Он прошел с «катюшей» через пол-Европы

  • Он прошел с «катюшей» через пол-Европы
  • Он прошел с «катюшей» через пол-Европы
Николая Сергеевича Бакумова призвали в Красную Армию в 1940-м.

Великая Отечественная началась для него под Ленинградом. А Победу он встретил в Берлине, почти всю войну провоевав в батарее реактивной артиллерии.

16-летний директор

Одной из самых бедных даже не в России – в мире была семья Бакумовых в своем родном селе Росинка, что в Дубовском районе. Во всяком случае, выросший в ней ветеран Великой Оте­чественной войны Николай Сергеевич Бакумов и сегодня в этом убежден: «У нас никогда ничего не было – не то что коровы, но даже ни единой курицы. На что мы жили, и сейчас не знаю».

Но, так или иначе, выпускник Дубовского педучилища, 16?летний Николай Бакумов уже работал… директором школы, хоть к тому времени еще ни разу и не брился.

– В педучилище, – рассказывает Николай Сергеевич, – я был отличником. Вот меня как отличника сразу же после выпуска и направили в Солодчинский район, в хутор Трудовка. И там я работал директором школы. Точнее – «заведующим школой», так нас в то время называли.

21 дом – вот и весь хутор. Все эти домики были саманные, в одном из них и поселили Николая. А у него не было даже матраса – все личное имущество нового директора составляло небольшое одеялко, с которым он и приехал сюда из Дубовки.

Школу в Трудовке Николаю Бакумову создавать пришлось практически с нуля. Учитель в ней, кроме директора, всего один работал. Из учеников самой старшей девочке, дочери председателя сельсовета, было двенадцать с половиной лет, она в школе считалась завучем…

Отработал Николай Бакумов в Трудовке недолго. Однажды почтальонша, вся в слезах, принесла директору школы телеграмму из Дубовки: «Явиться немедленно в райвоенкомат для отправки в воинскую часть».

Показал Николай телеграмму председателю сельсовета. Тот заложил тройку своих знаменитых в районе лошадок, и Бакумов помчался на них до Дубовки.

По наставлению маршала Тимошенко

В военкомате Николая сразу же остригли под машинку – и готов солдат!

Так Николай Сергеевич Бакумов был призван в армию в 1940 году, хоть к тому времени ему не было еще и 17.

Дальше его ждала дорога на вокзал и в город, который жители Дубовки по старинке в основном еще называли Царицыном.

– В поезде все мы, призывники, еще были одеты в гражданское, – вспоминает Николай Сергеевич. – Повезли нас в Ростов, затем – в Вологду, где меня зачислили в учебную роту 468?го стрелкового полка 111-й стрелковой дивизии. Вместе с ней по Северной Двине направились в Архангельск, где я попал в артиллерийский дивизион. В нем и осваивал я в последний предвоенный год воинскую науку. Наркомом обороны был тогда маршал Семен Тимошенко. Учебная работа в воинских частях шла по его наставлению: «Делай так, как делается на войне, и только так, как нужно на вой­не». Хотя ничего у нас не было, кроме винтовок с деревянными штыками. Стрелять мне довелось до вой­ны всего однажды. В мишень попал, но только в «молоко». Командир сказал мне: «Плохо. На войне требуется попадать именно туда, куда нужно».

А вскоре в самом деле грянула война. Бакумова направили под Ленинград, где к тому времени создалась критическая ситуация.

– Город, – рассказывает Николай Бакумов, – выбивался фашистами квартал за кварталом: сегодня есть улица, завтра, глядишь, ее уже нет. Тот Петербург, который знаем мы сейчас, практически ничего общего не имеет с тем, погибшим, Ленинградом…

Южнее Ленинграда, на берегах реки Волхов, был Николай Сергеевич серьезно ранен. Точнее, сочли его уже убитым, но медсестра почувствовала у солдата сердцебиение.

Отправили его лечиться в Рыбинск, в госпиталь.

Прожигала землю до магмы

Как-то перед рассветом в палату к Бакумову зашел особист в новенькой форме. Стал проверять данные биографии Николая Сергеевича, которые, как оказалось, были известны ему досконально. Затем сказал: «Мы забираем вас в подразделения «катюш».

И вскоре Николай Бакумов стал уже командиром первой батареи дивизиона реактивной артиллерии.

– Прежде чем из «катюши» стрелять, – говорит Николай Сергеевич, – надо было соприкоснуться хоть немного с ней, почувствовать ее. Шутка ли – двухметровый снаряд весом 96 кг! Причем состав его «начинки» был для нас абсолютно секретным, что в них подмешивалось, я и до сих пор не знаю. Видел только, что после залпа из «катюш» земля в том месте, куда был нанесен удар, какое-то время еще содрогалась, как бы билась немного. Я тогда подумал – быть может, это потому, что снаряды, пущенные из «катюш», прожигали землю аж до магмы…

Тысяча залпов по врагу

Вот так он и воевал на протяжении почти четырех лет войны. Командовал первой батареей по приказу Сталина, пол-Европы прошел вместе с ней, а точнее, прополз по-пластунски.

Свыше 1000 залпов по врагу дала за это время его батарея – как индивидуальных, так и массовых. Сколько фашистов было уничтожено при этом, он не знает. Но помнит точно: "катюш" фашисты очень боялись.

- В Сталинграде я не воевал, но все мы следили за этим сражением, - рассказывает Бакумов. - Вести о каждом успехе наших войск мы, «катюшечники», отмечали по?своему – давали залпы по врагу. И каждый такой залп приносил ему потери!

Говорит: о наградах тогда не думали. Но те, что были, все бойцы и командиры реактивной артиллерии заслужили честно. Завершилась война для Николая Бакумова штурмом Берлина.

– Четыре с половиной месяца пробивались мы к этому городу, – вспоминает Николай Сергеевич. – Долго не удавалось преодолеть Зееловские высоты. Потери были там у нас огромные, одних только танков потеряли не менее тысячи…

В апреле 46-го он уволился в запас, и всю оставшуюся трудовую жизнь посвятил одной из самых мирных на свете профессий – работал педагогом. Три четверти века отдал детям, был директором нескольких волгоградских школ.

– Воинское звание у меня сейчас – гвардии майор в отставке, – говорит ветеран. – Но майором я стал уже после войны, а всю ее прошел старшим лейтенантом…

Фото автор, www.militarists.ru

Поделиться в соцсетях