Огоньки печального бизнеса

Огоньки печального бизнеса
На днях в Волгограде сгорели три катафалка, принадлежащих ЗАО «Ритуальное предприятие «Память». Казалось, случай для нашего неспокойного времени вполне заурядный. Однако корреспонденту «ВП» удалось выяснить, что имущество похоронных организаций за последние годы в Волгограде и области горело не один раз. А это уже наводит на мысль о том, что в волгоградском похоронном бизнесе не все так спокойно.

Кому война…

Как сообщила пресс-служба ГУ МВД России по Волгоградской области, 11 ноября, примерно в 4 часа утра, на территории ЗАО «РП «Память» произошло возгорание трех автомашин-катафалков Volkswagen «Crafter». По данному факту проводится проверка. Причины возгорания устанавливаются.

Какие-либо версии полиция пока не озвучивает. «Сначала нужно дождаться заключения органа дознания Госпожнадзора: было ли это самовозгорание или поджог. Если последнее подтвердится, будет приниматься решение о возбуждении уголовного дела", – сообщил заместитель начальника ОИ и ОС ГУ МВД по Волгоградской области Антон Корнаухов.

Однако в самом ритуальном предприятии не исключают версию умышленного поджога.

Как рассказала «ВП» директор «Памяти» Людмила Яскевич, сожженные автомобили восстановлению не подлежат. Общий ущерб специалисты предприятия оценивают в 7,5 миллиона рублей.

– В деталях происшествия еще предстоит разобраться следственным органам, – сказала Людмила Яскевич. – Но, по нашему мнению, есть все основания предполагать, что источник огня был занесен к автомобилям кем-то умышленно.

Но что настораживает во всей этой истории: ровно месяц назад аналогичный случай произошел в Волжском. Там тоже сгорели три катафалка: «Пежо-Боксер», «ГАЗель» и «Соболь». Все они принадлежали местной ритуальной службе «Вечность». В МЧС не исключили, что причиной пожара мог стать поджог.

Могло ли это быть совпадением? Вопрос остается открытым. Сама же «Вечность» базируется в жилых массивах Волжского, и очевидцы могли лицезреть пожар прямо из окон своих домов. Многие делились своими впечатлениями на форуме сайта www. volzki. ru.

Очевидец: «Было жутко! Полыхало очень и воняло! Хорошо, что никто не пострадал. Взрывалось что-то даже тогда, когда пожарные тушили... Пожар был под окнами дома...»

Просто горожанка: «Передел сферы услуг продолжается, вот так некоторые и зарабатывают миллионы: «чисто умом, смекалкой и предпринимательской жилкой...»

13: «Конкурентные войны за мертвые души, кладбищенская мафия лютует…»

Впрочем, все это лишь предположения посетителей форума. А вот индивидуальный предприниматель Игорь Сорока, чей похоронный бизнес более известен по прежнему названию «Благое дело», вряд ли сомневается в том, что его подобными методами пытались запугать конкуренты.

Он рассказал о том, что еще в 1997 году неизвестные напали на него с молотками и разбили голову. Затем у него сожгли катафалк марки «КАВЗ», а годом спустя загорелся еще один автомобиль. Правда, пожар вовремя заметили, и огонь удалось потушить.

В июне 2010 года сгорели «ГАЗель» и вагончик у индивидуального предпринимателя Игоря Богинского. Как нетрудно догадаться, его бизнес тоже связан с похоронным делом…

На долгие годы

Вполне вероятно, что это лишь небольшая часть связанных с похоронным бизнесом происшествий. Такой оборот дела может указывать на то, что кладбищенские войны по-волгоградски все-таки существуют. Кто за ними стоит и какие цели преследует – должны разбираться компетентные органы. Но то что в организации похоронного дела нужно что-то менять, начали понимать и федеральные контролирующие органы, и сами участники рынка ритуальных услуг.

Недавно Союз похоронных организаций и крематориев России (СПОК) направил письмо Президенту РФ Владимиру Путину, в котором просит навести порядок на похоронном рынке. Главное требование похоронщиков – «создать орган государственной власти, который определит политику развития отрасли, обеспечит выполнение социальных гарантий по погребению, выработает единые правила, нормы и стандарты для участников рынка».

С другой стороны, Федеральная антимонопольная служба выступала с предложениями внести поправки в закон «О погребении и похоронном деле». Их смысл сводится к тому, что весь корень зла кроется в прежней редакции закона. В ней предписывалось, что погребением должна заниматься специализированная похоронная служба. Такой подход привел к чрезмерной монополизации похоронного бизнеса. И вот теперь, по мнению антимонопольщиков, настала пора ликвидировать любые предпосылки монополизации. Для этого было предложено отдать государству базовый набор похоронных услуг, а всем остальным должны заняться частники или общественные организации. Вплоть до создания частных кладбищ.

Как прокомментировал «ВП» руководитель службы правового обеспечения «РП «Память» Сергей Федоровых, создание частных кладбищ в его компании считают вполне допустимым. Однако для этого необходимо выработать критерии и порядок их создания, а также форму и условия их эксплуатации.

А еще в Волгограде давно назрела проблема нехватки мест для новых захоронений, и ее тоже необходимо решать в срочном порядке.

– Создание новых муниципальных кладбищ в городской черте Волгограда сегодня практически невозможно, прежде всего, из-за необходимости соблюдения экологических норм. С другой стороны, строительство кладбищ за городом обременительно для городского бюджета и создаст неудобства для граждан как при организации похорон, так и при уходе за местом захоронения. В ближайшей перспективе для областного центра более приемлемым должно стать погребение путем кремации с последующим захоронением урны с прахом. Но для этого в крупных городах нужно строить крематории и стены скорби для хранения урн с прахом на кладбищах, – подчеркнул Сергей Федоровых.

По мнению же индивидуального предпринимателя Игоря Сороки, в Волгограде необходимо давно демонополизировать похоронный бизнес. "Ликвидация похоронной монополии по ряду позиций позволит снизить цены на ритуальные услуги в разы", – утверждает он.

В сельском поселении Орловка Городищенского района, к примеру, управление кладбищем отдано в ведение местного предприятия ЖКХ.

– Такая форма организации похоронных услуг ни у кого не вызывает нареканий, – отмечает глава поселения Федор Грачев. – Мы сами можем устанавливать цены, которые устраивают население, а само захоронение для местных жителей проводится на безвозмездной основе.

Впрочем, решение кладбищенской проблемы может растянуться еще на долгие годы. Поскольку, как утверждают аналитики ритуального рынка, предложенные законодательные поправки далеки от совершенства и требуют серьезных доработок.

Поделиться в соцсетях