Курить нельзя запретить

Вот уже неделю в России в полной мере действует знаменитый закон о курении, а точнее – о его запрете. 1 июня в силу вступила вторая, наиболее жесткая часть его условий. Запрещается курить в кафе, поездах, гостиницах, общежитиях.

Не обошлось без негодования, однако гораздо интереснее другое – по прошествии времени сами законодатели едва ли разберутся, чьи права они защитили, а чьи ущемили. Потому что запрет оказался не просто палкой о двух концах, это палка с неизвестными аэродинамическими свойствами, которая летит в непонятную сторону. По крайней мере, такие выводы можно сделать, изучив реакцию интернет-сообщества.

Когда теоретические выкладки блогеры попробовали приложить к практике, то возник ряд замечаний. Например, о том, что перенос под кальку европейских норм на неудобренную российскую почву не всегда возможен, мешает если не ширина железнодорожной колеи, то, по крайней мере, ее протяженность: «Поезд из Владивостока в Москву идет семь суток, а не семь часов, как это в худшем случае бывает в Европе. И за все семь суток нет ни одной возможности покурить: это отныне запрещено в любом месте поезда и на всех остановках. Для курящего человека это не путь из одного города в другой, это путь в сумасшедший дом. На большей части нашей Родины три четверти года – зима, а не вечное лето, как в Средиземноморье, здесь морозы по 40 градусов, выносные столики, за которыми в Италии все сидят и курят, у сибирских ресторанов не поставишь», – обращает внимание Андрей Тимофеевский.

Таких замечаний, наряду с рапортами о покупке никотиновых пластырей и отказе от курения, в Сети содержится немало. Что доказывает – люди осознают вредность своей привычки, но не готовы отказываться от нее в экстремальных условиях. По сути, возмущаются в основном теми запретами, которые касаются уже крепко подсевших на табак. Продажа сигарет без выкладки пачек на прилавки, наоборот, находит поддержку и одобрение. И это понятно – «готовый» курильщик и так знает, что ему нужно взять, а вот начинающего отсутствие манящей упаковки, может быть, и убережет.

Таким образом, превентивные меры вызывают больше понимания, чем запретительные. Последние же провоцируют обратный эффект. «Борьба с курением привела к тому, что блогеры постят свои фотографии с сигаретой: фейсбук заполнился дымом, опрокинув жизнь на пятьдесят лет назад, когда курили все и всегда, в любой ситуации, занимаясь любовью или поедая суп», – подметил все тот же Тимофеевский. И с ним нельзя не согласиться, особенно если учесть, что закон грешит странными деталями. Так, например, ни с того ни с сего оказалось разрешенным курение на общих балконах многоэтажных зданий. И тот факт, что эти балконы, как правило, являются смежными с окнами жилых и рабочих помещений, вызвал недовольство уже у самих некурящих, которых, по идее, планировалось оградить от вредного воздействия.

Наконец, как всегда в случае с такими масштабными вещами, как внедрение картошки и вырубка бород, встает вопрос контроля. Хватит ли у нас полицейских, готовых выписать штраф каждому замеченному с сигаретой в неположенном месте, да и успеет ли наряд застать его на месте преступления? Ответ на этот вопрос является той самой запятой в предложении «Курить нельзя запретить», которая расставит все по своим местам. Пока же, как пишет на своей страничке в Фэйсбук пользователь Антон Хоменко: «Все некурящие пользователи различных соцсетей выкладывают злорадные статусы, посвященные вступлению в силу закона. Курильщики почему-то молчат. А знаете, почему? Потому что хуже им от этого закона не станет. Даже если его будут исполнять в полной мере. Что, кстати, вряд ли».