НКО подвергли сортировке

Накануне Президент России Владимир Путин подписал документ о внесении поправок в закон о некоммерческих организациях, который стал более широко известен под названием закона об иностранных агентах. Акт содержал в себе пункт, согласно которому НКО, занимающиеся политической деятельностью и получающие денежную помощь из-за рубежа, должны были обозначить себя в качестве таковых. Теперь некоторые его формулировки претерпели изменения.

Российские общественники встретили новый закон об НКО, мягко говоря, без особого энтузиазма. И дело было даже не столько в формулировке «иностранные агенты», которая воспринималась как позорное клеймо, сколько в общем усложнении механизма функционирования НКО и их взаимоотношений с властью.

Директор волгоградского Молодежного центра консультации и тренинга, занимающегося поддержкой различных НКО, Тимур Кобалия отметил, комментируя закон, что общественные организации могут создавать люди, далекие от политики и интересующиеся исключительно проблемами чистоты в собственном дворе. При этом критерии «политической деятельности» настолько размыты, что в эту группу могут попасть и экологи, и защитники прав инвалидов и многие другие.

– Закон предусматривает сложную систему отчетности для организаций, – заметил Кобалия. – В таких условиях людям гораздо проще будет закрыть текущую организационную форму, открыться, скажем, в виде ООО и продолжить заниматься прежней работой, но уже в новом качестве. Государство же теряет возможность контролировать третий сектор, он становится для него непрозрачным.

Основной постулат об иностранном финансировании не изменился, однако для «политической деятельности» критерии установлены более четкие – в эту группу теперь не входят организации, работающие в сфере науки, культуры, искусства, здравоохранения, профилактики и охраны здоровья граждан, социальной поддержки и защиты граждан, защиты материнства и детства, социальной поддержки инвалидов, пропаганды здорового образа жизни, физической культуры и спорта, защиты животного и растительного миров, благотворительная деятельность, а также деятельность в области содействия благотворительности и добровольчества. Вполне вероятно, это позволит большинству НКО не бояться закона и приспособиться к новым условиям работы, не прибегая к юридическим ухищрениям.

Поправки предусматривают и другой, еще более важный пункт – помощь некоммерческим организациям со стороны органов власти и местного самоуправления. Право на нее имеют те, кто выполняет работу по формированию в обществе нетерпимости к коррупционному поведению, развивают межнациональное сотрудничество, занимаются сохранением и защитой самобытности, культуры, языка и традиций народов России. Получить помощь от государства для НКО и раньше было вполне реально.

– Наша организация в прошлом году получила три гранта, два из которых от президента и областного правительства, – говорит директор фонда «Институт экономических и социальных исследований» Михаил Шевяков. – Расширение базы финансирования общественных организаций, включение в нее новых участников улучшит положение в этой сфере, и в этом смысле я поправки в закон поддерживаю.