Коробка в жизнь

Автоматизированные окна, в которых мать может оставить нежеланного ребенка, не встречая осуждающих взглядов и без риска попасть за решетку, получили название бэби-боксы. Они существуют во всем мире уже больше 10 лет. Этой осенью заграничная диковинка появилась и в нашей стране. Сразу несколько регионов на самом высоком уровне занялись продвижением этого проекта.

Сама коробка выглядит как окно, к которому можно подойти с улицы. Мать поднимается по ступенькам (это важно, есть шанс, что она еще передумает), открывает бокс, кладет младенца, закрывает бокс. И еще 30 секунд у нее есть, чтобы забрать малыша. Потом дверца автоматически закрывается, и срабатывает сигнал: врачи могут забрать ребенка с другой стороны окна, изнутри здания, чтобы проверить здоровье малыша и отдать его соцслужбам.
В семье отца Виктора и матушки Евгении – основателей детского православного приюта в Волжском – эта новость вызвала бурное обсуждение. Живо в памяти всплыли события шестилетней давности, когда батюшка в мусорном контейнере обнаружил младенца. Кроха, завернутый в какое-то тряпье, даже не плакал. Отец Виктор вызвал милицию. Потом были безрезультатные поиски матери. И долгий процесс усыновления малыша.
– Так обойтись со своим ребенком – это не просто не по-христиански, это не по-людски, – говорит отец Виктор. – Конечно, тогда уж лучше в бэби-бокс, чем в контейнер с отходами.
– Но будет ли искать коробку для младенца та мама, которая способна выбросить свое чадо на помойку, – сомневается матушка Евгения.
Спорили тихо, чтобы их младший сынок Никита – тот самый найденыш – не услышал. В последнее время он стал живо интересоваться подробностями своего появления на свет. От «добрых» людей услышал, что нашли его в помойке. Отец Виктор, чтобы успокоить сына, придумал свое объяснение.
– Это присказка такая, сынок. Одним говорят, что их аист принес, других в капусте нашли. А ты родился весь такой темненький, будто грязненький. И кто-то сказал, что тебя в помойке нашли. А на самом деле ты родился, как и все дети, в роддоме.
Никитке эта история пришлась по душе. И родители спокойно вдохнули. Они не нарадуются на него, талантливый мальчишка. К школе готовится, английский изучает, танцами занимается.
– Никто ж не знает, кого выбрасывают. Может, он новым Ломоносовым станет! – говорит отец Виктор.

Бэби-бокс – это не просто ящик, это целая программа, у которой несколько целей: спасти младенца, от которого родители хотят отказаться, помочь матерям в сложной ситуации, привлечь внимание к семейным ценностям. Другой вопрос в том, что добиться этих целей можно и другим способом. В Волгоградской области не первый год реализуется программа, направленная на профилактику отказов от новорожденных «Вместе с мамой». Только за этот год удалось предотвратить 60 отказов. 
– С одной стороны, бэби-бокс – это благо для ребенка, от которого мама решила избавиться тайно, – считает заместитель директора Волгоградского областного центра социальной помощи семье и детям «Семья» Наталья Маринцева. – С другой, меня пугает, что все так получается легко. Мать пришла, сдала малыша без всяких последствий… На мой взгляд, мало поставить боксы для младенцев, нужно вести профилактическую работу. Иначе может быть всплеск таких «детей из коробки».
Наталья Маринцева уверена, что женщин из группы риска нужно отслеживать, сопровождать всю беременность и в послеродовый период. Чувствуя поддержку, многие меняют свое решение и забирают малыша с собой. «У нас много таких случаев, когда женщина, написав отказ, через несколько дней возвращалась и умоляла вернуть ей ребенка обратно. В случае с бэби-боксом у мамы почти нет времени подумать и осознать», – говорит Наталья Маринцева.

Свою официальную позицию в регионы направил коллегам уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов. «Надо понимать, что этот проект, к сожалению, полностью противоречит не только российскому, но и международному законодательству», – отмечает он и приводит данные о недоказанной эффективности бэби-боксов, так как не может быть признана состоятельной ссылка инициаторов проекта на большое число преступлений по статье 106 УК РФ (убийство матерью новорожденного ребенка). Количество преступлений по данной статье за последние пять лет в стране сократилось на 41%, за этот же период на 35% сократилось число преступлений, предусмотренных ст. 125 УК РФ (оставление в опасности).
По заявлению Павла Астахова, создание специализированных мест при общественных структурах, монастырях может привести к непредсказуемым последствиям, таким как торговля детьми, использование в криминальных целях. Неслучайно законодатель в статье 121 Семейного кодекса закрепил деятельность по выявлению и устройству детей, оставшихся без попечения родителей на органы опеки и попечительства.
Во многих странах бэби-боксы запрещены и не действуют. Например, в Великобритании оставление ребенка до двух лет является уголовно наказуемым деянием, поэтому о бэби-боксах не может быть и речи. Нет их и в Швеции, но там существует целая система организаций помощи детям, матерям и семьям в тяжелых жизненных ситуациях. Голландия тоже считает анонимный отказ ребенка преступлением.
Впрочем, сейчас, когда дело привлекло внимание властей, бэби-боксам могут найти место в законе. Депутаты внесли в Госдуму проект поправок в закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», которые позволят отказываться от младенца анонимно в течение его первых 6 месяцев жизни. Кроме того, предлагается изменить 125-ю статью Уголовного кодекса, чтобы не подвергать преследованию мать, положившую ребенка «в специализированное место для анонимного оставления детей». В нынешней редакции УК мать может безнаказанно оставить ребенка только в роддоме или больнице, написав согласие на усыновление, однако анонимность при этом не соблюдается. Впоследствии в ее отношении могут производиться дополнительные действия. Например, по лишению родительских прав, по алиментам. В конце концов сам ребенок может реализовать свое законное право – знать своих родителей.

В Волгоградской области ежегодно регистрируется до 100 случаев оставления детей в родильных домах. Порядка 30-40 случаев, когда мать, оставляя ребенка, не предъявляет документа, удостоверяющего личность. Семь-десять лет назад случаев отказа от новорожденных было до 300 в год.
По мнению уполномоченного по правам ребенка в Волгоградской области Нины Болдыревой, боксы для новорожденных могут быть восприняты как узаконенное уклонение от воспитания детей безо всяких последствий, а также будут способствовать формированию в обществе социальной безответственности к рожденному ребенку.
– Бэби-боксы – это очень затратная программа, – говорит Нина Болдырева. – Нужна сама коробка, технические средства, медицинский, обслуживающий персонал, работающий круглосуточно. Но я не уверена, что эффект будет соответствовать затратам. Хотя спасенная жизнь ребенка стоит любых затрат. Но трудно представить, что мама из глубинки, ведущая асоциальный образ жизни, поедет укладывать нежеланного ребенка в бэби-бокс. На мой взгляд, важнее профилактическая работа, нужны программы, нужно заниматься образованием, социальной, психологической поддержкой женщин группы риска на местах, и в эту работу должны быть включены социальные службы, ТОСы, духовенство, чтобы такой шаг для женщины, как отказ от ребенка, стал просто не возможным.

Поделиться в соцсетях