что один из них принадлежит человеку, с которым только что я разговаривал, другой же голос был… моим! Словно в чистейшей магнитофонной записи, по телефону повторялся только что состоявшийся меж нами разговор. Если точней – та его часть, в которой мой собеседник объяснял мне, как надо обращаться с бесплотными духами, чтобы они не причинили вреда. В квартире человека, о котором речь, не было, кстати, тогда какого бы то ни было звукозаписывающего устройства. (К тому же, тогда, четверть века назад, они и вообще еще являлись редкостью.)

– Даже пластинки у нас не на чем прослушать, – объясняла мне позже его супруга.

Вечером того дня, помнится, коленки мои от пережитого волнения тряслись крупной дрожью…

Если бы кто мне рассказал сейчас эту историю, описанную мной в газете, в редакции которой я тогда работал, – сам бы, скорее всего, не поверил.

Утешает одно: свидетелем всему произошедшему был наряду со мной другой мужчина – тот самый человек, который там пытался сделать фотоснимки. Он далеко не журналист, а обычный технарь, специалист по электронике. К мистификациям, опять?таки, не склонен совершенно. Сейчас он трудится в одном из вузов Волгограда и занимает там очень серьезную должность…

Поделиться в соцсетях