На 95-м году жизни скончался заслуженный летчик-испытатель СССР Степан МИКОЯН

В Москве на 95-м году жизни несколько дней назад скончался Герой Советского Союза, заслуженный летчик-испытатель СССР Степан МИКОЯН – сын Председателя Президиума Верховного Совета СССР Анастаса Микояна, сражавшийся в 42-м в небе над Сталинградом. О выдающемся летчике рассказывает наш обозреватель Александр ЛИТВИНОВ.

Тезка "Кавказского Ленина"

Пятеро сыновей было в семье выдающегося советского государственного деятеля Анастаса Микояна. Старший из них, Степан, получил свое имя в память о соратнике его отца Степане Шаумяне – «кавказском Ленине». Трое его младших братьев также были названы в честь прославленных бакинских комиссаров – Алексея Джапаридзе, Серго Орджоникидзе и Ивана Фиолетова. И лишь одного из братьев, Владимира, появившегося на свет в год смерти Ленина, родители назвали в честь умершего вождя.

Детство всех пятерых братьев прошло в центре Москвы, в Кремле, и на государственной даче Зубалово, примерно в километре от которой жил и Иосиф Сталин со своей семьей.

Как и почти все мальчишки того времени, Степа мечтал о небе. А потому, едва окончив школу, поступил в Качинскую Краснознаменную летную школу, тогда еще базировавшуюся в Крыму.

В нравах советских вождей того времени не полагалось создавать для своих детей какие-то особые, привилегированные условия. Трое летчиков-братьев Микоянов – Степан, Алексей и Владимир – прошли сквозь горнило воздушных боев на фронтах Великой Отечественной войны. Степану и Владимиру осенью 1942 года довелось сражаться в самом пекле – в небе Сталинграда, в окрестностях Котлубани.

Вторая половина сентября выдалась тогда для сталинградских летчиков особенно тяжелой. За три недели воздушных боев полк, в котором сражались Степан и Владимир, уничтожил более 80 вражеских истребителей, но и сам потерял 25 самолетов и 16 летчиков. В их числе и Владимир Микоян, подбитый в бою самолет которого не найден по сей день. В память о нем несколько летчиков полка вывели на фюзеляжах своих самолетов надпись: «За Володю!». Сами же братья Микояны Владимир (посмертно) и Степан за участие в этих боях были награждены орденами Боевого Красного Знамени.

На волосок от гибели

Степан остался жив, но и он хватил лиха сполна. В одном из боевых вылетов под Ленинградом вражеская очередь полоснула по крылу его самолета. Вспыхнул бензин в крыльевых баках и под кабиной. Сажая горящую машину, Микоян получил тяжкие травмы.

В госпитале Степана посетил бывший нарком обороны СССР Климент Ворошилов, в семье которого воспитывался друг Микояна, летчик Тимур Фрунзе. Степан поинтересовался, как у Тимура дела. Климент Ефремович ответил, что нормально. Хотя днем ранее он побывал на могиле Тимура, геройски погибшего…

Войну Степан Микоян закончил с капитанскими погонами на плечах и двумя боевыми наградами. А затем началась для него наполненная приключениями жизнь летчика-испытателя.

На испытательный аэродром Степан Микоян пришел в послевоенную пору с дипломом выпускника Военно-воздушной академии имени Жуковского. В его летной книжке было отмечено: «Подготовлен к испытаниям любой сложности». О такой степени допуска к полетам мог бы мечтать любой летчик.

Степан Микоян проводил летные испытания, будучи одновременно и ведущим летчиком, и ведущим инженером. Он всякий раз старался обобщить при этом полученный опыт, познакомить с ним как можно больше других летчиков.

Не раз он был на волосок от гибели. Так, например, однажды в полете Степану Анастасовичу надо было выпустить поочередно несколько реактивных снарядов. Но при очередном пуске звук выстрела показался летчику каким-то странным. Оставалось сделать всего один выстрел, и была бы завершена программа испытаний. Но Степан преодолел это искушение и повел самолет на посадку.

На аэродроме инженеры обступили машину – крыло и фюзеляж ее были пробиты осколками, из пробоин хлестал керосин. Если бы в полете был сделан еще один выстрел – все это вспыхнуло бы, словно факел, летчик вместе с машиной погибли бы незамедлительно…

Сердце осталось в поднебесье

С годами в испытательных полетах Степану Микояну довелось исследовать боевые свойства самолета-перехватчика при атаке воздушной цели на предельной скорости сближения и минимальной дальности. Его истребитель шел при этом буквально на взрыв – казалось, что летчику уже не успеть увести самолет в сторону от столкновения. За безукоризненное выполнение этих сложнейших заданий Степан Микоян получил звание Героя Советского Союза.

Будучи действующим летчиком, генерал-лейтенант Микоян говорил о себе: «Тяжело представить, что придет время, когда я не смогу занять свое место в кабине. Сердцем этого я никогда не приму!» Расставшись по возрасту с летной работой, вплоть до 90 лет он ездил по Москве на автомобиле.

В начале 70-х Степан Анастасович Микоян, в ту пору – командир Государственного летно-испытательного центра, расположенного в Ахтубинске Астраханской области, будучи в Париже на аэродроме Бурже, увидел памятник в виде крыла самолета, стоящего вертикально – как бы после падения. У него появилась при этом идея увековечить память советских летчиков-испытателей, не вернувшихся из полетов. Так в Ахтубинске был возведен монумент «Крыло Икара» – памятник погибшим летчикам-испытателям нашей страны. Теперь это памятник и самому Степану Микояну, сердце которого навек осталось в поднебесье…

DNG