На пересечении звездных дорог

В марте 1951 года «Сталинградская правда» сообщила своим читателям: «В нашей стране планетарии имеются лишь в Москве и Киеве. Сталинградский планетарий будет третьим, а по техническому оборудованию и архитектурному сооружению он значительно превзойдет ныне существующие...»

К звездам
С той поры «звездная» тема на много месяцев стала постоянной и зачастую первополосной. На улице Киевской (ныне Гагарина) еще только поставили строительный забор, а читатели областной газеты уже знали, что в немецком городе Йене на заводе «Цейсверк» рабочие шлифуют уникальные линзы... «Сталинградская правда» подробно и регулярно информировала жителей восстающего из руин города-героя о ходе работ по сооружению планетария, рассказывала непосредственно о людях, принимающих участие в грандиозной стройке. Газетные страницы пестрели цифрами и фамилиями. «Советский Союз спас мировую цивилизацию, и мы, немецкие ученые, посвятившие свою жизнь оптике, с огромным воодушевлением приняли решение о постройке планетария на героической земле Сталинграда»... (Из интервью «Сталинградской правде» научного консультанта доктора Хейланца, 1950 г.) «Такого здания мы еще никогда не строили, – говорит прораб Сталинграджилстроя И. Н. Дзема. – По-стахановски трудятся строители планетария. Бригада гранитчиков Гнедовского пришла на работу после реконструкции Центральной набережной и сразу же стала вырабатывать нормы на 250 и более процентов» («Сталинградская правда», 29.10.1952 г.). Другими словами, дружба областной газеты с планетарием зародилась давно, и основательность ее уже проверена многими десятилетиями...
Железобетонно
Любопытно, что когда корреспондент «Волгоградской правды» три года назад нанес визит директору планетария Владимиру Фролову с целью написать статью к 55-летию «Звездного дома», последний извлек из сейфа толстую папку с чуть пожелтевшими вырезками. Вся история сталинградского планетария, ставшего достопримечательностью не только города, но и страны, оказалась любовно сохраненной, заархивированной нашими коллегами... Эта трогательная папка, свидетельствующая о долгой проверенной дружбе, была извлечена и теперь, накануне уже нашего юбилея. Газетная бумага оказалась столь же долговечной, как бетон или гранит.
Школа мастерства
«Как причудливо тасуется колода!» – приходят на ум повторенные Воландом слова из бессмертного «Мастера и Маргариты»... Когда 19 сентября 1954 года пересечение улиц Мира и Киевской было запружено народом, когда министр культуры СССР Татьяна Зуева на пару с главой немецкой делегации Гешке перерезали красную ленточку на входе в открывающийся планетарий и на торжественном митинге звучали речи и чествования, Володе Фролову было только 14 лет. И, конечно, он и предположить не мог, как пересечется его собственная судьба с судьбой волгоградского планетария... и с «Волгоградской правдой»!
«Я родился в Сталинграде в 1940 году. Страшные дни великой битвы мы пережили у родни в Средней Ахтубе, а в 1943 году вернулись в город. «Сталинградскую правду» в нашем доме я помню с детства. Ее выписывали и читали. Мне было лет 9, и с этого возраста, пожалуй, я помню тот позитивный настрой, который давала газета. Он сыграл явно не последнюю роль в моем решении поступить в школу военных корреспондентов – это уже когда меня призвали в армию. Во время службы я начал писать и печататься в Севастополе. Потом были походы – я служил на подводной лодке, но и там, в Полярье, продолжал писать. После службы я вернулся в родной город и, наверное, не удивительно, что решил связать свою жизнь с журналистикой. Но, разумеется, о главной газете области я мог только мечтать! Там работали мэтры, люди с именами, известными на весь регион. Я проработал год в многотиражке «Трактор», потом стал корреспондентом в «Сельской нови» в Дубовском районе. Затем среднеахтубинская «Звезда», газета завода ТДиН «За коммунистический труд»... Всем этим газетам, возглавляемым замечательными редакторами, я очень и очень благодарен за школу. И очень благодарен журналистам «Волгоградской правды», с которыми сошелся в журналистской «кухне». Они были очень частыми гостями в редакциях районных газет – у них я учился и считал за честь их советы. Со временем я начал писать и для «Волгоградской правды». Без преувеличения, я благодарен судьбе за то, что в редакционных коридорах я познакомился с удивительными людьми. С огромным уважением вспоминаю редакторов «Волгоградской правды» Василия Скрыпникова, Геннадия Ясковца, зав. отделом Татьяну Мельникову... Эти люди, считаю, входят в золотой фонд нашей области! «Доброжелательность» – вот, пожалуй, ключевое слово, приходящее на ум при воспоминании о моих визитах в редакцию «Волгоградки».
Как газетчик я вам говорю
...А директорствую в волгоградском планетарии я уже более 25 лет, с 1986 года, – продолжает Владимир Фролов. – Со всей ответственностью говорю, что ни одна из появляющихся в Волгограде газет не сделала и тысячной доли того добра для планетария, сколько сделала «Волгоградская правда». Конечно, времена изменились: небесные светила все столь же таинственно далеки, но люди все меньше проявляют интереса к звездным тайнам, предпочитая быть «ближе к земле»... Из школ убран предмет «Астрономия»... Никогда, наверное, и, к сожалению, не будет уже такого количества посетителей у волгоградского планетария, как бывало раньше... Такова правда жизни. Но правда и то, что и сегодня волгоградский планетарий является одним из лучших не только в России, но и за рубежом. Правда, что школьники 21-го века приходят в наш клуб астролюбителей, существующий вот уже 40 лет. И я бесконечно благодарен «Волгоградской правде», которая никогда не забывает о нашей старинной дружбе и, как и раньше, освещает работу планетария... Заслуга газеты в нашем относительном благополучии, пусть скромных, но успехах – несомненна.
… Я никогда не изменю «Волгоградской правде». Газету всегда выписывал и выписывает и «звездный дом», и лично моя семья. Будем делать это и впредь. Мне приходилось бывать во многих российских регионах, и я уверенно заявляю, что «Волгоградская правда» заметно выигрывает во всех отношениях у всех виденных мною областных газет: от содержания, до оформления. Я говорю это не только как патриот города, но и как газетчик. Пусть даже и бывший...»