«Он самого Маяковского на место поставить сумел!»

В 100-летие со дня рождения всемирно известного скульптора Александра Павловича Кибальникова на его малой родине в селе Орехово Даниловского района вспоминали его родные и близкие.

Самородок

«Волгоградка» уже рассказывала: 22 августа в школе станицы Березовская Даниловского района состоялись торжества, посвященные 100-летию со дня рождения всемирно известного скульптора, нашего земляка, Александра Павловича Кибальникова.

По завершению торжеств родственники и часть гостей праздника отправились в Орехово, где родился скульптор. Здесь ныне здравствует его 83-летний родной брат – Виктор Кибальников. Жива, оказывается, где-то в Воронежской области и 98-летняя сестра скульптора.

Экскурсию по Орехово начинаем с дома, где появился на свет мэтр. Вековое строение неплохо сохранилось. Дом на крутом пригорке на берегу Медведицы, которая плещется прямо за усадьбой. Вышел за порог – и взор упирается в такой пейзаж, что дух захватывает. Сказка наяву.

Может, от всех этих российских чудо-красот в мальчике и проснулся художник? И старший сын здешнего сапожника Павла Кибальникова наотрез отказался продолжать родовой промысел и подался тайком учиться на художника?

– Ну, погоди, стервец! – закричал, по рассказу брата скульптора, отец, когда не нашел сына дома. – Сбежал-таки!

Разгневанный родитель догнал на коне беглеца. Высек. А спустя несколько месяцев сам махнул на него рукой и «отпустил отрока с миром». Не быть-де ему добрым сапожником. Да, и уж очень крут у парня характер – такого не сломаешь. Все равно сбежит. Или совсем затоскует в селе…

Откуда у Сашки тяга к искусству? Не простым сапожником был отец. Сшитые им черевички – всем на загляденье. Брат отца Никита знатно мастерил игрушки из глины. Угольком Сашка с детства изрисовывал все, что можно было разрисовать. Первые два карандаша подарил будущей «звезде» проходивший в местной школе практику студент из училища искусств, который настоятельно и порекомендовал парню посвятить себя искусству живописи.

Сдав в училище первый экзамен по рисунку, «парень с характером», не в силах дождаться утра, ночью пробрался в кабинет, чтобы посмотреть, какую ему комиссия поставила оценку.

– Увидел на холсте единицу с плюсом – и обомлел, – делится Виктор Павлович. – Хорошо, что Бог сподобил утром зайти-таки в приемную комиссию. «Единицей» с плюсом, оказывается, была отмечена самая лучшая работа. И Сашка был сразу же зачислен в училище.

Однако лишь родные знают эту тайну великого мастера: никакого диплома об образовании у него не было. Он оставил училище на последнем курсе.

– Так что главным его учителем была земля наша, – подытоживает Виктор Павлович. – Самородок он, наш Сашка… Как есть самородок!

Правнук «Сидорка» и турчанки

Род скульптора – из казаков-переселенцев из Украины – «хохлы», как их именуют здешние исконные казаки. А вот во внешности именно Александра Павловича, как рассказали его родственники, проявились еще и турецкие корни. В Орехово старики, оказывается, до сих пор именуют род Кибальниковых «Сидорками». Прадед художника Сидор прославился на всю округу тем, что с русско-турецкой войны воротился с плененной красавицей-турчанкой.

– Маленькая она была, но красоты необыкновенной: коса роскошная в пояс, глаза – как вишни, но очень грустные, – рассказывает Валентина Александровна. – Пленница ведь. Хотя и любила мужа, в любви и почитании жила, сыновей знатных нарожала, но умерла рано.

– Однажды, когда Сашка ехал в отпуск к нам в Орехово на своей машине, его милиция приняла за цыгана беглого, – берет слово брат скульптора. – В наших краях прятался цыганский барон, совершивший грабеж. У Сашки бородища черная в пояс, копна черных волос, рубаха вышитая навыпуск, шаровары хохлячьи да еще и топор в руках – ветки рубил, чтобы машина из грязи выбралась. Его и повязали не на шутку.

Вылитый Чернышевский

Оказывается, натурщиками для многих творений Александра Павловича были его родственники.

– Володька, – а ну-ка встань вот так! – скомандовал племяннику мастер. – Руки пораздольней, пораздольней давай! Ты же – Есенин!

Оказывается, известную скульптуру Сергея Есенина, которая находится в Рязани, скульптор ваял со своего племянника Владимира Кибальникова, который в это время жил у дяди. Сегодня он живет в городке Петров Вал.

Характер у мэтра был строгий – не всякий натурщик мог вынести. А уж над сородичами Александр Павлович, по рассказам, мог, если требовала его творческая натура, «поизмываться» досыта. Принцип «искусство требует жертв!» семья познала на себе в полной степени.

– Руки уставали до дрожи, ноги становились свинцовыми, но пошевелиться – нельзя! – делится Владимир Викторович. – Стоял часами. Короткий отдых – и снова на постамент.

– Ты хотя бы в рубахе, растопырив руки, стоял, а я и вовсе голяком, – рассказывает свою историю Виктор Павлович. Оказывается, это он позировал брату, когда тот ваял скульптуру Чернышевского. Кстати, приглядевшись, можно увидеть: а ведь Чернышевский – вылитый Виктор Павлович.

– А голым-то зачем надо было стоять? – интересуюсь.

– Для Саши был важен каждый изгиб тела, каждая поза, движения головы, рук, – делится мой собеседник. – Лишь после создания анатомической фигуры образа уже следовало «одевание» натурщика. Меня спустя несколько недель позирования – во фрак.

– Для Саши было важным позой передать состояние души, настроение, характер, – кропотливо объясняет мой собеседник. – Потому и Чернышевский как живой стоит…

– А вам говорили когда-нибудь, что Чернышевский на постаменте очень похож внешне на вас?

– Говорили…

Самое примечательное: именно после создания памятника Чернышевскому Алексей Кибальников приобрел в стране широкую известность. И монумент, отлитый в бронзе, стоит сегодня не только в Саратове, но и включен в постоянную экспозицию Третьяковской галереи.

«Володя как живой…»

А вот несколько фактов из истории создания памятника Владимиру Маяковскому.

В конкурсе на изготовление памятника, оказывается, участвовали десятки именитых скульпторов страны. Конкурс проходил в четыре (!) тура и длился четыре года. В обсуждении работ участвовали те, кто близко знал поэта.

У кого-то из авторов Маяковский читал стихи, у кого-то протягивал «серпастый молоткастый» паспорт, у кого-то звал на баррикады. А Кибальников просто поставил Маяковского, словно застывшего в размашистом полушаге. Но движение рук, энергичный поворот головы передают волевой характер, напряжение воли и мощь поэта-трибуна.

А еще Маяковский очень органично вписался в то место, которое было определено для установки памятника. И монумент сразу же приобрел всемирную известность. Один из поэтов тут же написал: «Кибальников нрава такого – с ним спорить не каждый бы смел: он самого Маяковского на место поставить сумел…»

– Только семья знает, как непросто далась папе эта работа, особенно лицо «глашатая революции», – рассказывает Валентина Александровна, дочь скульптора. – «Не похож!» – заявляли приходившие в мастерскую друзья Маяковского. – Особенно губы, складки в углах рта. Папа расстраивался, переделывал. И помню, как однажды в мастерскую пришла Лиля Брик и сказала: «Господи, Володя как живой! Узнаю эти родные губы. Как они меня целовали…» И папа облегченно вздохнул…

Кстати, с дочери Александра Павловича «списан» образ женской головки под названием «Преображение». Она была и Зоей Космодемьянской, и партизанкой Таней, которую только что вынули из петли.

Спасти домик скульптора

Не первый год региональное отделение творческого Союза художников, возглавляемое заслуженным деятелем культуры РФ художником Василием Круцкевичем, хлопочет о том, чтобы выкупить дом, в котором родился великий скульптор.

– Хотим превратить его в Дом-музей, который бы еще и стал местом проведения пленэров художников всей России, – рассказывает Круцкевич.

– Судьба приобретения этого дома печальна, – продолжает Василий Дмитриевич. – Когда его за бесценок продавала прежняя хозяйка, мы обращались везде, включая Зураба Церетели. Но обещанных денег так и не дождались. Дом спешно приобрел новый хозяин. Хотя в этом доме он не проживает – дом пустует и ветшает, но продать Союзу по реальной цене не желает. Вот только средств таких никто нашему Союзу не дает. Глядишь, и до руин дело дойдет.

Поделиться в соцсетях