Казбек Хутинаев: "С женой мне Госснаб помог"

Несколько раз в году волжанин Казбек Хутинаев бывает у себя на родине в Северной Осетии. А 9 Мая – обязательно. В этот день у памятника в честь советских воинов-освободителей в его родном селе Рассвет собираются не только представители разных поколений Хутинаевых, но и их друзья, соседи. Хутинаевы на свои средства поставили обелиск, разбили сквер вокруг него.

– Чье это было решение, Казбек Александрович?

–Так решила вся семья, чтобы исполнить последнюю волю отца. Мне было 4 года, когда в 1942 году наше село оккупировали немцы вместе с румынами и венграми. Ночью мы бежали в горы, куда глаза глядят. Копали землянки, как кроты. Отец уже на второй день отправился перекапывать на поле землю, чтобы найти остатки урожая картофеля, кукурузы. Благодаря этому мы смогли пережить ту страшную зиму. Весной 43-го после разгрома фашистов под Сталинградом вернулись в село, но от нашего дома осталась только огромная яма. Поставили шалаш, в котором укрылись 15 человек – наша семья, в которой было пять детей и соседи. Так и выживали. Не только наш дом – все село в ходе боев сравняли с землей.

– Вы почти всю жизнь провели вдали от родных мест. Как так получилось?

– После окончания школы "педы" и "меды" не увлекали, решил поехать в костромской лесотехнический техникум. Родители неожиданную идею поддержали, но с деньгами в семье было туго. Единственный добытчик в семье – отец, который работал за трудодни. В конце года нам отгружали несколько мешков картошки и кукурузы. Но смогли завести скотину, это и спасало. Отец сказал: забирай любого барана, продай его – вот тебе и деньги на дорогу. Родители, конечно, беспокоились – я русский плохо знал, но верили в меня. Так и оказался в Костроме. Там с самого начала все пошло замечательно. Отношения между людьми были наилучшими. Тем более, что осетины веками жили под попечительством России. Когда начал трудовую деятельность, гостеприимство людей в селах на Каме поражало. Запомнился интересный обычай: угощая квасом, хозяин обычно первым пил сам, чтобы гости не беспокоились о его качестве. Работал я много, страстно хотелось быстрее стать настоящим специалистом, не быть нахлебником. Все ценили друг друга по делам.

– Родители помогали на первых порах?

– Я им помогал. Еще когда учился, баржи разгружал в порту, а когда начал работать, большую часть заработка отправлял родителям. Мне и оставшегося вполне хватало. Так же поступали и мои братья. Кстати, нас было девятеро, и, кроме старшего, все получили высшее образование.

– О горах Кавказа не тосковали?

Горы – это прекрасно, но когда познаешь другое, приходишь к мысли, что красота есть во всем. Природа на Урале отличная: поля, леса чудесные. Но самое главное, что в работе все шло великолепно. За все время всего один конфликт случился. Люди трудились с огромной самоотдачей, я начислял им соответствующие заработки. Так меня вызывали наверх и призывали к порядку: разве это нормально, что простые рабочие больше 300 рублей в месяц зарабатывают? С тех пор нормировщиков и плановиков не люблю (улыбается).

– А как в Волжский перебрались и за какие достижения вас в Книгу почета города занесли?

– В 1973 году на семейном совете решили, что пора мне перебираться ближе к дому. Когда увольнялся, руководство отрасли предложило работу на Волжском лесоперевалочном комбинате. Тогда на его территории существовал лишь небольшой цех по переработке отходов комбината. Удалось убедить руководство в необходимости строительства базы, располагающей складами, цехами, производственными помещениями. Огромные по тем временам вложения в полмиллиона рублей очень быстро себя оправдали. Помню, как в самом начале моей деятельности приходилось пару раз слышать – кавказцы ищут легкую дорогу. Таких разговоров больше ни разу не возникало.

– Связи с родиной у вас по-прежнему, судя по всему, крепкие.

– Особенно важно, что иногда это приносит реальные плоды. Как-то обратилось в нашу диаспору командование одной из воинских частей: новобранцы из Осетии бузить начали. Набрали сладостей для чая, но первым делом рассказали мальчишкам об осетинах, которые прославили нашу нацию. О генералах Плиеве, Хетагурове… Напомнили, сколько наших земляков стало Героями Советского Союза в Великую Отечественную, как достойно несли флаг Отечества наши прадеды. Офицеры были искренне благодарны за нашу помощь.

Когда пришла беда в Беслан в 2004 году, ни один осетин в Волгоградской области не остался в стороне, каждый помог, чем мог. На всякую беду откликаемся, потому что жизнь научила: когда люди вместе, они сильнее. И, конечно, все, что связано с памятью о войне – для нас святое. Это в мозгах, это в генах у нас заложено.

– На пенсии чем занимаетесь?

– Тем же, что все: внуками гордимся, радуемся их успехам. А в августе с женой Татьяной золотую свадьбу отметим. Мне с женой Госснаб помог. Когда еще начальником участка на Урале работал, не только о производстве беспокоился. Попросил руководство прислать в наш район учителей, медиков. Одним из пяти молодых специалистов оказалась пермячка Таня – моя будущая жена.

DNG