Не рубите, мужики!

Не рубите, мужики!
Кто и зачем на острове Сарпинском ведет варварское уничтожение реликтовых деревьев

В последние годы на самом большом речном острове Европы предметом массового истребления стали вековые дубы. Местные жители неоднократно сообщали об этом в различные инстанции. Корреспонденты «Волгоградки» попытались разобраться в ситуации на месте.

Нашествие чужаков

– Вот, смотрите. Эти ветки живые, а вот сено, которым прикрыли свежий сруб. Этому дубу бы еще расти и расти, он крепкий, до двухсот лет точно бы дожил…

Наталья Ваганова говорит о деревьях, как о живых людях. Всю жизнь они с мужем прожили на острове Сарпинском в хуторе Зайчики. По словам супругов, такого беспредела с вырубкой деревьев не было даже в лихие 90?е.

– Подъезжают на тяжелогрузных машинах, – говорит супруг Натальи Виктор. – Даже далеко в лес не забираются, прямо вдоль дороги начинают вырубку. Мы спрашиваем: «Вы кто и откуда?» Говорят, из Краснослободского лесничества. Но какое отношение люди из Среднеахтубинского района имеют к нашему острову, который является частью Волгограда?

Легально или нелегально?

В прошлом году в лесном массиве Вагановы обнаружили дубы возрастом около 200 лет с характерными насечками на стволах, которые обычно делаются перед вырубкой. Кроме того, местные жители сняли на видео, как грузовик, доверху груженный распиленными стволами, еле?еле заезжает на переправу со стороны острова. По свидетельству очевидцев, древесина на свежих срезах была оранжевой – именно такой оттенок имеет дуб. Тогда злоумышленники отделались штрафом.

– Природоохранной прокуратурой в 2014 году действительно был зафиксирован факт незаконной вырубки, – подтверждает прокурор отдела Волжской межрегиональной природоохранной прокуратуры Николай Костенко. – В ходе проведения проверки установлено, что семь деревьев породы «дуб» имеют повреждения до степени прекращения роста. Ущерб, причиненный городским лесам, составил 625 ?852 рубля. В связи с чем материал проверки был направлен в отдел полиции по Кировскому району г. Волгограда, где было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст. 260 УК РФ (повреждения до степени прекращения роста лесных насаждений, совершенные в особо крупном размере).

Однако местные жители констатируют: несмотря на все предупреждения силовиков, число добытчиков древесины в этом году не сократилось. Причем самое печальное, что установить, были ли это официальные вырубки или чистое браконьерство, люди не могут. Полномочий проверять документы у местных общественников нет. А значит, и общественный контроль невозможен.

Более того, многие из них до сих пор пребывают в заблуждении, что Сарпинский находится под защитой экологов. Ведь еще в 1991 году Гринпис отнес остров к категории охраняемых объектов. Однако то, что очевидно для общественной организации, вовсе не обязывает городские власти придерживаться той же точки зрения.

– Волгоградской городской думой принято решение № 79?/?2446 от 16.07.2013 г. о признании недействующим постановления Волгоградского городского совета народных депутатов и администрации Волгограда от 15.12.1998 г. № 49?/?500?/?1583 «Об отнесении островной системы Сарпинский – Голодный к особо охраняемым природным территориям», – говорит начальник отдела охраны, воспроизводства, защиты городских лесов Александр Малышев. – Таким образом, островная система Сарпинский – Голодный исключена из особо охраняемых природных территорий местного значения. И поэтому квоту на вырубку леса мы выдаем жителям, но при условии прочистки леса. То есть можно вырубать обгоревшие и сухие деревья размером до 200 кубометров.

По словам местных энтузиастов, именно это решение гордумы фактически разрешило браконьерам вырубку дубов. Каким образом? Схема проста до смешного. Если на законных основаниях можно вырубать обгоревшие деревья и сухостой, нужно сделать так, чтобы ценные породы автоматически были отнесены к этой категории.

Лесной бизнес на пожарах

Вагановы показывают нам место, где эта нехитрая технология была воплощена в жизнь. На маленьком лесном участке, размером не больше восьми соток, всюду валяются пустые канистры. Пластиковые бутылки из?под воды пахнут бензином. Кора с дубов содрана, и на стволах видны свежие следы поджога.

– Все очень просто, – говорит Наталья. – Дерево поджигают, а на следующий сезон по формальным признакам оно уже сухостой. А сам ствол сырой и вполне годится для переработки. Однажды мы всем селом тушили пожар – такие стволы тлеют, если ветер усилится, то совсем недалеко до беды.

Лесорубы-браконьеры ведут себя вольготно и даже не зачищают следы, не считая прикрытых травой свежесрезанных пней. Иногда лесники делают обходы, и эта «косметика» предназначена для них. Варвары ни от кого не прячутся, но застать их на месте преступления сложно. А если и застанут, всегда можно прикрыться документами на вырубку сухостоя.

Ищи, кому выгодно

Жители Сарпинского уверены, что пересыхающие озера и наступление песков на плодородные земли – не всегда результат маловодья. Тому виной еще и уничтожение реликтовых лесов. Сейчас рыбные запасы острова сократились в разы. Для живущих здесь постоянно решение народных избранников об отмене «охраняемого» статуса острова по меньшей мере непонятно.

Обычно такие решения принимаются, чтобы узаконить какую?нибудь стройку. Однако никакой инфраструктуры на Сарпинском по?прежнему не существует, транспортное сообщение с материком как было, так и есть – на допотопном уровне, строительство не ведется. Так зачем было отказываться от «заповедных» ограничений?

Многие жители Сарпинского уверены: осознанно или неосознанно, но такая политика направлена на уничтожение природных ресурсов. А у некоторых подозрения заходят еще дальше. Все чаще здесь появляются некие иногородние гости, желающие недорого скупить луга и угодья. Кому теперь принадлежат эти земли, остается загадкой. Но самое страшное, что варварское вмешательство в экосреду ведет к изменению микроклимата, и с карты Волгоградской области может исчезнуть еще одна точка, где природа сохранилась в первозданном виде.

Петр Токарь, врио начальника ОГПН и ПР УНД и ПР Главного управления МЧС России по Волгоградской области:

– Намеренные поджоги деревьев крайне опасны. Всегда есть возможность возгорания, если есть открытый источник огня. Искры от горящей коры ветер может переместить в любом направлении, а наибольшую тревогу вызывает горение сухой травы. Каждый из таких запалов может спровоцировать лесной пожар, который, в свою очередь, может перекинуться на населенные пункты.

Владимир Лобойко, президент межрегиональной экологической академии, заслуженный эколог РФ:

– Это безобразие, что на уровне миллионного города ликвидирован экологичес-кий департамент. Мы написали обращение в мэрию с требованием вернуть эту структуру. Что касается Сарпинского, то в свое время мы предлагали включить остров в список особо охраняемых территорий, но городские власти отказались это сделать. Сегодня нужно срочно решать вопросы по его защите на федеральном уровне.

Поделиться в соцсетях