«Кто нас на Эльбе обнимал ..»

Эта встреча стала завершающим этапом боевых действий вооруженных сил антигитлеровской коалиции в Европе. В целях скорейшего разгрома и ликвидации врага «не зависимо от установления зон оккупации сообразуясь с оперативной необходимостью», действовали и войска американской армии.


Действия Красной Армии и войск западных союзников координировались в соответствии с договоренностями, достигнутыми на Ялтинской конференции руководителями трех ведущих держав антигитлеровской коалиции: Иосифом Сталиным, Франклином Рузвельтом и Уинстоном Черчиллем.

В результате успешного проведения ряда боевых операций главный штаб 58-й гв. дивизии, входящий в состав войск 1-го Украинского фронта под командованием маршала И. С. Конева, оказался ближе всех к реке Эльбе. Возле ее западного притока остановились части и подразделения 69-й пехотной дивизии 1-й американской армии. Расстояние между ними составляло 20-25 км.

Весна вступила в свои права, было тепло, цвела сирень, и весь воздух был пропитан скорым окончанием войны. Несмотря на то что враг продолжал скалить зубы, а на окраинах Потсдама и в Берлине еще идут ожесточенные бои, скорая победа ощущалась во всем. Берлинская операция подходила к своему завершающемуся этапу.

Встреча в районе полуразрушенного моста восточнее Торгау нашего конного патруля с патрулем союзников произошла случайно, тем не менее, она получилась очень дружественной и необыкновенно эмоциональной. Был сделан фотоснимок рукопожатия командира взвода 58-й гв. стр. дивизии Александра Сильвашко и командира разведгруппы 69-й американской пехотной дивизии Уильяма Робертсона. Это дружеское рукопожатие, улыбающиеся лица советских и американских солдат, встретившихся на Эльбе, было зафиксировано 25 апреля в 15.30 американским фотографом, а несколько позже этот снимок уже обойдет весь мир.

За эту встречу просто невозможно было не выпить. Решение с обеих сторон принимается моментально. На пароме через реку члены американского и нашего патруля переправляются на сторону расположения частей Красной Армии. Фронтовой банкет на плащ-палатке был традиционным: хлеб, консервы, сало и спиртное. Накормив и изрядно – «по-русски» – напоив, американцев оставили ночевать.

26 апреля, т.е. на следующий день после встречи разведгрупп, для американских солдат и офицеров уже была установлена лодочная переправа между двумя берегами Эльбы. Утром на «доджах», «виллисах» к переправе прибыли первые американские пехотинцы.

В своих мемуарах американцы – участники этой встречи – писали о тех ярких впечатлениях, которые остались у них от общения с нашими бойцами: «Они такие же простые и веселые, как американцы. Только это как бы американские солдаты, помноженные на два».

Языковой барьер был преодолен благодаря мимике, жестам, сиянию улыбок и необыкновенной доброжелательности с обеих сторон. На память о встрече тут же обменялись нехитрыми солдатскими сувенирами. Наши звездочки на пилотках вызвали необычайную зависть и желание каждого американца иметь ее у себя в качестве сувенира.

Это была не просто встреча с союзниками, а встреча с людьми из другого мира. И хотя такое братание не приветствовалось ни с той, ни с другой стороны, эмоции били через край. Радовались, что остались живы, что войне уже близок конец. Два часа, отведенных командованием на эту встречу, для всех пролетели незаметно, без переводчика русские и американские солдаты легко понимали друг друга, и никто из них тогда не думал, что эта встреча станет символичной и войдет в анналы истории Великой Отечественной войны.

Проявляя радушие и гостеприимство по отношению к союзникам, солдаты и офицеры Красной Армии тем не менее действовали по специальной инструкции, регламентировавшей проведение «дружественных встреч» в духе «революционной бдительности», и действовали соответственно директиве командующего войсками.

27 апреля была объявлена встреча на уровне командования корпусов.

После этой встречи в 18.00 маршал И. В. Сталин, президент Гарри Трумэн и премьер-министр Уинстон Черчилль одновременно из Москвы, Вашингтона и Лондона известили мир об этом историческом событии. Первый и последний раз Москва салютовала этому событию 24 залпами из 324 орудий, подобные торжества прошли и в Нью-Йорке на Таймс-сквере.

5 мая в 14 часов в населенном пункте Лебуза в 40 км от Торгау состоялась встреча командующего фронтом маршала Конева с командующим 12-й армейской группой войск генералом Бредли. На встрече присутствовало много офицеров как с нашей, так и с американской стороны. Для фиксации этого события были приглашены 65 журналистов.

Бредли и Конев обменялись дружеским рукопожатием, а затем за праздничным столом были произнесены тосты за Сталина, Трумэна, Черчилля, за Красную Армию, за союзников и т.д. Фронтовой ансамбль песни и пляски дал концерт, от которого американцы были в полном восторге.

Генерал Бредли объявил решение правительства США о награждении Конева высшим американским орденом и тут же вручил его, обняв и поцеловав маршала. Тот в свою очередь вручил Бредли знамя с надписью «От воинов Красной Армии 1-го Украинского фронта» и подарил боевого коня.

17 мая 1945 года был ответный визит маршала Конева в штаб американских войск 12-й группы армий. Такие встречи прошли на всех участках соприкосновения советских и американских войск на 1-м Белорусском, на 1-м Украинском и 2-м Белорусском фронтах. Встречались боевые соратники, друзья, которые в тяжелейших боях завоевывали Победу.

Поднятие тоста «За встречу!», «За Победу!» было поддержано офицерами двух великих держав, солдаты которых шли с противоположных концов мира, чтобы встретиться в фашистской Германии на Эльбе. Именно эта встреча с союзниками разрезала территорию Третьего рейха пополам и привела к окончанию Второй мировой войны в Европе, став одним из символов Великой Победы Советской Армии и советского народа в Великой Отечественной войне.

Поделиться в соцсетях