Не гвоздь, а настоящее сокровище!

  • Не гвоздь, а настоящее сокровище!
  • Не гвоздь, а настоящее сокровище!
  • Не гвоздь, а настоящее сокровище!
  • Не гвоздь, а настоящее сокровище!
«ВП» узнала о тайнах старого царицынского завода, которые открылись спустя 100 лет

На улице Гоголя, рядом с Мемориально-историческим музеем (бывший Музей обороны Царицына), находится с виду неприметное здание. На протяжении долгого времени здесь помещалась телефонная станция. Устаревшее еще в конце XX века «декадно-шаговое оборудование» занимало все три этажа. Несколько лет назад здание подверглось реконструкции. Строители слой за слоем снимали штукатурку, а под ней открылась… царицынская кладка.

Разошлись на сувениры

Среди интересных находок были обнаружены использовавшиеся в качестве балок перекрытий и оконных перемычек железнодорожные рельсы, датированные 1890 годом изготовления, клейменые кирпичи и… кованые гвозди.

– Сто процентов, что это был гвоздильный завод, – с полной уверенностью заявляли строители, проводившие реконструкцию. – Мы тут столько кованых гвоздей нашли, когда вскрывали полы!

Подержать в руках настоящий раритет мало кому тогда удалось: все разошлись на сувениры. Но осталось то бесценное, что в карман не положишь, в руках не унесешь, – красота и атмосфера старого царицынского здания. Почувствовать и оценить ее нам помог архитектор-реставратор Сергей Сена, который по поручению областного комитета по культуре осматривал здание в ходе реконструкции.

– Гвоздильный завод Серебрякова открылся сначала как арматурный завод примерно в 1903 году, – рассказывает Сергей Сена. – Его хозяева – братья Григорий и Александр Серебряковы – потомки Рубена Серебрякова (Арцатагорцяна), приехавшего в середине XIX века из армянского пригорода Ростова-на-Дону Нахичевани. В пойме Царицы он построил сначала кузницу, а затем гвоздильный завод. Хорошо заработать ему удалось на подрядах при строительстве железных дорог – Волго-Донской (законченной в 1862 году) и Грязе-Царицынской (открытой в 1870?м). Так что и сыновья, и внуки его стали вполне обеспеченными царицынцами.

Месть несостоявшегося жениха

В начале XX века напротив железнодорожного вокзала царицынские купцы-меценаты братья Репниковы построили для своей сестры Юлии Дмитриевны роскошный особняк. Жить, однако, Репниковым в этом доме долго не пришлось из?за сильного шума, который создавало гвоздильное производство… в соседнем здании. Городская легенда гласит, что Григорий Серебряков сватался к Юлии, но получил отказ. Якобы в отместку он открыл завод, гремевший 24 часа в сутки. Хотя в те времена Царицыну и в самом деле очень нужны были гвозди: в начале ХХ века город переживал настоящий строительный бум.

Очевидно, получить участок земли под производство в центре города было непросто. Но Серебряковы этого и не делали! Рядом с участком в глубине квартала, на котором располагались принадлежавшие им склады, они приобрели здание гостиницы, архитектура которой была сродни царицынским эклектичным кирпичным зданиям. Затем «выпотрошили» его, заменили деревянные перекрытия на железобетонные, а при второй реконструкции здания в 1905 году еще и перелицевали фасад в модном тогда стиле модерн. Это, кстати, соответствовало и стилистике стоявшего напротив здания гостиницы «Номера Люкс». Его построил в качестве свадебного подарка дочери Софье выходец из колонии Сарепты по фамилии Люкс – один из богатейших владельцев мукомольных заводов и мельниц. А вышла, между прочим, немка Софья Люкс замуж… за родного брата Григория – Александра.

Здесь бы балы устраивать

Здание гвоздильного завода внешне немногим отличается от жилых и общественных царицынских построек.

Внутри оно было разделено продольной капитальной стеной на две части. Из одной в другую на каждом этаже можно было попасть, пройдя через широкие и высокие циркульные арки. После войны часть из них была заложена кирпичом, некоторые были частично повреждены. Но в основном эта великолепная аркада сохранилась в первозданном виде.

Отдельным украшением залов первого и второго этажей служат чугунные колонны. Если внимательно присмотреться, на них читается фирменный знак изготовителя – Burbaсh. Местами на колоннах даже сохранилась первоначальная краска темно-болотного цвета.

– Эти колонны лишний раз подтверждают то, что здание после реконструкции было заводским, – говорит Сергей Сена. – Ведь они появились в здании бывшей гостиницы именно при ее перестройке под завод для того, чтобы перекрытия выдержали нагрузку от оборудования.

«Здесь бы балы устраивать», – мелькает мысль. Но танцевать тут никто не собирается. Ни сейчас, ни в будущем. Огромные залы с высоченными потолками теперь служат офисными кабинетами. А бывший чердак стал мансардным этажом. По заключению экспертов усиления фундамента не потребовалось – строили в Царицыне на века.

– Мы обратили внимание на лицевую кирпичную кладку, – показывает на стену Сергей Сена. – Она имеет типичную обработку шва – треугольной подрезкой. Этот прием был наиболее распространен в Царицыне. Жаль, что в ходе реконструкции были утрачены элементы модерна. Это были высокая, как «башня в горах Кавказа», дымовая труба и аттик – декоративная ажурная стенка над карнизом, сделанные в начале ХХ века.

Фундаменты и подвалы завода, арки, выложенный из кирпича сводчатый коридор в человеческий рост, сооружение, похожее на печь… Все эти конструкции были раскрыты в ходе реконструкции и… засыпаны как ненужные.

– Скорее всего, здесь были постройки, связанные с заводом. Возможно, в них располагались кузницы, склады сырья, готовой продукции, – рассуждает Сергей Сена. – А вот присутствие послевоенной кладки говорит о том, что в здании была своя котельная: их после войны в Сталинграде часто делали в подвалах.

Почему он не стал памятником?

– Именно реконструкция бывшего гвоздильного завода дала возможность увидеть в этом строении все признаки объекта культурного наследия, – говорит Сергей Сена. – Тем обиднее, что здание странным образом не попало в перечень памятников истории и культуры. Тогда внимание к нему было бы пристальнее. Однако в историко-культурном опорном плане к новому генеральному плану Волгограда здание обозначено как «имеющее признаки объектов культурного наследия», – продолжает Сергей Сена. – До последней реконструкции оно сохраняло черты архитектуры периода модерна, но заказчики и проектировщики не пощадили его и не использовали шанс вернуть городу еще одно историческое здание.

Красная застава

Царицынский гвоздильный завод просуществовал до самой Сталинградской битвы. После революции его национализировали и назвали «Красная застава». В те времена он выпускал 240 тыс. пудов гвоздей в год. В 1922 году завод был переоборудован, объем производства, упавший за годы Гражданской войны, дорос к 1924 году до довоенного уровня. Гвозди с завода использовались не только в Царицыне – Сталинграде, но и поставлялись в Москву, на Урал, в Сибирь.

В годы Сталинградской битвы фактически была разрушена только левая часть здания в «одну световую ось» да сгорела крыша. Все остальное – прежний гвоздильный завод, который, как мы видим на послевоенных фотографиях, был бережно восстановлен именно как царицынское здание.

Поделиться в соцсетях