Лучшие малые дела, чем большие сожаления

Дипломатия породненных городов поможет восстановить связи между русскими и украинцами. Несколько дней назад на Украине произошло событие, которое не попало в центр внимания ведущих СМИ, но тем не менее может оказаться весьма важным для сложных российско-украинских отношений.

Городские власти Харькова отказались подчиниться спущенным из Киева указаниям по «десоветизации» и переименовывать улицу имени Героев Сталинграда. Харьковские городские депутаты решили, что, несмотря ни на что, память о Сталинградской победе была и остается священной – даже в государстве, где теперь официальным главными героями объявлены Степан Бандера и боевики из Организации украинских националистов (ОУН).

Конечно, не стоит преувеличивать идеологическую самостоятельность харьковских городских властей. Однако январский демарш харьковчан может оказаться первым сигналом о необходимости налаживания каналов муниципальной дипломатии между российскими и украинскими городами.

– Муниципальная дипломатия может оказаться одним из самых эффективных путей восстановления связей между Россией и Украиной. Сегодня, в разгар «холодной войны» между Москвой и Киевом, и без того не слишком развитые прямые отношения между российскими и украинскими городами практически прекратились.

Однако даже столетние войны имеют привычку заканчиваться, и сегодня есть смысл задуматься, через какие механизмы русские и украинцы могли бы начать наводить между собой мосты, стремясь сделать «послевоенный» мир лучше довоенного, – считает главный редактор еженедельника «МК в Волгограде», политический эксперт Евгений Калинин.

По мнению Калинина, важную роль в организации этого «восстановительного периода» должна сыграть муниципальная дипломатия – активизация прямых и многосторонних контактов между российскими и украинскими городами и городскими сообществами:

– После разрушительного по своим последствиям политического кризиса 2014–2016 годов в Киеве центральные правительства Украины и России будут, видимо, еще очень долгое время пребывать в отмобилизованном состоянии. Однако миллионы украинцев и русских никуда деться друг от друга все равно не смогут, оставаясь соседями в силу как минимум естественно-географических причин.

Как показала история последних 30 лет, отмечает Евгений Калинин, города оказываются более жизнеспособными историческими субъектами, чем политические режимы, центральные правительства или даже целые государства. Империи рушатся – города остаются.

Канул в историю великий и могучий Советский Союз, исчезли многие уже постсоветские режимы, но Москва, Киев, Волгоград, Севастополь, Харьков остались. И это совсем не лишний аргумент в пользу необходимости развития горизонтальных сетевых связей между муниципалитетами постсоветских стран.

Именно побратимские связи между российскими и украинскими городами могут стать первым мостом в послевоенный мир. Более 70 лет назад, в 1944 году, британский город Ковентри и советский Сталинград стали основателями муниципальной дипломатии – движения породненных городов. И началось это движение со скатерти, которую вышили в дар жителям разрушенного Сталинграда более 800 женщин Ковентри во главе со своей майорессой леди Эмили Смит. «Лучше маленькая помощь, чем большое сожаление» – эти слова были вышиты на ковентрийской скатерти, став девизом для международного движения породненных городов. И они звучат как никогда актуально и сегодня.

– Все войны рано или поздно заканчиваются миром. А миру предшествуют переговоры и поиск новых точек взаимного доверия. В случае России и Украины эти точки роста для послевоенного мира могут быть сосредоточены в стратегии муниципальной дипломатии, разносторонней деполитизированной коммуникации городских сообществ, реанимации проекта породненных городов. Лучше малые дела, чем пустые сожаления о прошлом, – считает эксперт.

DNG