Одной ногой на кладбище

Жуткую находку хозяину притащил в зубах его четвероногий друг, которого мужчина выгуливал недалеко от местного кладбища. Мужчина тотчас ринулся в полицию. Была организована проверка.

Выяснился чудовищный факт: эту конечность в январе этого года ампутировали в хирургическом отделении местной узловой больницы, которая находится в ведомстве железной дороги – НУЗ «Узловая больница на станции Петров Вал ОАО «РЖД».

Как выяснили стражи порядка, ногу цинично всучили жене пациента в хирургическом отделении сразу после операции с требованием кремировать или захоронить на кладбище самостоятельно.

Женщина, упаковав леденящий душу «груз» в картонную коробку, отправилась на кладбище. Может, для медиков ампутированная часть тела больного – неизбежная обыденность, но родственнику распорядиться «этим» трудно не только морально, но и с точки зрения соблюдения всех гигиенических норм.

Так как земля была замерзшей и подзахоронить без привлечения погребальной службы мужнину конечность женщина не смогла, взялась ее кремировать.

Как значится в ее объяснениях полиции, «чтобы сжечь ногу, натаскала картонных коробок, разожгла костер». Когда костер прогорел, решила: предписание больницы выполнила. С тем и ушла домой. То, что случилась дальше, уже известно.

Как водится, все «стрелы» обвинений сразу же полетели в хирурга, который ампутировал конечность: зачем отдал ее жене пациента?

Николая Баринбойма петроввальцы считают доктором от бога. Спас сотни жизней. У операционного стола в этой провинциальный больничке – более 35 лет. Не раз показывал высший пилотаж в хирургии. Например, виртуозно провел две операции на открытом сердце. Баринбойм живет в двухстах метрах от хирургии. И при необходимости безотказно помогает землякам в любое время суток, откликаясь на зов беды.

Пообщаться с хирургом лично не довелось: сотовый выключен. Если верить полученной информации, доктор спешно ушел в отпуск. А вот его пояснения полиции: «Своего крематория у больницы нет. Договор на вывоз и утилизацию патолого-анатомических отходов больницей заключен, но он не выполняется…».

Получается: завершив операцию, ампутированную у пациента конечность доктор Баринбойм должен был… прихватить с собой домой – кремировать или захоронить собственноручно?

Обратимся к СанПину. Здесь значится: «Патолого-анатомические и органические отходы класса «Б» подлежат кремации либо захоронению на кладбищах в специальных могилах». Договор на вывоз и утилизацию отходов группы «Б» главный врач узловой больницы Владимир Хоменко действительно заключил. Исполнитель – МБУ «Благоустройство и озеленение» Камышинского района. Тогда почему ампутированную у пациента доктору Баринбойму пришлось отдать для утилизации супруге больного?

– Да, договор с больницей на вывоз отходов группы «Б» есть, – подтвердил директор «Благоустройства» Вячеслав Цаплин. – Но анатомические отходы мы не вывозим и не утилизируем!

– Дело в том, что наше предприятие брало лицензию на утилизацию отходов еще в 2008 году, – поясняет он. – Тогда в группу «Б» анатомические отходы не входили. Потому нам в лицензию их вывоз и утилизацию не вписали. Лишь с 2010 года получатели лицензии на утилизацию отходов группы «Б» имеют право на вывоз анатомических частей.

Значит, анатомические отходы узловой больницы предприятие не вывозило все шесть последних лет? – уточняю у Цаплина.

– Нет, не вывозило.

– Так куда ж их тогда девала больница? Как обходилась?

– Это вы у главного врача больницы и спросите…

– Ну а вы как думаете, как поступали с анатомическими отходами?

– Думаю, тихо и мирно выбрасывали. В том числе, не исключено, тайком совали в те мешки, которые мы вывозили и утилизировали.

В принципе Вячеславу Цаплину, имея на руках договор с больницей, чтобы не ставить лечебное учреждение в столь затруднительное положение, достаточно было договориться об утилизации анатомических отходов с любой фирмой, имеющей на это лицензию. А уж главный врач узловой больницы давно был обязан или добиться исполнения договора от "Благоустройства", или перезаключить договор с другой фирмой. Но, как водится, пока гром не грянул…

Кстати, после того, как достоянием широкой гласности стала эта дикая история, Владимир Хоменко тут же вопрос с утилизацией анатомических отходов больницы решил: заключил договор с камышинским похоронным предприятием «Набат».

– По материалам проверки Камышинская городская прокуратура возбудила два дела об административном правонарушении, – констатировал в беседе с «Волгоградкой» заместитель камышинского прокурора Александр Ларин. – В отношении больницы и в отношении главного врача Хоменко.

Поделиться в соцсетях