О чем писали газеты Царицына 100 лет назад

Исследователь истории нашего города кандидат исторических наук Ирина Рябец несколько лет изучает царицынские газеты за 1917 год в библиотеках Волгограда, Петербурга и Москвы. Ученый говорит, что благодаря этим изданиям сделала немало исторических открытий. Своими наблюдениями исследователь готова поделиться с читателями «ВП».

В Доме науки был лазарет

– Ирина Анатольевна, чем волнует вас тема «А в Царицыне 1917-го…»? Только ли тем, что прошло 100 лет?

– Мы привыкли рассуждать о тех далеких событиях в общих чертах, с годами даже сложилась терминология: победивший пролетариат, саботажники – почтово-телеграфные служащие, «бывшие». Но даже при обобщенном изучении исторических процессов важно представлять конкретных людей, которые оказались вовлечены в водоворот эпохальных событий. Кто они? Что чувствовали? Понимали, что живут в переломную эпоху? Увидеть их лица, постараться понять их видение происходящего… По этой причине наша презентация, показанная в Горьковской библиотеке в рамках проекта «Краеведческий четверг», была снабжена максимальным количеством фотографий.

– Старые газеты могут сказать о времени гораздо больше, чем предполагали авторы давних публикаций. Нужно только внимательно вчитаться… Это правда?

– Конечно. Если привести в пример события художественной жизни, то концерты приезжих знаменитостей в 1917 году проходили в Общественном собрании, потому что главная сценическая площадка города – Дом науки и искусств – летом 1916-го была отдана под лазарет. По аналогии с Зимним дворцом, который отдали под лазарет еще в 1915-м. Но ни у кого не возникало вопроса, а где же располагался музей местного края, которому годом раньше в помещении Дома науки и искусства было выделено две комнаты, куда переехала из Дома науки и искусств городская библиотека? Оказывается, общеизвестные факты при ближайшем рассмотрении требуют самого глубокого анализа.

Как жить учителю?

– Что показалось не совсем обычным, может быть, не вписывалось в картину предреволюционного города, какой мы привыкли ее представлять – перебои с продуктами, очереди за хлебом, тревога, странные известия из столицы?..

– Удивило то, что в газете «Волго-Донской край», вышедшей 27 октября 1917 года, на соседних полосах описание событий в Петрограде и проблемы низкой заработной платы учителей. Сетуя на возросшие цены, автор статьи «Обойденные» искренне удивлялся, как жить учителю, «посвятившему собственному образованию лет 15-16, прошедшему университет и учащего всю жизнь когда его оклад в 200-300 рублей в условиях инфляции превращается рублей в 15-30».

– Мы как-то свыклись с тем, что сегодня существуют сложности в бюджетной сфере, а тогда?

– Да, вот именно! А потому внимание к нелегкой в материальном плане судьбе провинциального учителя для меня было удивительным и… печальным.

– Но ведь после февральских событий 1917 года настроения были восторженные?

– Разные были настроения. Март – да, это было время всеобщего ликования. 5-е марта 1917 года местные газеты назвали «воскресеньем свободы в Царицыне»: повсюду митинги, шествия демонстрантов, войсковые парады на Скорбященской, Никольской, Сергиевской, Вознесенской площадях. А вот октябрь 1917-го – это уже настороженное внимание, растерянность. Выходит газетная заметка о вторжении в здание почтово-телеграфной конторы Царицына вооруженных большевиков.

Из-под стола к венцу...

– А что было «топовыми», как сейчас бы сказали, новостями в светской хронике тогдашнего Царицына?

– Первая полоса практически каждой газеты начиналась с нескольких «константных» вещей – медицинского указателя, в котором публиковались фамилии и специализация ведущих царицынских врачей, и анонсов культурных событий. Дошедший до нас экземпляр политической, общественной и литературной газеты «Волго-Донской край» от 27 октября 1917 года по содержанию мало чем отличается от других выпусков «дооктябрьского» периода. Номер, как и ранее, начинался культурными анонсами – афиши кинотеатров «Модерн», «Парнас», «Наука и жизнь». «Интимный театр» Левицкого давал 27 числа драму Островского «Без вины виноватые» и оперу в одном действии «Из-под стола к венцу».

– То есть все как всегда?

– Да, и в первые выходные после октябрьских событий царицынской публике предлагалось: 28 октября – «Тарас Бульба», а 29-го после спектакля ожидался первый в сезоне бал-маскарад и лотерея-аллегри. Правда, перемены, происходившие в обществе, все же затронули светскую жизнь – например, руководство так называемого «Интимного театра» теперь перечисляло весь сбор в пользу Совета солдатских, рабочих и крестьянских депутатов для организации выборов в Учредительное собрание.

...под музыку Шопена

– А социальная напряженность чувствовалась? Нарастала ли критика в газетных статьях?

– С апреля 1917 года в газетах начала меняться политическая риторика. Появились сложные аббревиатуры, из-за особенностей пунктуации того времени несколько непривычные современному взгляду, например: Р. С. и С. Д., Р. К. и С. Д. А с мая 1917 года стала выходить газета «Борьба» – предшественница «Волгоградской правды». Вот здесь уже были совсем другие настроения, заголовки, призывы.

– Каким был уровень грамотности, просвещенности в Царицыне накануне 1917 года?

– Интересный вопрос, думаю, что ответом про внимание к проблемам учительства уже многое объяснено. Про общий уровень культуры, про огромное стремление к свету знаний свидетельствует уже то, что 1917 год начался с большого концерта. 2 января в царицынском Общественном собрании выступал профессор саратовской консерватории Розенберг с этюдами Шопена, произведениями Гайдна, Шумана, Листа, Мендельсона. Газеты писали, «что даже царицынская публика, привыкшая в общественных местах распоясываться,.. в первом же отделении присмирела, захваченная громадной силой художественного исполнения». А 4 сентября 1917 года музыкальные классы были преобразованы в училище – сегодня это наша «Серебряковка».

– Среди газетных авторов «золотые перья» были – как вам показалось?

– Чрезвычайно колоритный автор царицынских стихотворных фельетонов предреволюционной поры – Петр Лямин. Его перу были подвластны самые острые политические темы.

Врач и эрудит

– А было то, что вас особенно зацепило в газетах тех лет – может, какое-то яркое событие, поступок или чья-то судьба?

– Очень интересно представлена на страницах газет общественная активность Николая Розанова. Врач, член общества врачей Царицына, в период событий 1905-1907 гг. издавал газету, участвовал в митингах, был арестован царским правительством. Представлял интересы нашего города в Государственной думе III созыва. Его ораторское мастерство, умение воздействовать на аудиторию в сочетании с профессиональной эрудицией давали поразительный результат – многие предложения Розанова помогли улучшить санитарно-эпидемиологическую обстановку в городе, например, оптимально разместить и больных сыпным тифом, и до 500 солдат, раненных на фронтах Первой мировой, прибывших в Царицын осенью 1917 года. Кстати, когда в 1919 году Кавказская армия войдет в Царицын, именно этот человек станет городским головой. Последним в истории…

Замерзший водопровод в свободной стране

– А что, судя по газетным статьям, волновало обычных людей?

– Рост цен на продукты питания, антисанитарное состояние лавок и пекарен, увеличение количества инфекционных заболеваний, замерзший в феврале 1917 года водопровод… А еще были дебаты по поводу строительства в городе Народного университета. У этой хорошей идеи были и сторонники, и противники. Все, как сегодня.

– Какую бы фразу из публикаций вековой давности вы бы сделали эпиграфом к той эпохе?

– Какую-то одну выбрать, наверное, сложно. Но доминирующей практически до конца 1917 года была мысль о созыве «Всенародного всепартийного Учредительного собрания – истинного, настоящего и единственного выразителя всей воли всего русского народа… Никакая партия, никакой отдельный класс не имеют права на командное положение в свободной стране!» Этот призыв газеты повторяли неоднократно.

Добавить комментарий