Наследники настоящего Человека

В лесу, где 74 года назад нашли раненого Алексея Маресьева, к столетию Героя установлен новый обелиск и обустроена дорога

Накануне праздника Великой Победы журналисты «Сталинградки» Александр Фолиев, Валерий Цветков прошли по «Тропе Маресьева» в Валдайском районе Новгородской области.

«...Треснула ветка. Он оглянулся и увидел в сизых клубах молодого частого соснячка, согласно кивавшего ветру курчавыми вершинами, несколько ветвей, которые жили какой?то особой жизнью и вздрагивали не в такт общему движению. И почудилось Алексею, что оттуда доносился тихий, взволнованный шепот – человеческий шепот.

Снова, как тогда, при встрече с собакой, почувствовал Алексей, как шевельнулись волосы. Он выхватил из?за пазухи заржавевший, запылившийся пистолет и принужден был взводить курок усилиями обеих рук. Когда курок щелкнул, в сосенках точно кто?то отпрянул. Несколько деревцев передернули вершинами, как будто за них задели, и вновь все стихло. «Что это: зверь, человек?» – подумал Алексей, и ему показалось – в кустах кто?то тоже вопросительно сказал: «Человек?» Показалось или действительно там, в кустах, кто?то говорит по?русски? Ну да, именно по?русски.

И оттого, что говорили по?русски, он почувствовал вдруг такую сумасшедшую радость, что, совершенно не задумываясь над тем, кто там – друг или враг, издал торжествующий вопль, вскочил на ноги, всем телом рванулся вперед на голос и тут же со стоном упал как подрубленный, уронив в снег пистолет…».

Это – отрывок из «Повести о настоящем человеке». Так описал Борис Полевой встречу своего героя – летчика Мересьева – с мальчишками из деревни Плавни Калининской области Серенькой и его братом Федькой.

На самом деле раненого Маресьева, 18 суток ползшего из последних сил по лесам Новгородчины, в нескольких километрах от деревни Плав нашли местные жители – 18?летний Сергей Малин и 22?летний Александр Вихров (он успел повоевать, но после тяжелого ранения был демобилизован), а помог перевезти его в свой дом отец Александра – Михаил Вихров.

20 мая, в день 100?летия Алексея Петровича, в лесу под деревней Плав у нового памятного знака его подвиг будут вспоминать жители Валдая и многочисленные гости города и района. Нам же удалось побывать на месте, где нашли раненого летчика, 7 мая, когда работы по обустройству мемориального места и дороги к нему близились к своему завершению.

По «Тропе Маресьева»

Переговоры о поездке в Плав (ныне деревня входит в Едровское поселение Валдайского района) на место, где нашли Маресьева, начались еще в марте. И глава поселения Сергей Моденков, и глава района Юрий Стадэ о возможности добраться туда говорили как?то неопределенно, в один голос предупреждая: «Если земля подсохнет…». Признаться, по неведению это удивляло. Но когда сами прошли по «Тропе Маресьева», поняли – почему…

От деревни Плав до исторического места километра три с гаком. Сначала полем, потом по лесу. Выйдя за околицу, сразу же убедились в правоте слов глав: земля на самой дороге и рядом пружинила. Словно идешь по матрасу или спортивному мату – настолько все пропитано водой.

На дороге шли работы. Вырыли глубокий кювет – в него вышли грунтовые воды примерно на метр, отсыпали полотно песком. Работал болотный трактор с широкими гусеницами. До этого был обычный, но сразу же «сел» во влажном глинистом грунте.

На всей дороге четыре участка, которые Юрий Стадэ назвал «проблемными». Проще говоря, это небольшие болотца, которые сначала, как во время войны саперы, строители забрасывают стволами деревьев и горбылем, а затем засыпают песком. Только после этого на таком покрытии сможет проехать легковая машина.

А пока же через молодую поросль, через поваленные стволы местами нам приходилось буквально продираться. В низинах почва, как на болоте, пружинила под ногами. К тому же мы вместе с нашим провожатым Мирославом Барановым (о нем еще расскажем) ухитрились заблудиться – тропа раздваивалась. Попробовали кричать «Ау!» тем, кто уже был на «маресьевской» поляне, но куда там… Но все ж коллективно выбрали в итоге нужное направление.

Перед обелиском подготовлена площадка для массовых мероприятий. Художница Ольга обновляла краску на обелиске. Вокруг поляны – болота. Старых деревьев, которым бы было больше 70 лет, поблизости, кажется, уже нет. Но идти по лесу – причем фактически летом – и здоровому?то человеку тяжело. Представить, как все выглядело здесь в апреле 1942 года, довольно легко – стоит лишь мысленно добавить снега. Зима же 1941?42 годов в этих местах была суровая и снежная. Какие у тяжелораненого Маресьева были воля, желание не просто выжить здесь, а добраться к своим, – можно только предполагать…

По долгу памяти

Новый памятный знак стоит как бы на перекрестке – зарастающей старой дороги от Плава к уже несуществующей другой деревне и аллеи Маресьева – так называется рабочая просека местного лесхоза.

На обустройстве мемориального места трудились семеро солдат во главе со старшим лейтенантом из одной из воинских частей Тверской области.

– Я?то узнал о подвиге Маресьева только курсантом, – рассказал офицер Виталий Николаенко. – О таких людях обязательно надо рассказывать в школах. Вместе со мной здесь работают контрактники, в свой выходной день. В таком деле не помочь – себя не уважать…

Наравне со всеми трудились Юрий Стадэ и Сергей Моденков. Взялся за дело и Мирослав Баранов. Это он привез нас в Плав. Человек он занятой, но попросил его Юрий Стадэ (сам он выехал раньше, загрузив машину стройматериалами) помочь доставить журналистов из Волгограда, и он согласился. Все оказалось просто. Мирослав – бывший десантник, председатель Валдайского отделения «Союза десантников». Службу начинал в знаменитой 76?й Гвардейской Псковской воздушно-десантной дивизии. Участник боевых действий, награжден медалью «За отвагу».

И глава района Юрий Стадэ – тоже из 76?й дивизии ВДВ. Только служил он немного раньше. Также участник боевых действий. Сержант, командир саперного отделения Стадэ вынес из?под огня подчиненного. Парня спас, но сам получил тяжелое ранение, полгода провел в госпиталях. А потом… Бывший десантник, кавалер ордена Мужества Стадэ отказался от инвалидности и положенной ему военной пенсии. Об этом предпочитает не рассказывать – все это мы узнали от его друзей.

Позже Юрий Владимирович рассказал:

– Я ходил на это место еще школьником. «Повесть о настоящем человеке», помню, мы в классе читали вслух коллективно – по нескольку абзацев каждый. Так что для меня все, что связано с Маресьевым, действительно особая история. И желание привести в порядок это святое место – не просто для нас «юбилейное» мероприятие. Это должно быть доступное место, даже не для туристов, а для нашей молодежи. Вот почему решили убрать прежний памятник? Он больше напоминал могильный. А здесь – начало жизненного подвига Алексея Петровича. Бетонный обелиск зимой привезли из Твери – чтобы тяжелая техника могла пройти. В прошлом декабре установили его, а в январе этого года сюда приезжал сын Маресьева – Виктор Алексеевич. Прежний памятный знак и кровать, на которой в доме Вихровых лежал больной летчик, 20 мая мы отвезем в Камышин, чтобы передать в музей.

Уже возвратившись в Валдай, в День Победы (мы видели и парад, и вместе со многими горожанами побывали на местном кладбище, у могил ветеранов войны и ребят, погибших в «горячих» точках) узнали: обустройство «маресьевской» поляны и дороги к ней делалось на личные деньги Юрия Стадэ и его товарищей. Это о них без ложного пафоса можно сказать: они – наследники легендарного летчика и настоящего Человека. Наследники его духа победителя и высокой гражданской ответственности.

В доме Вихровых

Наша поездка в Плав завершилась в доме, куда привезли почти уже умирающего Маресьева отец и сын Вихровы. Сейчас здесь живет Виктор Александрович Вихров. Удивительно гостеприимный, радушный, открытый человек. Встретил нас так, как будто был знаком с нами много лет.

Деревянному дому этому без малого 120 лет. Здесь мало что изменилось с 1942 года. Отопление – дровами, кажется, и полы с тех самых пор. В сенях старый расписанный сундук, рядом коромысло, в комнате в красном углу потемневшая икона и множество фотографий в большой раме на стене. Отдельно – фотография, на которой Маресьев со своими спасителями Александром и Сергеем. Сохранилась и баня, в которой мыли Маресьева.

– Дед Михаил был мужик крепкий. Хозяин был, раскулачивали его в свое время… Взял и на тулупе отнес Маресьева в баню, – рассказал Виктор Александрович. – Говорят, вшей у него было много… Баня?то тогда была в метрах 20 позади дома, это позже ее перенесли на берег озера.

В самом Плаве Алексей Петрович после войны никогда не бывал. И понять его можно: снова возвращаться в те страшные дни, когда он не знал, что произойдет с ним через минуту, слишком тяжело… А вот Александр Вихров и Сергей Малин у него в гостях бывали. «Он и деньги иногда присылал им, – рассказал Виктор Александрович. – Мужик?то он действительно был настоящий…»

…Юрий Стадэ, когда мы шли вместе к дому Вихровых, рассказал, что есть у него задумка – чтобы Валдай и Камышин стали городами-побратимами.

– А у нас в Валдае ведь жил и Яков Федотович Павлов, так что связь наша с волгоградской землей крепкая, – сказал он.

Надеемся, что пожелание главы Валдайского района сбудется. А «Сталинградка» обращается к читателям, которые, возможно, подскажут или сами смогут помочь еще в одном важном деле. На новом памятном знаке установлен настоящий винт. Вот только он – вертолетный…

– А хотелось бы, конечно, с самолета, на котором летал Алексей Петрович Маресьев, или хотя бы его макет… – сказал нам Юрий Стадэ. Давайте поможем воплотить эту мечту.

Валдай – д. Плав – Волгоград

Поделиться в соцсетях