Немеркнущий свет православия

Его несет миру шесть веков Псковская Спасо-Елеазаровская обитель

«А вот посмотрите, – послушница Наталья, ставшая нашим гидом по Спасо-Елеазаровскому женскому монастырю, показала на крыльцо одного из зданий обители. – Разве можно поверить, что здесь, где и земли?то совсем нет, одни камни, может что?то расти? Да и не росло ничего, конечно. А в позапрошлом году здесь вдруг сами собой пробились петуньи!» И Наталья показала фото в своем телефоне – действительно у крыльца цвел кустик петуньи: «Разве это не Божье чудо?! В прошлом году мы пытались посадить такие на этом же месте, но тщетно…»

Впрочем, за время существования обители здесь Промыслом Божиим было явлено немало чудес, а сам монастырь еще много веков назад стал подлинной духовной скрепой становления Российского государства.

В Елизарово мы приехали из Пскова первым автобусом. Но в монастырской домовой церкви (она несколько в стороне от самой обители, за шоссе) уже собирались на службу прихожане и насельницы. Позвонили Наталье, она появилась минут через пять. А вскоре познакомились и с настоятельницей игуменьей Евфросинией (Головневой), она дала нам благословение на знакомство с монастырем.

Свой рассказ Наталья начала конечно же с истории монастыря, едва мы вошли в главный его храм Трех святителей. В этой хронологии есть немало удивительных, а подчас уникальных для русских обителей страниц.

Во имя Трех святителей

Еще в стародавние времена здесь поселились сестры псковского Иоанновского монастыря, но пустынническая жизнь оказалась для них непосильной. В 1425 г. на место это был призван для «пустынного и безмолвного жития» монах из Снетогорского монастыря преподобный Евфросин (1386–1481, в миру – Елеазар, родом из псковского села Виделибье). Впоследствии к нему присоединился прп. Серапион Псковский, затем стали приходить другие искавшие иноческого подвига.

Евфросин желал оставаться пустынножителем, но братия просила основать монастырь. Место было выбрано так, чтобы не нарушать отшельнической жизни подвижника: между двумя рукавами реки, под горкой. Здесь и поставить?то монастырские строения было негде. Но прп. Евфросину во сне явились три святителя – Василий Великий, Иоанн Златоуст и Григорий Богослов, которые повелели именно на этом месте построить собор.

Старец посоветовал братии скопать горку и землей засыпать один речной рукав. Здесь и построили кельи, а в 1447 году (эта дата и считается основанием монастыря) возвели деревянный храм во имя Трех Вселенских святителей и преподобного Онуфрия Великого, соединяющий Константинополь – Новый Рим (столицу Римской империи с 330 г.) – Второй Рим с рождающимся Третьим Римом – Псковом как родиной и Москвой как столицей.

По преданию, еще до пострига Евфросин пешком ходил в Константинополь и там был принят Константинопольским патриархом. А спустя несколько лет он примет из павшей в 1453 году Византии Вселенскую святыню – чудотворную икону Божией Матери «Цареградскую», переданную Константинопольским патриархом Геннадием II в монастырь как знак преемственности Россией роли Удерживающего. В честь этого знаменательного события на месте встречи братией и старцем святыни забил источник, именуемый Пречистинским – и поныне святая вода его исцеляет людей. А монастырь стал называться Сретенским.

Москва – Третий Рим

По смирению своему прп. Евфросин, основав обитель, не стал ее настоятелем и даже не получил священнического сана, первым игуменом монастыря был Игнатий. Евфросин скончался в 95 лет, в 1481 году, приняв схиму с именем Елеазар. В память о нем обитель с тех пор стали именовать Елеазаровской.

Надо сказать, прп. Евфросин установил в обители строжайший устав, его монахов называли «железными». Вскоре монастырь стал центром псковского летописания и иконописания. По одной из версий, именно здесь в XVI в. переписали «Слово о полку Игореве», список этот сохранился и попал через три века в руки Мусину-Пушкину. Но что не менее важно, в то время как Псково-Печерская обитель выступала за сохранение псковской независимости, в Елеазаровском монастыре объединились ученые мужи, отстаивавшие необходимость усиления государства вокруг Москвы.

– Вместе с иконой Пресвятой Богородицы преподобному Евфросину, вероятно, была открыта тайна о мистической Римской империи, которая есть образ Царства Божия на земле, – рассказала Наталья. – А в начале XVI века, когда усиливалось Московское государство, именно старец нашей обители Филофей объявил всему миру: «Москва – Третий Рим. Два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти». В этих словах – идея вселенской ответственности России за православие, за человечество.

– Примерно в 1574 году вместо деревянного был построен каменный Трехсвятительский собор, – продолжила послушница. – И вот что удивительно: главная его часть – это традиционная псковская архитектура, а придел Рождества Пресвятой Богородицы выполнен в московском стиле. Два храма как бы дополняют друг друга, образуя единый соборный ансамбль. И в этом видится глубокий смысл: Псков символизирует начало русской государственности, Москва – ее становление и величие…

Трудные времена

Во времена Петра Первого, упразднившего патриаршество, слава Елеазаровского монастыря пошла на убыль. Встал вопрос о его закрытии. Но Сам Господь взял его под Свой покров. В начале царствования Екатерины Великой обитель оставляют на своем содержании, а в 1766 г. в нее переводится братия упраздненного Великопустынского Преображенского монастыря и переносятся его святыни, в том числе и древний чудо­творный образ Спасителя.

В 1813 году монастырь был возведен во второй класс, каковым оставался до конца Синодального периода. В это время настоятели его назначаются ректорами Псковской духовной семинарии, принимают архиерейские кафедры по всей России. И старчество до последних дней монастыря здесь не прекращается. Обретаются нетленными мощи елеазаровского настоятеля схиархимандрита Вассиана. В малоизвестную обитель перед Первой мировой переезжает на жительство знаменитый своей подвижнической жизнью прозорливый старец схиархимандрит Гавриил (Зырянов) – духовник великой княгини Елисаветы Феодоровны, особо покровительствующей обители. Одним из последних настоятелей монастыря стал новомученик, будущий Рязанский епископ Иувеналий (Масловский).

Но в 1918 году гибнет царская семья, происходит отступление от веры и едва ли не следом закрывается Елеазаровская обитель, монахи его вывозятся на подводах в Петроград и там принимают мученическую смерть. С падением империи Третьего Рима уничтожается и место, откуда прозвучало пророчество о священной миссии России: монастырь закрывается и разоряется.

Летом 1920 г. на его территории открывается сначала институт, но его профессора и студенты почти сразу же перебрались в Петроград. Новая власть попыталась организовать здесь образцово-показательное сельхозпроизводство, но в итоге через несколько месяцев созданное трудом монахов пошло прахом. Потом в обители обретались Народный дом, дом дефективных детей, детский санаторий, пионерлагерь… В 1990?е годы рухнули купол и барабан монастырского собора Трех святителей.

Возрождение из пепла

В начале 90?х годов собор Трех святителей начал рушиться: упала колокольня, четверик храма зашатался. Но нашлись люди, сделавшие невозможное – «пробили» финансирование на его реставрацию. Именно в это время судьба разоренного монастыря тесным образом переплелась с судьбой Татьяны Ивановны Беляевой.

Она родилась 27 января 1956 года в

с. Мишино Зарайского района Московской области – из того села происходили все ее предки. Родители Иван Федорович и Нина Михайловна Беляевы, сельские труженики, выросли в православных семьях, поэтому сразу окрестили ребенка в Благовещенской церкви Зарайска – единственной действующей тогда в округе. Как и у многих, годы юности для Татьяны становятся временем духовных исканий, поиском смысла жизни и истины. Она сближается с лучшими представителями московской интеллигенции – образованными православными людьми, которые на первых порах стали ее духовными наставниками.

Вскоре после окончания института Татьяна поселяется в Загорске (так тогда назывался Сергиев Посад), чтобы быть ближе к Троице-Сергиевой Лавре и ее главной святыне – мощам преподобного Сергия Радонежского. Из-за ее религиозных убеждений ей не разрешают работать педагогом, и она трудится сначала медсестрой в роддоме, затем ухаживает за отказными детьми в инфекционном отделении Загорской ЦРБ, позже работает секретарем в медтехникуме. Лишь в конце 1980?х годов ей предлагают возглавить Хотьковскую детскую художественную школу, директором которой она проработала 10 лет.

Татьяна Ивановна без устали путешествует по святым местам, тогда еще поруганным монастырям, храмам и источникам, встречается с людьми высокой духовной жизни – монахами, старцами, блаженными. Псковская земля с 1986 года притягивает ее своими великими святынями и подвижниками. В 1991 году, беседуя с о. Николаем (Гурьяновым) на острове Залит, она слышит рассказ о разоренном Спасо-Елеазаровском мужском монастыре. Именно он через несколько лет благословил Беляеву взяться за возрождение монастыря, только теперь в качестве женской обители.

Много лет Татьяна Ивановна со своими помощниками добивалась возвращения монастыря православной церкви. И эти усилия в итоге увенчались успехом. 28 мая 2000 года, в праздник прп. Евфросина и Серапиона, Спасо-Елеазаровских чудотворцев, состоялось открытие монастыря. В этот же день Татьяна Беляева принимает иноческий постриг, а 17 июля – монашеский постриг в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы. В августе того же года по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II монахиня Елисавета (Беляева) назначается настоятельницей Спасо-Елеазаровского женского монастыря.

10 лет жизни отвел ей Господь возглавить дело возрождения обители. Глядя теперь на восстановленные главный храм и монастырские постройки, трудно представить, в каком разрушении они пребывали до этого…

На Светлой седмице 2010 года игуменья Елисавета в последний раз совершила паломничество по святой земле. Вернувшись на родину, почувствовала острый приступ калькулезного холецистита, который мучил ее в последнее время. Матушку госпитализировали в реанимационное отделение Боткинской больницы, где она провела последние два месяца своей жизни. Она надеялась с Божией помощью победить болезнь, но 4 июня ее сердце остановилось.

6 июня 2010 года, в день, когда Русская церковь славила всех святых, в земле российской просиявших, состоялось отпевание и погребение матушки Елисаветы в возрожденном ею монастыре.

…Много лет игуменья Елисавета ратовала за возвращение из музея в обитель ее святыни – чудотворного образа Спаса Елеазаровского. Это событие состоялось 19 августа 2010 года, во время визита Святейшего Патриарха Кирилла. Матушка Елисавета не дожила до исполнения заветной мечты всего два с половиной месяца.

Псков – Волгоград

Протоиерей Николай Гурьянов (1909?2002) – один из наиболее почитаемых старцев Русской Православной Церкви конца XX – начала XXI веков. Более 40 лет был настоятелем храма св. Николая на о. Талабск (о. Залита) на Псковском озере. Именно он прикровенно хранил долгие годы старинный список чудотворной иконы Божией Матери «Цареградская», который передал в возрожденный Спасо-Елеазаровский монастырь. О его судьбе, духовном подвиге «Благовест» обязательно расскажет. А сегодня, в канун Светлого Христова Воскресения, публикуем стихотворение о.Николая.

ПУТЬ БОЖИЙ

К Горе Святой, ко Граду Божью

Различных множество дорог,

Но всех начало у подножья

Креста, на коем распят Бог!

И без венца из острых терний,

Без ран, и оцта, и гвоздей,

Без мук сердечных и томлений

До райских не дойти дверей.

Все ж бремя легкое Христово

Не тяжко будет нам нести,

Если сумеем Его слово

Себе на память привести:

Что скорби праведников многи,

Но Он от всех избавит сих,

И что тернистые дороги

Введут в покой и радость их,

Что Царство Божие открыто

Для тех, кто узким шел путем,

И что для нас теперь сокрыто,

Тому разгадку там найдем,

Что там, где вечное сияет

Светило Божией Любви,

Блаженство Рая ожидает

Страдальца - путника Земли.

Фото Александр Фолиев

Поделиться в соцсетях