Между доступностью и качеством

Между доступностью и качеством
Есть такая шутка: пациент нуждается в уходе врача, и чем дальше врач уйдет, тем лучше. Это уже совсем не шутка: медицинская помощь в сельской местности становится менее доступной.

Начавшийся с января процесс оптимизации коечного фонда в стационарах области вызвал большой резонанс. Диапазон мнений – от резко негативных до самых что ни на есть позитивных. Но истина, как известно, где-то рядом, и ее попытались выяснить представители минздрава Волгоградской области, руководители лечебных учреждений и общественных организаций на «круглом столе», который прошел в региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева.

2013 год стал не только для здравоохранения годом больших реформ, напомнил собравшимся начальник департамента организации медицинской помощи населению регионального минздрава Станислав Симаков. С 1 января муниципальные лечебные учреждения перешли в собственность субъекта Федерации и стали государственными. Больницы и поликлиники, а также служба «03» и все первичное звено сельского здравоохранения, которое до сих пор находилось на бюджетном финансировании, перешли на финансирование преимущественно одноканальное в рамках ОМС. А кроме того, началось построение новой модели оказания медицинской помощи населению – трехуровневой. Основой должна стать первичная медико-санитарная помощь (амбулаторная и стационарозамещающая). Стационарная же помощь сосредоточена теперь на уровне межрайонных центров в крупных ЦРБ, где сконцентрированы необходимые материально-технические ресурсы и специалисты. Чем в этой ситуации является оптимизация коечного фонда – экономической целесообразностью или частью выстраивания более эффективной системы оказания медицинской помощи населению?

По мнению руководителей лечебных учреждений, одно здесь неотделимо от другого. Ряд больниц перешел на трехуровневую систему оказания медпомощи еще задолго до того, как о ней официально объявил федеральный Минздрав. Жизнь, говорят врачи, заставила.

Руднянская ЦРБ одной из первых столкнулась с недостатком врачебных кадров. Наибольший дефицит специалистов испытало акушерское отделение – там врачей вообще не осталось. В результате отделение закрыли, жительниц района стали возить на родоразрешение в Жирновск и Камышин, а будущих мам с серьезными патологиями – в Волжский, в областной перинатальный центр № 1. По словам главного врача ЦРБ Натальи Деребизовой, когда через полгода работы в такой системе они провели анализ, то были приятно удивлены: младенческая смертность в районе существенно снизилась, хотя в 2009-2010 годах была одной из самых высоких в регионе.

По тому же пути еще в 2005-2006 годах пошли в Среднеахтубинской ЦРБ, сократив койки круглосуточного пребывания в двух из четырех участковых больниц.

– Больному нецелесообразно находиться на круглосуточном стационаре в селе, где нет возможности даже полного обследования, – утверждает главный врач Елена Баранова. – Население нас сначала не поняло. Но мы смогли объяснить жителям той же Рахинки, что для их здоровья лучше получить медицинскую помощь в условиях ЦРБ с ее возможностями. А в Рахинской врачебной амбулатории были открыты койки дневного стационара – сначала 2, потом еще 4. Сейчас планируем открыть койки дневного стационара в Рассветинской амбулатории.

А сегодня в аналогичной ситуации оказался Калачевский район. Стационарные койки остались всего у двух участковых больниц из пяти. Как сообщил главный врач одной из них, Береславской, Юрий Овчаренко, у них всего шесть врачей, трое из которых – терапевты. Участковые врачи не имеют квалификационной категории. Диагностический потенциал – только лаборатория и аппарат ЭКГ. Какое качество оказания медицинской помощи в такой больнице, понятно. Поэтому и было принято решение из 75 круглосуточных коек оставить пять, 15 перепрофилировать в койки дневного стационара, а еще 45 – в койки сестринского ухода.

– Оптимизировав коечный фонд, мы не увидели никакого ажиотажа среди пациентов, на госпитализацию нет очередей. Чтобы кто-то к нам стремился и не попал – такого тоже нет, – говорит Юрий Овчаренко. – Оптимальный вариант медобслуживания населения при нынешней ситуации – мобильные диагностические модули. Недавно такой модуль со специальным оборудованием и высококвалифицированными врачами – неврологом, гинекологом, урологом, эндокринологом и окулистом приезжал в Береславку. На приеме у специалистов в тот день побывало более 200 сельских жителей. Такие выезды в села есть смысл делать регулярными.

Однако и сами руководители медучреждений, и представители общественных организаций понимают: все это – вынужденные меры.

– Нам тут рассказали, как хорошо, что в той же Руднянской ЦРБ сегодня нет акушерского отделения. Но представьте: у женщины начались схватки, а ее везут в Жирновск или в Михайловку, да еще по нашим дорогам. Что же здесь хорошего?! – недоумевает Раиса Скрынникова, член регионального координационного совета Общероссийского народного фронта и доверенное лицо Владимира Путина. – Проблемы есть и с кадрами, и с транспортным сообщением. Главным врачам не надо их замалчивать!

Не разделяет показного оптимизма некоторых своих сельских коллег и председатель комиссии по социальной политике, соцобеспечению и здравоохранению Общественной палаты Волгоградской области, главный врач клинической стоматполиклиники № 1 Александр Шерстюк:

– Откуда тогда появляются коллективные письма к депутатам областной думы, в Общественную палату, в Москву? Почему люди жалуются? Может, им что-то не разъяснили, не доказали? Я процитирую Президента России: «Такого разрыва между бумажными отчетами и социальным самочувствием людей не должно быть! То есть отчетность очень хорошая, хоть на Доску почета, а оценка граждан очень и очень низкая». Надо общаться с людьми и не доводить ситуацию до социального напряжения. Да, есть нормы и расчеты. Но мы забыли главное: медики для больных, а не больные для медиков. Мы должны обеспечить им нормальное лечение на всех уровнях. А для этого в первую очередь надо решать кадровую проблему.

С кадрами в медицине действительно беда, и с этим согласны все участники «круглого стола». В городских больницах дефицит врачей , а про сельские и говорить нечего.

И совсем грустная ситуация со средним медперсоналом. Фельдшерам и медсестрам рассчитывать на 1 млн рублей от государства не приходится. По данным же руководителя областной ассоциации медицинских сестер Галины Погореловой, сегодня возраст тех, кто работает в ФАПах, превышает 50 лет. А смены им нет. К тому же фельдшерско-акушерские пункты с 2013 года начали работать в системе ОМС и многие из них просто не нарабатывают счетов себе на зарплату.

Эти проблемы региональные власти конечно же знают, но решить их в рамках одной области, увы, не получается. А потому трехуровневая система – нравится она кому-то или нет – действительно остается пока единственным вариантом оказания медицинской помощи сельским жителям.

Поделиться в соцсетях