Об Одри Хепберн, новом альбоме и отношениях с фанатками: 17 вопросов группе «Электрофорез»

Об Одри Хепберн, новом альбоме и отношениях с фанатками: 17 вопросов группе «Электрофорез»
Главная группа петербургского андерграунда, синти-поп дуэт «Электрофорез» заехал в Волгоград в рамках большого осеннего тура. Ребята сыграли в местном баре сет из хитов и новых синглов. Но перед началом концерта Иван Курочкин и Виталий Талызин ответили на наши вопросы.

Сколько городов у вас в туре?

Иван: У нас много городов в этом полугодии. Около сорока пяти. Сейчас идет русская часть, а дальше будет Чехия, Прибалтика, Беларусь.
Как передвигаетесь в таких поездках?

Иван: Передвигаемся в основном на поездах. Иногда на электричках, иногда на дизелях, иногда на автобусах. Классика в общем. Мы не микроавтобусная группа. Ну, из Владивостока, естественно, летим самолетом.

Кто приходит на концерты за рубежом?

Иван: Ну, смотря где. Наверное русские, которые там живут. Странно было бы спрашивать у зрителей, кто пришел. Русская группа сама по себе вызывает интерес.

Вы знакомы еще со школы. До создания «Электрофореза» занимались музыкой?

Иван: Естественно. Группа появилась у нас давно, класса с 11-го. Ну, попытки только. До этого тоже была деятельность связанная с музыкой, музыкальная школа там.

В ваших песнях много любопытных исторических отсылок. Кто вы по образованию?

Виталий: Экономическое образование.

Иван: Это общая эрудиция.

Песня «Икея» была одним из ваших первых демо. Но записали вы ее для альбома только в прошлом году. Почему так?

Иван: Что с ней не так? (Смеется) Она прикольная. Мы плохо ее записали в самом начале. А потом решили сделать отсылку к раннему творчеству в честь пятилетия группы.

Виталий: Ну и просто лежит песня. Хорошая. Мы играли ее давно, года до 2016 точно.

Иван: Да, так что можно сказать, она премьерная.

Вы существуете с 2012 года. Вы все еще на азарте, или музыка становится рутиной?

Виталий: Что такое семь лет в масштабах вселенной… Мы совсем недавно существуем.

Иван: Этот вопрос нужно задавать слушателям. Слушатель лучше чувствует такие вещи. Всем, в принципе, все равно, что чувствует музыкант. Это всегда за кадром, а остается только тот образ, который проецируется. Это норма. Кому-то нужно быть в депрессии, чтобы вдохновляться, а кому-то в приподнятом настроении. Но это не влияет на образ. Иногда группы в очень хорошей форме распадаются, а порою команды, которые уже ничего нового показать не могут просто существуют.

Вы ездите в тур вдвоем. Почему у вас не команды?

Виталий: Это по нам заметно, что у нас нет команды?

Иван: Можно, конечно, иметь менеджеров, звукачей, фотографов, но когда едешь на сорок городов, это просто финансово нецелесообразно. Например, если платить одному человеку из команды по четыре-пять тысяч, примерно за пятьдесят дней тура, то это получится, что только на фотографа уходит больше двухсот тысяч. Фото это очень важно, но нас, например, в каждом городе снимают местные фотографы, у каждого свой взгляд и это интересно.

Какую музыку сами слушаете?

Иван: Сегодня, вообще, не характерно отвечать на то, кто что слушает. Несколько лет назад ответ на него мог что-то определять. А сейчас любой гопник может слушать Дэвида Боуи и это норма.

Назовите самых интересных музыкантов современной российской сцены.

Иван: «Ритуальные услуги». Они интересные. Это по-хорошему попсовый коллектив, который имеет все шансы на то, чтобы у них все получилось. Хочется верить, что у них все получится.

Виталий: Я назову группу «Деревянные киты».

Почему сейчас вы выпускаете синглы а не альбом?

Иван: Ленивые просто. У нас идет гонка с самими собой из-за туров.

Виталий: Не хотелось бы в этот раз именно успевать выпустить альбом. Хочется, чтобы он созрел и нам было что сказать, а не собрать сборник песен ради тура.

Иван: Мы хотели выпустить что-то такое в сентябре, но не успели.

Что за фильм играет вступлением в песне «После фильма»?

Иван: «Римские каникулы» (Смеется). Там играет Одри Хепбёрн. Это одна из ее лучших ролей. В «Завтраке у Тиффани» и эта.
Виталий: Это достаточно старый фильм, классика мирового кинематографа.

У вас происходят разногласия друг с другом?

Иван: Да нет.

Если бы они были, мы бы не играли вместе. Это как встречаться с девушкой, которая тебе не нравится. Зачем это?

Виталий: Мы просто достаточно занудные люди и нам прикольно вместе позанудствовать.

Чем вы занимаетесь помимо музыки?

Иван: Если ты о работе, то, к счастью, ее нет. Но, как и у любого нормального человека, есть увлечения. Я люблю смотреть кино. В Питере есть два-три кинотеатра, где можно посмотреть что-то интересное.

Виталий: Я люблю на лодке кататься. С веслами и на моторной.

Иван: А кто не любит кататься на моторной лодке? Все любят. Я еще на лонгборде катаюсь. Катаюсь на доске, в общем.

Кто приходит к вам на концерты?

Иван: Раньше было понятно, кто в основном ходит, а теперь вообще, не понятно. Года два назад это была публика по 16-18 лет. А сейчас и взрослых людей можно встретить.

Спите ли вы с фанатками?

Иван: Наверное, нет. Я бы никогда не смог встречаться с фанаткой.

Виталий: Да и, вообще, это как-то странно.

Иван: Заниматься сексом? Ну да, странно.

Виталий: Мне кажется, в 2019 году это может быть реально опасно.

Иван: Ну, не знаю. Нужно просто проверять паспорта. Но это все равно не наша история, не для нашей музыки. Я и не вспомню, чтобы я даже целовался с человеком, с которым у нас не было отношений.

Как вам Волгоград?

Иван: Мы обычно в городах видим только вокзалы и машины, пока едем до зала. Но, вообще, у вас классные трамваи чешские, старые.

Виталий: Мы уже не первый раз в городе. Были на Мамаевом кургане как-то. Впечатлило.

нет

Добавить комментарий

Поделиться в соцсетях